Жара в Архангельске

Глава 23

Автобус до Васьково мчался как ненормальный по раздолбанному асфальту периферийных дорог. Тряска была ужасная, и все четверо — Олива, Салтыков, Гладиатор и Флудман — аж подпрыгивали на своих задних сиденьях, рискуя в любой момент впечататься в потолок. Но обошлось, никто в потолок не впечатался, а просто мирно сошли в «ниибаццо гламурном» Васьково-Сити аккурат напротив супермаркета.  

Гладиатор, с которым Олива переписывалась пару раз в аське, ещё у МРВ, как только они подошли, уставился на неё во все глаза. Олива тоже, хоть и не так явно, рассматривала своего асечного знакомого, тем более, время до автобуса позволяло.  

Гладиатор занимался бодибилдингом вот уже несколько лет, о чём свидетельствовала его мощная, накачанная фигура. В нагрузку к этому он изучал немецкий и даже стажировался в Германии. К тому же, с этой фигурой в сочетании со светлыми коротко стриженными волосами, большими голубыми глазами, волевым подбородком и арийскими чертами лица, он и сам был похож на немца-эсэсовца.  

— Дай угадаю, какая твоя любимая музыка, — сказала ему Олива, — Раммштайн, верно?  

— Верно, — отвечал Гладиатор, — А песня?  

— Ду Хаст, естессно!  

— А еда?  

— Мясооо!  

Но тут подошёл автобус, и пришлось отставить разговоры. А там, рассевшись в самом заду и подпрыгивая на колдобинах, продолжать переговариваться через сидящего между ними Салтыкова было уже не совсем удобно.  

— Надо купить хавки для похода, — заявил Гладиатор безапелляционным тоном и, несмотря на то, что у них уже было с собой четыре пластиковых корыта с шашлыком, никто не посмел ему возразить.  

— А шашлык хорош должен быть, — изрёк Флудман, пока Гладиатор делал покупки в магазине, — Это хорошо ещё, я успел достать в «Полюсе». Панамыч нас с мясом тусанул, конечно...  

— Сука, Помоич он, а не Панамыч! — заржал Салтыков, — И мясо он наверняка из помойки бы достал...  

— Андрюха, иди помоги жрачку упаковать! — крикнул Глад из магазина.  

Когда ребята вошли и увидели, что, вернее, в каком количестве Глад накупил жранья, у всех просто глаза на лоб полезли. В несколько баулов с трудом умещались два пакета макарон, два мешка сахара, несколько пакетов с картошкой, несколько огромных банок с говяжьей тушёнкой, кетчуп, майонез, помидоры, огурцы, палка сырокопчёной колбасы, кусок большой сыру, пять буханок чёрного хлеба, два мешка солёного крекера, ещё пуд соли. Плюс палатка, спальники, чайник, шампуры, посуда, топор, пила и прочие походные причиндалы. Это с учётом того, что им ещё предстояло идти с этими баулами пёхом пятнадцать километров по лесной трассе...  

— Зачем в походе сахар? — изумилась Олива, помогая парням упаковывать всё в сумки.  

— Как зачем? Чай там пить, — сказал Гладиатор, выкатив по привычке свои большие, немного выпуклые глаза.  

— Да, но куда столько-то? А это зачем? — Олива взяла в руку банку тушёнки, — У нас же шашлык есть!  

— Я буду делать макароны по-флотски, — Гладиатор уже терял терпение.  

— Да кто их есть-то будет? Нам шашлыка вот так хватит, под завязку! Боже мой, и хлеб… Глад, ну ты чё, на Северный полюс, что ли, собрался? Мы не съедим столько за два дня!  

— Съедим, — отрезал Гладиатор и, давая понять, что разговор окончен, обратился к парням, — Ну вы чё встали-то? Укладывайте всё в сумки!  

С трудом упаковав тяжеленные сумки, ребята двинулись через лес строевым шагом. Впереди всех шёл, нагруженный огромным рюкзаком, Гладиатор. За ним шли Салтыков с Оливой. Замыкал шествие Флудман, сгибаясь под тяжестью набитой до отказа гладиаторовой жрачкой дорожной сумки.  

— Сука-Помоич наебал нас с мясом и не звонит даже, — съязвил Салтыков, — Как вернёмся из похода, я ему на форуме профиль поменяю — будет он у нас не Панамыч, а Помоич.  

— Зачем же так жестоко, — произнёс Флудман, — Может, человек убухался так, что не в состоянии куда-либо идти теперь.  

— А мне пох! — сказал Салтыков, — Хоть он там в мясо нажрался!  

— Помоича на-кус-ки! Однозначно! — добавил Гладиатор, — Однозначно накуски!  

Олива шла и молча слушала, о чём они говорят. «Оказывается, компании парней мало чем отличаются от компаний девчонок, – отметила она про себя, — Так же, как мои одноклассницы в школе сплетничали и перемывали кости какой-нибудь отсутствующей девчонке, так и эти парни сейчас идут и обсирают за глаза этого Помоича, главным образом потому, что его здесь нет...»  

— Помоич он и есть Помоич, — продолжал свою «умную» речь Салтыков, — Живёт в помойке. Питается отходами из помойки. Спит на мусорной куче...  

— И учится на специальности «утилизация отходов и стеклотары», — поддакнул Флудман.  

— Я и не знала, что у вас в АГТУ есть такая специальность, — съязвила Олива.  

Разговор их прервал звонок мобильника. Это Гладиатору звонил Хром Вайт — ещё один форумчанин Агтустуда. Он тоже намылился с ними в поход, но задержался на час.  

— Хром бежит бегом через всю трассу! Скоро будет, — объявил Гладиатор.  

— Ну чё, делаем привал? — сказал выдохшийся от ходьбы Салтыков. — Я ноги себе натёр, шопиздец!

— Ты задрал уже скулить, — оборвала его Олива, которая явно была не в духе.  

На привал остановились у железной дороги. Олива открыла сумку Салтыкова, чтобы достать хлеба и колбасы для перекуса — и ахнула. Этот остолоп впопыхах положил вниз сахар и овощи, а сверху буханки хлеба и тяжеленные банки с тушёнкой. Немудрено, что пакеты с сахаром все к чертям собачьим разорвались, и весь сахар вперемежку с кетчупом вылился на дно сумки, задев его куртку, которая лежала там же.  

— Ну не идиот ли?! — Олива ногой пихнула сумку к Салтыкову, — Ты посмотри, чё ты наделал! Кто ж это теперь жрать-то будет?!  

Салтыков, насупившись, склонился над раскрытой сумкой.  

— Семейные разборки, — понимающе бросил Флудман и многозначительно переглянулся с Гладиатором.



Оливия Стилл

Отредактировано: 30.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться