Жара в Архангельске

Глава 3

— Гладиатор такой клёвый! Мы опять с ним болтали по аське, — трещала Настя на следующий день, сидя у Оливы дома, — Он мне таких приятностей наговорил, что я прям летаю! Чувствую к нему что-то необыкновенное!  

— А как же Майкл? — озадаченно спросила Олива.  

— А что Майкл? Я ему ничего не обещала.  

— Но он же любит тебя...  

В глазах Насти вспыхнули злые огоньки.  

— Да он зануда! С ним поговорить не о чем! А Славик… Он мой король!  

— Не, ну а чё с Майклом-то теперь делать? — Олива была ошарашена.  

— Чё ты заладила: Майкл да Майкл! Чё делать — возьму и обскажу ему всё как на духу! Сегодня же!  

— Не вздумай! — Олива вскочила с табуретки, — Ты как ему скажешь-то? Его же это убьёт! Лучше он пусть совсем ничего не знает.  

— Да? И будет продолжать ещё на что-то надеяться во взаимоотношениях со мной?  

— А почему бы и нет? Тебе что! По-моему, жестоко отнимать у человека надежду...  

— Ему пора повзрослеть.  

Вечером, проводив Настю, Олива тут же принялась строчить смску Салтыкову:  

— Прикинь, Волкова-то с Гладиатором снюхалась! Что же теперь делать с Майклом?  

— Ну, пипец, Санта-Барбара! — отреагировал Салтыков, — Москаля, конечно, жалко. Он ведь в таких делах подобен древесине.  

— Прекрати ёрничать! — взорвалась Олива, — Майкл ни в чём не виноват! Волкова совершенно не думает о нём — она легкомысленна до невозможности, могла бы, по крайней мере, не флиртовать с ним, если не любит его...  

— Ну и Майкл тоже хорош, — парировал Салтыков, — Наивен как лох! Кто же знал, что он всё так за чистую монету воспримет...  

— А ты, я смотрю, такой же циник, как и Волкова, — заметила Олива, — Может, мне тоже не стоило бы принимать за чистую монету твои слова? А то что-то ты её подозрительно защищаешь — может, и ты так мог бы поступить со мной?  

— Мелкий, ну что ты опять гиперболизируешь?! Мне твои подозрения просто оскорбительны! — взорвался Салтыков, — Как ты можешь так сомневаться в моей любви к тебе?!  

— Ладно, довольно об этом, — Олива свернула разговор.  

«Бедный Майкл, если Волкова бухнет ему всё как на духу, он этого не вынесет, — думала Олива, уже лёжа в постели, — Но и оставлять его в неведении, по-моему, нечестно… Надо сказать ему самой… Но как?»  

Она встала в постели и направилась к компьютеру. Майкл был онлайн.  

— Майкл, у меня к тебе разговор, — начала Олива без обиняков.  

— Какой разговор? — спросил Майкл.  

— Я вот что… — Олива запнулась, — Короче, это… Дело в том, что Хром Вайт познакомил Волкову с Гладиатором и… в общем, сбрендила она немного, ну ты понимаешь… Вот. И я не хотела тебе говорить, может, само всё обомнётся, но нет, тут видно уж не смолчать, иначе она сама скажет...  

Майкл остолбенел. До него не сразу дошёл смысл её слов.  

— Ну что ж… — выдавил он, наконец, — Спасибо, что сказала, я все-таки, так же как и ты люблю, когда пхавду говохят.  

— Ты вот что, — сказала Олива, — Ты приезжай в Москву, так ведь в сети ничего не решить. Но могу сказать одно — если не приедешь, Волкову можешь потерять. Гладиатор ещё фиг знает, приедет или нет, но тебе надо его обойти, как бы сам понимаешь, что это за соперник...  

— Мне почему-то так кажется, что для Насти я и Гладиатор абсолютно хазные люди, и ей даже тхудно меня с ним схавнивать, но опять же я это только пхедполагаю… — подумав, ответил Майкл, — Пхосто видишь, я думаю, что надо уважать всё-таки мнение дхугого человека, и в данном случае Волковой насчёт всего этого...  

— Ты хочешь уступить её Гладу без борьбы?! — возопила Олива.  

— Нет, я думаю, что как я могу повлиять, я повлияю, конечно… Пхосто действительно стахаюсь обдуманно вести себя, как говохят без поспешных действий...  

— В общем, я думаю, тебе надо будет проявить твёрдость характера. Волкова же симпатизировала тебе, пока этот Глад не появился, — сказала Олива.  

— Ой ладно… Я-то тут уже думаю, шо стханно как-то, что с Волковой отношения идут гладко… И оказывается, что вот и непхиятности...  

Однако внешнее спокойствие Майкла во время разговора с Оливой вскоре сменилось страшным отчаянием. Он обещал Оливе ничего не говорить Насте про их разговор, но его угнетала ложь, и необходимость притворяться перед Настей, что он ничего не знает и что всё в порядке.  

Его молчания хватило ровно на неделю. Раз ночью, когда Олива уже засыпала, ей позвонила Настя и тут же обрушилась на неё:  

— Откуда Медвед знает про Гладиатора?!  

— А что он тебе сказал? — спросила Олива.  

— Да он вообще в последнее время был какой-то странный! А сейчас спросил напрямки, что у меня с Гладом. Так это ты сказала ему про Гладиатора?  

— Да, я ему сказала ещё в прошлую среду. Неужели ты думала, что я буду закрывать на это глаза? — вскипела Олива, — Я сочла нужным сказать ему всю правду!  

— Никто тебя не просил совать свой нос не в своё дело, — отрезала Настя.  

— Но я это сделала и для твоего блага тоже. Пойми, твоё увлечение Гладиатором, по меньшей мере, безрассудно! Я бы не стала верить ему так, как ты, и из-за него пренебрегать Майклом...  

— Ах, вот как? Заботливая ты наша! Может, ты сама хотела бы быть на моём месте сейчас, а? Чтобы все эти вещи Глад говорил тебе, а не мне? Всё нормально, — Настя саркастически усмехнулась, — И я ему верю.  

— Но ты не должна поступать так с Майклом! — воскликнула Олива, — Это подло!  

— Я ему ничего не обещала, во-первых. Во-вторых, сердцу не прикажешь, — парировала Настя, — А в-третьих, поскольку ты трепло, отныне я не буду больше посвящать тебя в мои приватные дела и мысли. Также у нас с тобой больше не будет общих знакомых, кроме Славика. Но если ты ещё раз посмеешь сунуться в наши с ним отношения — хорошего не жди! — и, не дожидаясь ответа Оливы, в трубке запищали короткие гудки.  

«Вот и всё… — устало подумала Олива, кладя трубку на рычаг, — У меня больше нет подруг...»  



Оливия Стилл

Отредактировано: 30.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться