Жаждущая против бесчувственного. Как стать счастливой!

Размер шрифта: - +

Ужасный/ Счастливый/ Ужасный

  Когда я открыла глаза, то увидела Лифнюю, в другом конце комнаты, лежащую без сознания, с запрокинутыми за голову руками среди груды коробок. А только я попыталась встать, как от боли схватилась за голову. Зиро перестарался, и в момент, когда Лифния накинулась на меня, резко возвел «границу», отчего нас отбросило друг от друга, хорошенько приложив меня об стену.

  Жалобное поскуливание зверя я приняла за извинения и медленно поднялась, поглядывая на девушку. Но она по-прежнему не спешила приходить в себя. Мор мором, а тело человеческое, хрупкое. Не успела измениться. Так и сотрясение получить можно или убиться вовсе. Пошатываясь, я вышла из комнаты и стала осматривать дом, посмотрев в окно на ходу: деревья раскачивались из стороны в сторону, окна запотели, а цветы во дворе девушки-мора занесло снегом. Дариан бушует, ему уже не терпится. Не знаю, сколько я просидела у стены. А ведь окаменелые обещали вломиться в дом ровно через пол часа.

  Здесь была всего одна та самая комната, на которую я даже оглядываться страшилась. И пусть меня защищает Зиро, глаза все равно бояться. Дом был пуст, и я с нарастающей паникой металась по нему, пока до меня не донесся ели различимый шепот:

 - Наверх, Кия.

  Это был голос Лифнии! Но ее рядом не было!

  Окно за моей спиной распахнулось, и ветер ударил в лицо, снова прошептав:

 - Скорее наверх!

  От сильного порыва ветра, дверь в комнату с мором резко захлопнулась, и показала мне то, что скрывала – стремянку. Мгновенно вспомнив, чему я удивилась ранее: глухой звук сверху, но этаж всего один! Здесь должен быть чердак! И верно, недалеко от меня на потолке была подозрительная прямоугольной формы трещина, словно потолок долбили. Не теряя времени, я буквально взлетела по лестнице и толкнула крышку люка, чтобы с ужасом услышать приближающееся яростное шипение:

 - Дрянь!

  Подтянувшись еле как и забравшись в узкий проем под самой крышей, я утянула лестницу за собой. И как раз вовремя! Лифния уже была подо мной! И теперь она мало напоминала девушку…

  Прошло минут пять, а я все не решалась слезть с крышки, обложившись всевозможными вещами, что нашлись на «горе чердаке». Сидела я скрючившись, потому что головой упиралась в балки, образующие крышу, и часто слышала под собой разгневанные вопли и стуки в люк. Однако, продолжая биться из-за подпрыгивающей крышки, в которую, видимо, кидали, пытались вонзиться когтями, я сидела и улыбалась заспанному мальчику, что улыбался мне в ответ, сжимая мягкую игрушку и с интересом меня рассматривая.

 - Привет, малыш, - с трудом сдерживая слезы радости, протянула я руки к мальчику. – Меня зовут Кия. Иди сюда.

  Послушно оказавшись в моих объятьях, малыш ухватился за мои волосы, намного нежнее и аккуратнее, нежели Лифния прежде и сказал:

 - Я Юлалин, - голосок звучал спокойно, словно он не слышал криков мора внизу. Я перехватила его поудобнее и крышка, наконец, успокоилась и перестала подниматься под нашим весом. Ну вот, вместе мы сила!

 - Сколько тебе годиков? – поглаживая по голове дитя, спросила я, надеясь, что Дариан поспешит и скоро вытащит нас отсюда.

 - Пять! – громко и задорно показал мне пять крохотных пальчика.

  Прелестное создание.

 - Какой ты большой! – восхитилась я и вздрогнула от хрипа в углу.

  Я невольно прижала к себе ребенка сильнее, но тот совсем как-то по взрослому тяжело вздохнул:

 - Папочка заболел.

  Папочка?! Темное полотнище зашевелилось, и скоро к нам выполз еще один «заключенный».

  Это оказался никто иной, как муж Лифнии и знакомый мне изменник! Небритый, лохматый, с выдранными в нескольких местах волосами, что естественно, учитывая, как именно мор оттащил его от тела Алисии. Я скривилась от этой мысли. Завернувшись в какой-то темный плед, он лежал рядом с нами, содрогаясь от кашля.

 - Ну, - строго начала я. – Рассказывайте.

 - Что именно? – проворчал мужчина. - Что моя жена чудовище?

 - А вы себя таковым не считает? – фыркнула я, припоминая, как застукала его в жарких объятьях любовницы.

  Он резко дернулся, подскочив и ударившись головой об крышу, но, несмотря на это, с бешенными глазами быстро ощупал грудь, лицо, проверил зубы на наличие клыков , а затем деланно удивился:

 - С чего вы взяли? Нет, конечно!

 - Я говорю о моральном облике, - уколола я. – Или изменять жене уже не считается чудовищным поступком?

  Он помрачнел, опустил глаза и выдавил:

 - Мы с Алисией были супругами, и Юлалин – мой сын.

  Такого я не ожидала!

 - А как же Лифния?!

 - Мы с Алисией, спустя пять лет совместной жизни, остыли друг другу, - он устало потер лицо. - А с ее сводной сестрой я встретился уже после нашего расставания.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 24.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться