Жаркий Август. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 24

Осталось 14 дней

 

Из зеркала на меня по-прежнему смотрело ЭТО. Страшненькое, тощее, бледное создание в огромных очках. Никогда, наверное, этот образ не уйдет из памяти, останется со мной до конца жизни.

Я стояла в ванной, разглядывая свое жалкое отражение в огромном зеркале, и невесело усмехалась. Надо же, каждый день думаю, что краше уже некуда. Ан-нет, есть куда! Совершенству нет предела.

Все худее и худее, даже металлические, неизменно блестящие ребра, раньше плотно обжимающие грудную клетку, сейчас стали, словно на два размера больше. Местами даже можно палец в зазор между металлом и кожей протиснуть, особенно если выдохнуть до самого конца.

М-да, одно расстройство. Грустно покачав головой, отвернулась от зеркала и, накинув халат, вернулась в комнату.

Сегодня маленький рубеж. Осталось две недели.

Всего две недели и этот ад закончится. С меня снимут корсет и я, наконец, смогу вдохнуть спокойно, не морщась от боли.

Две недели. Раньше я бы сказала, что это крошечный промежуток времени. Настолько маленький, что его даже не заметишь. Когда живешь полной жизнью, дни пролетают словно птицы, и каждое утро просыпаешься с предвкушением, ожиданием чего-то нового. Сейчас же эти две недели мне казались бесконечными. Ощущение такое, будто чем ближе к финалу, тем время течет все медленней и медленней, словно замирает.

Две недели, держись, Чу, ты справишься.

Подошла к окну и распахнула створки, позволяя холодному бодрящему воздуху ворваться внутрь моей комнаты, и окинула взглядом сад.

Сегодня ночью над городом бушевал ураган. Проливной дождь, непрекращающиеся всполохи молний, раскатистый гром и шквальный ветер. Лежа в своей кровати без сна, я невольно накрывалась одеялом с головой и в маленькую щелочку, словно зачарованная, наблюдала за буйством стихии. Красиво, устрашающе, заставляет кровь стынуть в жилах, и вместе с тем наполняет сердце каким-то диким, животным восторгом.

Я люблю грозу, во время нее чувствуешь себя словно более живой, все чувства обостряются, сердце в груди замирает, и будто заряд энергии по венам бежит. Наверное поэтому, сегодня проснулась в отличном расположении духа, и даже лицезрение собственной неземной красоты не могло испортить настроения. У меня вообще в последнее время постоянно приподнято настроение. Наверное от осознания того, что скоро финал моих мучений.

Комнату я покинула с легкой улыбкой на бледных губах и пошла на кухню.

Как ни странно, Тимура там не оказалось, несмотря на то, что время завтрака. Чуть нахмурилась, пытаясь сообразить, где он задерживается, но тут до моего слуха донеслись звуки из гостиной, поэтому направилась туда.

Моему взгляду предстал форменный беспорядок. Мой любимый диван весь завален книгами и прочим барахлом, на барной стойке тоже кучки добра, на полу разбросаны тряпки, а шкаф, стоящий в углу отодвинут в сторону.

— Тим??? — удивленно позвала его, ошарашено осматриваясь по сторонам.

Парень вышел из-за шкафа, вытирая руки полотенцем.

— У нас случился Армагеддон? — подозрительно поинтересовалась у него.

— У нас случился потоп, — невозмутимо ответил Тимур, — сегодня ночью так хлестало, что промочило весь угол. Воду я убрал, но часть вещей и книг надо просушивать.

Я подошла ближе к нему, аккуратно перешагивая через разбросанные вещи, и вытянув шею, заглянула за шкаф. Тим отодвинулся в сторону и указал рукой на угол:

— Проходи, любуйся.

Подошла еще ближе и в полной мере смогла оценить масштабы катастрофы. Потолок в тяжелых крупных каплях, медленно набухающих и срывающихся вниз, с глухим звуком приземляясь на специально разложенные тряпки. Стена покрыта темными, буро-серыми разводами, обои местами вспухли и отслоились.

— Наверное, из-за сильного ветра дождь бил по косой и захлестывал под крышу, —  предположил Тим, стоя у меня за спиной.

— Наверно, — растеряно ответила я, по-прежнему рассматривая результаты ночного происшествия.

— Я не лезу в советчики, но тебе надо заняться домом, он в таком плачевном состоянии, что просто диву даюсь, как он вообще стоит. Что-то я смогу сделать, но лучше вызывать специалистов.

Я только кивнула, признавая его правоту. Дом действительно в плохом состоянии. Старый, ветхий, требующий твердой хозяйской руки. Отец, после того, как отсюда переехал, уделял этому дому катастрофически мало внимания. Наверное, не чаще чем раз в год приезжал сюда, бегло осматривал старое жилище, пригонял мастеров, которые выполняли незначительные работы, лишь немного поддерживая его состояние, а в остальное время только присылал уборщиков, которые и поддерживали здесь относительный порядок.

С одной стороны, этого непростительно мало, а с другой, я все равно благодарна отцу, что он не избавился от этого дома, не продал его после переезда. Здесь прошло мое детство, моя юность, и я была рада возможности сюда вернуться.

Если бы этого дома не было, мне пришлось бы все лечение жить или в Центре Августовского, или в каком-нибудь съемном жилище, а так я была дома. Отцовская скупая забота позволила мне сразу заехать сюда, без ремонта и прочей возни. Да старый, да морально устаревший, но внутри все было чисто, исправно, пригодно для житья.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: