Жара в Архангельске

Глава 38

Салтыков обогнул дом со стороны двора и побежал к среднему подъезду, около которого стояли трое. Оливу, естественно, он узнал сразу, ведь она была единственной девушкой из присутствующих. Он сразу выцепил её короткую дублёнку и непокрытые длинные волосы, ибо она стояла к нему спиной.  

— Так вот ты какой, северный олень! — пробормотал Салтыков себе под нос, и нетерпеливо ринулся к ним наискосок по сугробам, — Вот только темно, и не видно нихуя … Ничё… Щас...  

Наконец, он вывернулся из сугробов на дорогу возле дома, и, не успев даже толком приблизиться к ожидающей его компании, радостно завопил:  

— Приве-е-ет! С Новым годом!!!  

Ребята обернулись в его сторону. Салтыкову были знакомы их лица ещё с того памятного Урбана, в который они играли летом. Обернулась и Олива. Салтыков жадно вперился в её лицо, которое было плохо видно при вечернем освещении.

Перед ним стояло странное существо с азиатскими чертами и, не мигая и не улыбаясь, пристально смотрело на него своими чёрными зрачками в удлинённых миндалинах выразительных восточных глаз.  

«Вот так чукча!» — невольно подумал Салтыков. Вслух, однако, этого не произнёс.  

— Мы, вообще-то, за болванкой, — напомнил Даниил.  

— Ах да, болванка… — Салтыков озадаченно почесал затылок, — Я её на работе оставил. Пойдёмте к Негодяеву, он нам скинет.  

Олива и её друзья еле-еле поспевали за Салтыковым, который бежал впереди всех, параллельно разговаривая с кем-то по мобильнику. Девушка смотрела сзади на его чёрную куртку-аляску с жёлтым мехом на капюшоне, которая в то время была очень модной среди парней, на его прыткую походку, манеру куда-то торопиться и делать тысячу дел одновременно, свойственную очень энергичным и предприимчивым людям, и думала, что такому парню с шилом в заднице самое место в Москве, где как раз на вес золота ценятся эти качества. Олива имела способность угадывать будущее некоторых людей — и она при первом же взгляде на Салтыкова определила, что этот далеко пойдёт.  

Между тем, ребята остановились у красивого большого здания перед Площадью Дружбы. Это был дом Негодяевых.  

— Здравствуйте. Вы к кому? — осведомилась на входе строгая консьержка.  

— Здравствуйте ещё раз, с Новым годом вас! — Салтыков надел на себя дежурную улыбку и аж засуетился от чрезмерной любезности, — Эти ребята со мной. Мы к Диме Негодяеву…  

— Ну, проходите.  

Салтыков, ещё раз фамильярно поздравив консьержку с Новым годом, просочился в дом, ведя за собой Оливу и её друзей.  

Дверь открыл очень высокий, красивый юноша, с копной тёмных курчавых волос и правильным, но флегматичным и сонным лицом. Олива, кинув на него быстрый взгляд, отметила, что джинсы и водолазка на нём, вероятно, были куплены в дорогом бутике и стоили куда больше, чем весь её гардероб.  

Дима Негодяев (ибо это был он), ничуть не удивился, увидев у себя дома незнакомую девушку в обществе трёх ребят. Было такое ощущение, будто он только что проснулся. Сонно хлопая ресницами, он вяло и равнодушно смотрел на пришедших и так же равнодушно спросил Салтыкова, куда он девал Павлю.  

— За Катюхой пошёл. Щас подгребут, — небрежно кинул тот.  

— Это Катя, которая Дикая Кошка? — изумилась Олива.  

— Не. Это которая Немезида, — последовал ответ.  

Олива вошла в дом вслед за Салтыковым, и очутилась в большом красивом холле, откуда на второй этаж вела ярко освещённая лестница. Такой роскоши Олива ещё не видела нигде, разве что в мексиканских сериалах, где частенько мелькали гостиные богатых домов всяких там Линаресов и Вильярреалей.  

— Ой, Димас, пойдём покурим, я тебе чё расскажу! — Салтыков уже успел раздеться и достать сигареты. 

Олива догадалась, что Салтыкову не терпелось рассказать Димасу о том, какое впечатление она на него произвела, встретившись с ним в реале. Салтыков и Димас ушли наверх, а Олива и её друзья остались стоять в холле, с любопытством озираясь вокруг себя.

Ей до сих пор с трудом верилось, что сказка стала былью. Что сбылось всё то, о чём она так долго и страстно мечтала — уехать в волшебный город, где всё-всё будет по-другому, где на неё посмотрят совсем другими глазами, где будут у неё волшебные приключения, незабываемые встречи, верные друзья и, конечно же, настоящая любовь...

«А настоящее ли это? — подумала вдруг Олива, — Не вымысел ли, не сказка ли, не сон? Может, мне это всё снится, а щас проснусь у себя дома в Москве — а никакого Архангельска, никакого Даниила, никакого Негодяева и в помине нет... Может, все они существуют лишь в моём воображении».

Олива вспомнила, что в Москве у неё осталась подруга Яна — красивая, но несчастливая девушка. Яна с детства мечтала о мальчике-принце в роскошном дворце, но, увы, жизнь не дарила её такими встречами. А тут — как в сказке: и дворец, и принц, и даже не один. Вот бы Янку сюда, подумала Олива...  

Из-под лестницы вальяжно вышел огромный пушистый кот и лениво потёрся спиной о резную ножку дивана.  

— Какой роскошный! — вырвалось у Оливы, — Можно я его на руки возьму? Он не царапается?  

— Нет, он не царапается, — ответил брат Димы Негодяева, Саня, который тоже присутствовал в холле.

Олива посмотрела на Саню. Ей почему-то подумалось, что роскошный дом и оба брата Негодяевы будто сошли со страниц старинного английского романа.

Между тем, со второго этажа спустились Салтыков и Дима Негодяев. Все прошли в большую просторную кухню, которую вполне можно было бы назвать столовой, и уселись на диван вокруг стола.

— Поразительно, как животные могут быть похожи на своих хозяев! — сказала Олива, обращаясь к Сане, — Этот кот — ну вылитый ты! И глаза такие же, и морда лица — ну точь-в-точь как у тебя!

Саня поймал кота и протянул его Оливе.  

— Благодарю, — сказала она, принимая кота.  

— Только вот не надо целовать кота, — сыронизировал Даниил, о котором, общаясь с Саней Негодяевым, Олива даже забыла.  



Оливия Стилл

Отредактировано: 30.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться