Жаркий Август. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 1

Осталось 43 дня

 

Проснулась как от толчка, выныривая на поверхность сознания из тяжелого непонятного сна.

Приоткрыла один глаз, пытаясь понять, где нахожусь. Перед взором лишь размытые очертания комнаты. Рассеянно пошарила руками рядом с собой, надеясь найти очки. Так и есть, вот они родимые.

Надев их, уже ясным взором осмотрелась вокруг.

Похоже, я заснула в гостиной, перед телевизором, откинувшись на мягкие подушки. Со стоном приняла ровное положение и в надежде бросила взгляд на электронные часы-календарь, висевшие на стене.

Они бесстрастно показывали почти двенадцать часов дня, по-прежнему 7 мая. Жалко. Я уж обрадовалась, что можно вычеркнуть еще один день в своем розовом календаре.

С трудом встала на ноги и побрела на кухню, безумно хотелось пить. Налила в кружку холодной воды и всю ее выпила. Аппетита как всегда не было. Врач, отвечающий за мое восстановление, точно спустит с меня шкуру. Сил на выздоровление надо много, а от меня уже кожа да кости остались.

С тяжелым вздохом подошла к холодильнику, намереваясь затолкать в себя хоть что-то. Выбор не велик, вся морозильная камера забита замороженными готовыми блюдами, которые надо только прогреть перед употреблением. Гадость конечно редкостная, да только проблема в том, что я и кухня никогда не дружили. Я из любых даже самых качественных продуктов могла приготовить только одно - бурую безвкусную массу, уныло и неэстетично растекающуюся по поверхности тарелки.

Уже было протянула руку за очередным пластиковым пайком, как вдруг в памяти всплыло, что сегодня у меня на обед гости. Не скажу, конечно, что рада им, но там будет Таська, моя верная школьная и университетская подруга. Она то уж была в курсе моих кулинарных талантов и всегда приходила «со своим». То пиццу захватит, то горячий обед где-то предварительно закажет, а то пирогов собственного изготовления принесет.

Облегченно выдохнула и захлопнула дверцу холодильника. Вот и чудесно, с ними и поем.

Добрела до своей комнаты, намереваясь хоть немного привести себя в порядок (ха-ха). Причесалась, заколола жиденький хвостик на самой макушке, надела «праздничное» платье, широкое, бесформенное на пуговицах спереди. Некрасивое, но хотя бы во всех этих складках не выступает корсет. В общем, приготовилась и стала ждать.

 

 

Гости появились на пороге моей унылой обители примерно около трех. Если честно, я уже надеялась, что они не придут и мне удастся немного поспать перед телевизором. Я вообще последнее время спать любила. Во время сна время быстрее проходит.

Еще издали, сквозь высокое, во всю стену, окно я увидела, как по дорожке к моему дому катится ярко красный автомобиль с открытым верхом. Все ясно, Марика все-таки решила к нам присоединиться. Я досадливо потерла лицо рукой и покачала головой. Вот кого-кого, а Марику мне точно не хотелось видеть.

Эффектная яркая блондинка, в голове которой нет ничего кроме звонкого эха. Богатый папочка обеспечил ей безбедное существование, не обремененное такими глупостями, присущими обычным людям, как работа, добыча денег, домашние заботы. Она жила для своего удовольствия: маникюры, педикюры, курорты и дорогие магазины.

Скажете, что я ей завидую? Уверяю, что это не так. Причина моей неприязни к этой особе кроется в далеком детстве.

Она тоже моя одноклассница, как и Таська. Еще в школе Марика Власова была настоящей красавицей. У нее раньше всех появились грудь, туфли на шпильках и первый парень. На занятиях они блистала своей тупостью, а на переменах своей красотой. Рано почувствовав себя королевой, она с удовольствием цеплялась к тем, кто ей не нравился.

Основная беда заключалась в том, что не нравилась ей именно я.

В школе меня можно было охарактеризовать как вечно взлохмаченное, ярко-рыжее создание, без каких либо признаков женственности. Добавьте сюда очки, брекеты, мешковатую одежду и зубрежку каждого урока, и вы получите представление о том, как выглядела Василиса Чуракова в средней школе. Марика мне тогда проходу не давала, постоянно глумясь над моим убогим внешним видом. Помню, каждое утро, собираясь на занятия, я думала о том, какое прозвище она мне придумает на этот раз, как все вокруг будут дружно надо мной смеяться, а мне захочется в очередной раз удавиться.

Я не могла дождаться, когда же мне, наконец, исполнится шестнадцать лет и мне разрешат воспользоваться медибаром, чтобы навсегда избавиться от ненавистных очков и скобок на зубах.

К сожалению, когда мне исполнилось  пятнадцать, мать с отцом развелись, и мы с ней уехали, практически на другой конец света. Так что мне не удалось пощеголять в школе ровными зубками и выразительными глазками.

Потом, как-то внезапно для самой себя я начала меняться. Фигура перестала быть угловатой, на нужных местах образовались весьма аппетитные округлости, шевелюра потемнела и приобрела насыщенный медовый цвет.

К моей преогромной радости, в университет уже поступала не Василиса Стремная, а Василиса практически прекрасная. Конечно, пришлось поработать над стилем и манерами, но результат того стоил.

Была у меня мечта, вернуться в родной город и встретится со своими бывшими одноклассниками. Надеть платье, обтягивающее каждый изгиб, туфли на высоком каблуке, накраситься, сделать прическу и появиться перед их изумленными очами. Мечтала посмотреть, как вытянется лицо у Марики, когда она увидит, какой я стала.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: