Жаркий Август. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 25. Часть 3

Насколько Васька уходила утром в приподнятом настроении, чуть ли не подпрыгивая от нетерпения, настолько мрачной и замкнутой она вернулась под вечер.

Тимур, нахмурившись, наблюдал за тем, как сначала в дом вошла она, темнее грозовой тучи, а следом через порог переступил непривычно серьезный Лазарев.

Ни на кого не глядя, Василиса молча отправилась в свою комнату. Насколько он мог судить, ее состояние не улучшилось. Как ушла бледная, худая в корсете, так и вернулась. Не сняли что ли? Почему?

— Как прошло? — поинтересовался у Никиты, устало потиравшем шею.

— Как надо.

— Что-то радости особой не увидел в ее глазах.

— Все прошло как надо, как и должно быть, но не так, как ждала Васька. Она то думала, что корсет за минуту снимут, быстренько приведут в порядок и отпустят. На самом же деле провели осмотр, констатировали факт выздоровления и отменили препараты. Теперь неделю надо ждать, чтобы организм очистился от ядов, подготовился к избавлению от металлических ребер, и уже потом предстоит операция, после которой ее опять-таки ждет восстановление.

 

На людях Василиса появилась только ближе к ужину. Молча пришла на кухню, молча съела ровно три ложки и снова направилась к себе. В этот раз Никита не стал ждать, а сразу отправился следом, буквально силой вытащил ее из комнаты:

— Вась, блин! Заканчивай! Можно подумать трагедия произошла! Все, ты здорова! И это главное! Неделю потерпишь, ничего с тобой не станет! Не зачем из себя умирающего лебедя строить!

— Я ничего не строю!

— Я вижу!

— Тебе не понять! Я мечтала об этом дне! Думала, что сегодня, наконец, вздохну свободно! А тут на тебе, еще целая неделя!

— Всего неделя! — резко поправил ее Лазарев, — всего семь несчастных дней! Так что заканчивай со своим самоедством!

Она лишь сердито фыркнула, и, развернувшись, снова попыталась уйти к себе. В этот момент ее повело, и если бы не Лазарев, стоявший в непосредственной близи, то непременно растянулась бы на полу.

— Ого, — сконфуженно пробубнила она, — голова словно отключилась, будто охмелела за долю секунды.

— Врач предупреждал! — спокойно сказал Ник, — еще он говорил о том, что голова не только кружиться, но и болеть начнет, дезориентация может наступить, галлюцинации...

— Ты мне это все сейчас зачем говоришь? Думаешь, я такое могла забыть? Или перед сном решил попугать, нервы помотать?

— Нет, я тебе обосновываю причины, по которым переезжаю в твою комнату, до тех пор пока корсет не снимут!

— О, как! — хмыкнула она. На миг задумалась, а потом невозмутимо пожала плечами, — будешь храпеть — придушу ночью подушкой.

Тимур все это время просто наблюдал за ними со стороны. На его взгляд Ник был прав. Подумаешь неделя! Главное, что лечение прошло успешно, а все остальное - мелочи. Да, конечно хочется поскорее избавиться от корсета, но если не выходит, и ничего изменить не можешь, то зачем себя изводить лишними переживаниями?

Лазарев так и не дал ей уйти, заставив сидеть с ними у телевизора, однако около девяти вечера она все-таки отправилась к себе, сославшись на то, что нет сил, и глаза слипаются.

 

Никита вышел из комнаты минут через десять и прошел на кухню. Не долго думая, Тимур отправился следом, и обнаружил Лазарева, усердно обшаривающего кухонные шкафы.

— Если ищешь что-то крепкое, то левый нижний шкаф у окна.

— Спасибо, — рывком распахнул ящик и достал бутылку с янтарной жидкостью. Залпом выпил стопку, даже не поморщившись, и тут же налил следующую, — будешь?

— Давай, — пожал плечами Тим.

Лазарев достал второй стакан, щедро плеснул чуть ли не до краев и передал стакан Тимуру. После чего подхватил бутылку и отправился в гостиную.

Опустился в кресло, и откинулся на спинку, прикрыв глаза, устало потирая переносицу.

— Она заснула?

— Да, — тихий ответ, — отрубилась, едва только голова коснулась подушки.

Повисла тишина.

Никита, так и сидел с закрытыми глазами. Казалось, спокойный как сытый удав, но желваки на скулах выдавали состояние. Тимур, расположившись на диване, задумчиво крутил в руках стакан с коньяком. Спустя некоторое время озвучил в слух свои подозрения:

— Ты знал, что сегодня корсет не снимут?

Никита кивнул:

— Знал. Ее врач изначально рассказывал, из каких этапов состоит лечение. Васька как-то мимо ушей все пропустила, да и не до того ей было. Я вчера все хотел сказать, напомнить об этом, и не смог, жалко было настроение ей портить. Она же была уверена, что отходит три с половиной месяца в корсете, а потом его в одночасье снимут, и к вечеру будет скакать, как козочка. А видишь, как оно все на самом деле непросто.

— Я смотрю, ты за нее прямо переживаешь.



Маргарита Дюжева

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: