Жаждущая против бесчувственного. Как стать счастливой!

Размер шрифта: - +

Внутри горы

 - Кия, прости меня.

 - Мази достаточно, для твоего прощения, Лайзек.

 - А передо мной не хочешь извиниться?

 - Дар! – за последний час он стал просто невыносим. Ни отходил от меня ни на шаг, подхватывал под локоть, если я спотыкалась и постоянно вставлял свои фразы в наш с Лайзеком разговор.

  Мы шли к горе в который раз, но сегодня нас вел травник, пообещавший показать вход, если мы сохраним его жизнь. Точнее они сохранят! Я тут не причем.

 - Дддда, конечно, господин, - соединив молитвенно руки перед собой, что ходили у него ходуном, покаялся Лайзек. - Я прошу прощения, за оскорбление!

  Мой суровый взгляд на благородный профиль обнаглевшего окаменелого. Кажется, наркотический эликсир Гара подействовал в полную силу, и теперь он скорее напоминал человека, чем окаменелого. От этого мое сердце билось чаще, но это не мешало мне беситься из-за его поведения.

  Когда Лайзек пришел в себя, то я объяснила, что опасность ему не угрожает. По крайней мере, если он покажет вход в пещеру. Пока мы перекусывали перед дорогой, травник все время жался ко мне. Даже порывался пить со мной из одной кружки, дабы, как он сказал, не подхватить какой-нибудь заразы от окаменелых.

  Дариан ооочень долго на него смотрел после этого громкого шепота, своим немигающим изумрудным взглядом. И я думаю, травник успел за эти минуты провалиться сквозь землю сотню раз. На его счастье, окаменелость не передавалась людям, только Дариан намеренно хотел внушить ему обратное! Чихал рядом, заставляя того подпрыгивать, кашлял в его сторону, отчего травник зажимал рот, нос и позорно пятился.

  Сколько еще будет продолжаться издевательство Дара? Так у Лайзека сердце разорвется, и душа из пяток не вылезет! Надоели! Оба!

  Хотя, мне повезло, что травник шел к Женеви не с пустыми руками, а потому моя аллергия прошла, после его чудодейственной мази. Осознать, насколько плохо я выглядела, смогла только наблюдая реакцию Лайзека, поэтому прокручивая в голове наши с Дарианом разговоры, поцелуи…Хотела присоединиться к травнику и провалиться под землю вместе с ним. Как можно было целоваться с такой уродиной?! Какой же он все-таки окаменелый!

  Наконец, мы оказались у подножия. Солнце освещало природное великолепие, и я с нетерпением наблюдала за травником, затаив дыхание, что уверенно двинулся отнюдь не на юг!

  «…первый камень Творец взял из горной пещеры в Долине Ветров. У подножия Детя-горы, с южной стороны узришь ты в сокровищницу этого мира вход. Сей камень спрятан в самой темной из пещер, куда никогда не проникает свет…»

  Дариан тоже это заметил, а потому схватил Лайзека за шиворот расшитой красными нитями белой рубахи и подтянул к себе, сверля серьезным взглядом, оставив насмешки.

 - Забыл где юг? Может, подсказать? – травник громко сглотнул и растерянно оглянулся на гору, болтая в воздухе ногами.

 - Ннно веттерр дддует ннее с ююжжнойй стороннны, - чмокнув палец и подняв его, слабо возразил он. – Нужно немного правее, - добавил человек, прочистив горло.

  А я вдруг поняла, почему в первый раз мы так и не нашли вход! Это же Долина Ветров! И необычен этот край тем, что ветер здесь дует в одной части территории с юга, в другой с севера, в третьей с запада, а в последней хозяйничал с востока. И пусть мы сейчас подошли с южной стороны горы, но ветер завывал с запада! Нам нужно найти то место, где ветер переменится!

 - Дариан! Он прав! Ветер не южный!

  И вот мы почти бегом направились к другой части горы. Травника благополучно поставили на землю, и заставили поначалу бежать беднягу впереди, а так как окаменелые неслись безумно быстро, то у Лайзека заплетались ноги, в попытке хотя бы не отстать. А вот я оказалась на руках у Дара. Неожиданно приятно, что я не осталась плестись в конце нашей компании, и меня не тащили под руки Сайлер и Эраст, как это было когда-то. Видимо, я заслужила место на ручках, как и мечтала однажды в подполье архива Ирука.

  Я украдкой смотрела на длинные ресницы, нос с небольшой горбинкой, нахмуренные брови и плотно сжатые губы. Локоны золотоволосого, словно бы, лаская, коснулись моего лица, и, добираясь до приоткрывшегося из-за ветра ушка, прошлись по контору, заставляя мгновенно схватиться за шею окаменелого и дернуться от невыносимой щекотки. Дрожь волнами пробегала по моему телу, а я, прикусывая губу, судорожно терлась ушком об плечо, чтобы унять внезапный зуд после шалостей Дара.

  Заметив это, окаменелый прыснул и в момент, когда порыв ветра вновь откинул мои волосы назад, резко дунул мне в другое ухо! Пискнув, я мгновенно поежилась и схватилась за оное. Вот же…начинающий «очарователь»!

 - Поставь меня, я сама дойду! – прошипела я, и Дар, хитро прищурив глаза, опустил меня на землю, и через секунду мягко придержал за талию, чтобы я никуда не ушла. А на мое недоумение он кивнул на травника, который остановился и, приблизившись к горе, постучал. Трижды постучал. Словно в дверь, а не по скале. Захотелось проверить его моральное состояние. Вдруг у человека такой стресс, что ум зашел за разум? Мне раньше часто так казалось, и я не переставала ощупывать свою голову на предмет повреждений.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 24.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться