Жаждущая против бесчувственного. Как стать счастливой!

Размер шрифта: - +

Возвращение Косака

   Вернулся феникс и снова уподобился скале – застыл, не обращая на нас ни малейшего внимания. И я была этому очень рада, потому что один золотоволосый наглец в отличие от раскрасневшейся, спешно натягивающей «слетевшую» одежду меня, выглядел прилично.

 - Мисс Кия, камень что-то не загорелся, - упрекнул меня Дар, но я слышала веселые нотки в его словах.

 - Тогда оставайтесь здесь и поворкуйте с фениксом, может быть камень вспыхнет от вашей взаимной симпатии и ее огня?

  Размечтался. Страсти захотел, вот пусть здесь и остается. С пламенной птичкой.

 - Какая же вы холодная, - разлетелись в стороны золотые волны Дариана, от его покачивания головой. – А минуту назад, мне казалось, вы были очень даже горячей, - его горестный вдох, и я отворачиваюсь от несносного.

 - Что-то я запамятовала, от кого тут лед разлетается в разные стороны?

 - Хм, возможно, я просто хочу, чтобы вы его растопили, - коварный.

  Пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться. Видимо, Дариан всерьез намерен охмурить меня. Интересно. Как скоро он взорвется и перестанет быть со мной таким милым? Я уже с нетерпением жду этого момента!

  Я обернулась, чтобы встретиться с ним взглядом и вдруг вспомнить, как ему хотелось прикоснуться к моим волосам, которые я перебирала, лежа на земле, как он смотрел на мои распухшие губы и следил за моими движениями. От смущения и безумно приятного чувства мне пришлось прикусить щеку изнутри и опустить глаза. Разве утаишь счастье в глазах? Минутное, маленькое, но невероятное счастье, оттого что кому-то нравлюсь. Просто нравлюсь такой, какая есть, с аллергией и без. Глупая Кия.

  Ну, а сейчас самое интересное!

  Как мы выбрались из пещеры? Там были ступени! СТУПЕНИ! Вот теперь я точно обиделась на Творца. Нежели нельзя было открыть проход к этим ступеням, когда мы были наверху? По закону жанра – нет. Хорошо, хоть здесь вообще они оказались, и знаете, где они прятались? Под хвостом! Под пышным ПЛАМЕНЕЮЩЕМ хвостом пернатой! Ну, я же говорила: «Как в пекло, так сразу Кия первая!».

 - Как думаешь, если обвязать ее крылья веревкой, мы ее дотащим до.., - задумался окаменелый.

 - Дар! – возмутилась я. – Возьмешь ее с собой? Хочешь устроить пожар в своем замке?

 - Ох, прости, этим же занимаешься ты! – наигранно произнес окаменелый с самым виноватым лицом на свете. Как на такого злиться? Надо! А вот как?

  Картина была такая: Дариан держит заледеневшими, покрытыми толстым слоем льда руками огромный хвост, у себя над головой, обливаясь потом, потому что жар от птицы исходил адский, а я пробиралась к ступеням, не забывая оборачиваться и смотреть на Дара, чьи волосы шипели от раздражения, по чьим рукам стекала ручьями растаявшая вода и чей взгляд метался от пера к перу, выражая восхищение созданием.

  Думаю, если бы я не хотела покинуть это место как можно скорее, он бы общипал бедную птицу, а, может быть, даже утащил бы с собой, если бы не ее габариты. Но каким бы сильным он не казался…нееет. Эту красотку он не утащит, как бы не пыжился. Кража века так и не состоялась!

  Лестница вскоре кончилась и вывела нас на поверхность, голова Дариана, что пыталась как можно дольше созерцать переливание пламени на фениксе, наконец, вернулась в исходное положение, и я с облегчением подумала, что шею он не свернет. Но радовалась я не долго.

                                                                       ***

  Мой мир взорвался!

  Удар. Еще один. Пульс стучит в моих висках, разрывая голову. Снова удар. Скрежет когтей, заставляет содрагаться. Зубастая пасть, бездонные глазницы и когтистые клешни, что упорно стараются пробить барьер - вот, что перед моими глазами. В паре сантиметрах от моего лица. И мне не спрятаться, не крыться от зубастой пасти, от чудовища, состоящего из черных, как смоль костей.

  А вокруг кричат люди. Женщины и мужчины. И все - обезумевшие моры, которые срывали одежды, пронзали человеческую плоть и вырывались наружу. Кровь заливает землю, подбирается к моим коленям, и сливается с моей кровью.

  Меня сбили. Я бежала к Сайлеру, что лежал с пронзенной ножом грудью с закатанными глазами и захлебывался белой пеной, что вытекала из его беззвучно кричащего рта.

  Итан бился где-то справа от меня, я слышала его шипящий голос, который не могла понять. Эраста я не находила ни среди убитых, ни среди живых.

  Миг и спину пронзило холодом, и лед метнулся в разные стороны, устилая землю, но кольцом оббегая меня, не желая причинить вреда. Отовсюду летели ледяные иглы и дробили кости моров. А я силилась встать. Страх сковывал, заставлял жалостливо жаться, наклонившись и обхватив разбитые колени, жмурить глаза и зажимать уши, чтобы не видеть и не слышать мора, что кромсал барьер Зиро, желая насадить меня на свои острые когти.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 24.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться