Жаждущая против бесчувственного. Как стать счастливой!

Размер шрифта: - +

Бросили

  - Пора прощаться, - грустно улыбаясь, протянул свою руку Гар, предпологая, что я подам ему свою.

  И я без сожаления, без боязни, без презрения вложила руку в его ладонь и получила легкий поцелуй. Я тоже не хотела прощаться.

  Мы отошли от кареты на некоторое расстояние, чтобы не провоцировать никого. Гар явно желал задержать нас подольше, а я хотела...идти и дальше вместе. Спорить, обижаться, спасать друг друга из передряг и разнимать их с Даром. Гар стал мне другом. Конечно, со своими хорошими и плохими сторонами, но все же другом.

 - Оставишь пока Юлалина у себя?

 - Да, - ответил Гар, поворачивая голову и ловя взглядом маленького мальчика, что носился вокруг кареты. – Как только Вокуна поставят на ноги, он обещал забрать его к себе, а пока я даже буду рад компании.

  Это верно. Алисия была очень благодарна всем нам, за то, что уберегли ее сына. Ее душа, казалось, растворилась в теле малыша. Думаю, она нашла свое место. Место рядом со своим сыном, с его душой.

  Что такое счастье? Когда твое сердце спокойно или когда разрывается от чувств на части? Мое разрывалось, и я была счастлива. За всех.

 - Боюсь, что Алисия к тебе больше не вернется, - тихо высказала я свою мысль. Ее тело в гробу больше не отзывалось, да и Гар перестал ее слышать. - Тебе будет одиноко?

  Плечи мужчины опустились, а глаза спрятались за длинными ресницами. А вот голос звучал ровно, с нотками веселья:

 - Не забывай, что у меня еще осталось четверо подружек. Они не дадут мне скучать!

  Пришлось закатить глаза и искренне улыбнуться. Вот такого Гара я знаю!

  День обещал быть теплым и солнечным. Птицы пели, люди выходили из своих домов и мчались по делам, окаменелые разгуливали по улицам в качестве патруля, а мы, как уже повелось, покидали город, который только-только начинал казаться родным.

  Первый камень спрятан в горах, а вот местонахождение второго было туманно. Я думаю, что это загадка! Ведь не зря этот лист помещен в детскую сказку и копирует содержание одного абзаца произведения. Сказка ложь, да в ней намек. Но сначала нам бы хоть один необычайно важный камень найти, а потом уж загадки разгадывать. Дариан в этом со мной согласился. А нас ждут горы!

  Помахав уезжающей и поднимающей клубы пыли карете, из окон которой выглядывало два задорных лица, мы отправились к очередному порталу.

  Дариан:

 - Ну, что, чему-нибудь жизнь научила?

  «Ах, ты плут!»

 - А тебя?!

 - Хм, тебе необходимо новое платье и теплая одежда.

  Прозрел!

 Не засмеяться было просто невозможно.

 - Истину глаголишь! А я тоже вынесла для себя один урок.

 - И какой же? – заинтересованный тон.

 - Любовь делает нас и сильными, и слабыми. Лифния ведь до последнего боролась с мором, и даже сказала мне, где искать Юлалина и Вокуна. Это была ее душа, которая вырвалась из оков мора. Настолько сильной была ее любовь к сыну сестры. А вот Вокуна любовь сделала слабым человеком. Разбила на две половины и заставила страдать…

  Все вокруг заплыло перед глазами, и нас выкинуло на поляне в какой-то глуши, где нас «радушно, как и всегда» встретили:

 - Я рад, что вы целы, - поприветствовал Сайлер с каменным лицом. Эраст ему поддакнул и продолжил собирать снаряжение, разложенное рядом: продовольствие, посуду, теплые пледы, веревки. Все это он затолкал в огрооомный мешок, что забросил себе на плечи и не переломился:

 - Вы живы.

  Звучало менее чем жизнерадостно, но что с окаменелых взять?

  Но тут Эраст вдруг, словно, опомнился и, свалив обратно мешок, выдал мне рукавицы.

 - Понять не могу, зачем вам это все нужно? – поднял он на меня раскосые глаза, и теперь уже Сайлеру пришлось кивать ему в ответ. Выглядели они комично, так как различала я их только по росту и оттенкам глаз. А так – на одно лицо!

 - Эх, узнаешь, а точнее увидишь…

                                                                    ***

  Такой хохот еще не долетал до вершин снежных гор, недалеко от которых мы находились.

  Как я и обещала: мое лицо разнесло! Оно опухло и напоминало горящий факел, губы надулись, из-за чего я говорила неразборчиво и могла только гневно мычать на согнувшегося пополам от смеха бесстыдника и на хмурых окаменелых, которые смотрели на меня, как на чудо Творца, или скорее, как на его чудачество.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 24.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться