Жаркие деньки Дига Орсона

Размер шрифта: - +

Глава 3.

3 глава

Нет большего вреда для державы, чем принимать хитрость за мудрость.

Фрэнсис Бэкон

 

Генри Стейбл Тормак жил в доме номер 16 по Гринроуд вот уже почти пять лет. Пять долгих лет он выплачивал ипотеку, терпеливо проглатывая все оскорбления, задерживаясь на работе по 18 часов, даже по субботам – и все ради того, чтоб его сынишка, малыш Джимми Тормак, мог играть на этом чудесном зеленом газоне, перед этим чудесным белоснежным фасадом, на этой чудесной Гринроуд.

Это в офисе Генри Тормак был заурядным, но очень исполнительным терпилой, а дома он был настоящим мужчиной, достойным мужем и строгим, но справедливым отцом. Жизнь как на картинке – готовящая в чудесном цветастом фартушке жена-домохозяйка, смышленый симпатичный сын, мелкая собачонка, барбекю на заднем дворе по воскресеньям.

Точнее, так было до тех пор, пока полгода назад дом под номером 18 по Гринроуд не выкупил какой-то наглый плебей, отребье из гетто, Диг – мать его – Орсон.

Парень был явно нечист на руку. А еще его легко можно было описать как зажравшегося хама, пристающего к миссис Тормак, дразнящего Джимми Тормака, грозящегося убить Бастера (и чем кому-то вообще может не угодить миниатюрный миленький терьер?), и выводящего мистера Тормака из себя самим фактом своего существования. С его переездом кончились спокойные деньки на безупречном газоне, кончились воскресные барбекю.

Сказать, что Генри Стейбл Тормак ненавидел Дига Орсона – значило не сказать ничего.

Сегодняшний день стал финальным в длинной цепи терпения мистера Тормака. Когда Джимми, хлопнув дверью, заперся в своей комнате, отказываясь отвечать на вопросы отца, он понял, что никто иной, как падла Орсон, не мог быть виной такому поведению обычно послушного ребенка. Этому нужно было положить конец, поэтому Генри взял свою теннисную ракетку (черт его знает почему показавшуюся ему удачным выбором оружия), вышел на задний двор, где, как он ожидал, сосед будет готовить свое барбекю.

Барбекюшница была на месте, как и пластиковый стул, на котором Орсон обычно раскладывал все нужные атрибуты розжига и поддержания огня, самого же мужчины нигде не было видно.

Прежде, чем пойти стучаться в соседний дом, Генри решил проверить, потушен ли огонь в ярко-красной металлической двустворчатой ракушке. Преступная халатность – разжечь пламя на заднем дворе жилых домов и свалить по делам, пусть даже в туалет. Однако барбекюшница была холодной, хоть и полной не прогоревших углей и щепок. Более того, ее бока поблескивали влагой – не росой или конденсатом, а натурально водой. Водой также была залита трава под ногами, а еще…

А еще он увидел пятна свежей крови и яркий, такой знакомый ошейник с металлическим плоским кулончиком, на котором, Тормак был уверен, обнаружится выгравированное «Бастер».

Он не ошибся. Вещь явно принадлежала их милому, доброму миниатюрному песику, пусть земля ему будет пухом.

 Диг – мать его – Орсон добрался до малыша, как и обещал. И что еще хуже, он, похоже, сделал из пса барбекю!

Перед глазами Генри мир не то, чтобы потемнел, а скорее покрылся темной вуалью, мутной пеленой бешенства обычно мирного и очень терпеливого существа. Вполне отдавая отчет своим действиям, мужчина поднял особенно крупное полено из небольшой вязанки дров, спрятанных под пластиковым стулом, засунул в расщепленную сторону тонкую щепку, щедро оросил самодельный факел жидкостью для розжига и – на удивление – с первого же раза поджег свою дивную конструкцию.

Окно гостиной дома номер 18 Гринроуд было открыто, демонстрируя случайному вуайеристу мягкие, теплые, красно-черные внутренности стильного дизайна под американский модерн.

- Это тебе, сука, за Бастера, - сквозь зубы процедил Генри и швырнул горящее полено внутрь.

Самодельный факел приземлился прямо в центр мягкого, черного дивана. Казалось, он потух, но уже мгновение спустя обивка вспыхнула так, словно была полита горючим… или, что еще вероятнее, алкоголем.

- Хотел зла, получи зло[1].

В службу спасения мистер Тормак позвонил только минут 20 спустя, когда пламя начало вырываться из окон, а черный дым над зданием не увидел бы разве что слепой.

***

- И что теперь? – Шекспир нервничал и все время оглядывался на тело Орсона, развалившееся в очень странной позе на их заднем сидении. Чем больше, тем меньше он напоминал человека и больше – манекен. Панама, казалось, намертво прилипла к его голове.

- Отвезем его обратно, домой, - Ван вел автомобиль бережно, с любовью. Так он не обращался даже с собой – старенький Форд был самым любимым предметом в его жизни. Ситуация с Диго, казалось, почти не повлияла на обычно спокойное настроение мужчины. – Подложим труп внутрь, имитируем ограбление. Заодно, может быть, найдем наличные, чтобы отмыть салон изнутри.

Он кинул короткий взгляд на напарника.

- Не трясись так, из-за тебя нас любой встречный коп затормозить может. Видок такой, словно ты случайно стер кассеты с записью сериалов твоей маменьки, дай ей Бог здоровья.



Black Jackal

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: