Жара в Архангельске

Глава 4

Беда, как известно, сроду одна не ходит. Не успела Олива растерять всех до единой подруг, как на неё обрушилась новая неприятность: в метро кто-то вытащил у неё из сумки кошелёк с деньгами. Она съездила на старую работу за расчётом, почти целый день просидела там, не евши, ожидая бухгалтера, в итоге всё-таки дождалась и выбила свои увольнительные. Но судьба и тут решила сыграть с ней злую шутку: на выходе из метро Олива обнаружила молнию на своей сумке расстёгнутой, а кошелька — поминай, как звали...  

Она пришла домой как пыльным мешком саданутая. Проверила на всякий случай свою «заначку» в ящике стола — тщетно: конверт был пуст. Тогда Олива перерыла свой рюкзак, с которым ездила в Архангельск, но отыскала там только тысячу рублей. Вот тут-то до неё окончательно допёрло, что осталась она совершенно без средств к существованию. Олива вспомнила те три тысячи, которые отдала летом Салтыкову за квартиру, а потом ещё два раза по пятьсот рублей — как бы ей пригодились теперь эти деньги! Подруг у неё теперь нет, в долг занять не у кого. Рассчитывать ей приходилось только на саму себя.  

«Ладно, деньги — дело наживное, — мысленно утешала она саму себя, — Щас, конечно, дома уже не посидишь — тысячи рублей хватит ненадолго, поэтому мне ничего уже не остаётся, как срочно искать работу...»  

Впрочем, был и другой выход — потратить эту тысячу рублей на билет в Архангельск. Но телефонный разговор с Салтыковым исключил этот вариант.  

— Мелкий, — сказал он ей, — Я очень скучаю по тебе, и более всего хотел бы, чтобы ты сейчас была рядом со мной. Но, мелкий… Видишь ли, мои родители не дадут своего согласия на то, чтобы ты жила у нас, да и ты, наверное, не очень хочешь жить под одной крышей с моими предками...  

— Но ведь мы же поженимся и без их согласия? — возразила Олива.  

— Да, конечно, мелкий, этой же зимой мы с тобой поженимся, и будем жить в отдельной квартире. Я уже дал задание Майклу, чтобы он всё узнал по поводу регистрации брака в Питере...  

— Но почему именно в Питере, а не в Архангельске?  

— Видишь ли, мелкий, я думаю, жениться нам с тобой всё же лучше в Питере… И жить тоже там...  

— Но я не хочу жить в Питере! — сказала Олива, — Я хочу жить в Архангельске, ведь там практически все наши друзья. А в Питере только Майкл...  

— Но, мелкий, в Питере гораздо больше возможностей...  

— Нет и нет, — наотрез отказалась Олива, — Столица мне и тут, в Москве, осточертела. А Питер мало чем отличается от Москвы. Что я там забыла?  

— Ну хорошо, мелкий, будем жить в Архангельске… — покорно согласился Салтыков, — Тем более я уже, как ты знаешь, присмотрел нам здесь квартиру.  

— Ну, а почему бы нам с тобой сейчас не поселиться вместе и не снимать жильё? В Архангельске оно недорогое...  

— Подожди полгодика, мелкий. Я как раз сейчас зарабатываю нам с тобой на квартиру...  

— Но почему мы обязательно должны ждать целых полгода?! — возопила Олива, — Я всю жизнь только и делаю, что жду, жду, я устала ждать! Отношения на расстоянии — это не отношения, пойми ты, наконец!  

— Мелкий, я тоже хочу быть рядом с тобой не меньше, чем ты, поверь мне! Я сейчас всё делаю для того, чтобы мы смогли жить вместе! Потерпи чуть-чуть, капельку… Я приеду к тебе на ноябрьские праздники, клянусь! Мне плохо тут без тебя, пипец, как плохо, мелкий!  

— Мне тоже… — тихо сказала Олива.  

— Ладно, мелкий, а то у меня уже батарейка садится в телефоне, — Салтыков свернул разговор, — Я люблю тебя, мелкий.  

— Подожди! — вскрикнула Олива.  

— Ну что, мелкий?..  

— Я… люблю тебя… — тихо прошептала она.  

— Мелкий, я тоже тебя люблю, пока, мелкий, пока.  

И связь прервалась.  

Олива в оцепенении подержала ещё в руках смолкшую телефонную трубку. Потом вздохнула и пошла спать в свою одинокую холодную постель. Завтра ей предстоял тяжёлый день и длинный марш по собеседованиям...  

Все знают, как тяжело найти хорошую работу, не имея связей и высшего образования. Так и Олива мыкалась в поисках работы целую неделю. Она ездила по собеседованиям в различные фирмы, и практически везде ей отказывали, или же предлагали совершенно неподходящие условия труда. За неделю Олива успела побывать на собеседованиях в семи фирмах — и везде ей задавали одни и те же вопросы, а под конец говорили «Мы вам перезвоним в течение трёх дней» или «Вы хорошая девушка, мы с удовольствием бы вас взяли, но... » И это «но» зависало в воздухе секунды на две, наверное, чтобы было время придумать отмазку. «Но мы отдаём предпочтение более энергичным»; «Место, к сожалению, уже занято»; «Вы чересчур скромная, наши сотрудники вас съедят с потрохами»… «Не съедят, подавятся», — мрачно шутила Олива, однако это не прибавляло ей шансов.

Между тем, тысяча рублей, оставшаяся у Оливы, таяла как вода. Девушка изо всех сил старалась экономить каждую копейку, не тратить деньги на ерунду, но тщетно: у неё, как назло, проснулся волчий голод, до смерти хотелось каких-нибудь креветок или шоколада; к тому же, она пристрастилась к сигаретам и уже не могла обходиться без них. Кроме того, чтобы ездить на всякие собеседования, приходилось тратиться на проездные билеты в метро и на автобус. Это, конечно, был ей не Архангельск, где проезд на автобусе стоил всего восемь рублей, а Москва, где тот же самый автобус стоил целых двадцать пять рублей в один конец. Да метро в оба конца — сорок рублей почти. Так и получалось, что в день у Оливы сотня-другая улетала в тартарары. Короче говоря, через неделю безрезультатных собеседований и неудавшихся попыток устроиться на работу Олива с ужасом обнаружила, что в её кошельке осталось всего сто пятьдесят рублей.  

В пятницу Олива пришла домой с последнего собеседования голодная и злая. Накануне ей уже фактически предложили место на Новых Черёмушках с окладом в пятнадцать тысяч — оставалось только съездить на собеседование. А потом, в самый последний момент выяснилось, что это место уже занято другим соискателем.  



Оливия Стилл

Отредактировано: 30.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться