Жди.

Глава 25. Прочь.

Прочь.

 

А утром был скандал. Но тихий и семейный такой, поскольку Ленка все-таки была девушкой воспитанной, и по другому скандалить не умела. Лизка, все еще кипя негодованием, выпалила ей всю правду и о «лекарстве», и о том, какими ей это грозило бедами. И, отдельно, когда Ленка немножко пришла в себя и к ней вернулся дар цензурной и связанной речи, еще и добавила немножко от себя про самого альтарца:

— Ленка, — продолжила она каяться за Рона, — Дело еще и в том, что оборотень наш, он, знаешь ли, женат!

— И что? — Не поняла Ленка намеков, — Я уже догадалась об этом, причем давно.

— И тебе что, все равно? — Не поверила своим ушам драконица.

— Ну… да, а что?.. — Немного заторможенно спросила Ленка, искренне недоумевая —почему её этот факт должен как-то волновать.

— Ну… — Смутилась Лизка, — Как бы, чужой мужчина и все такое…

Ленка как-то странно покосилась на сидящую рядом на кровати подругу, и в ее голове зародились первые подозрения. 

— Хм, ну да. Хотя, стой! Если он женат, то, скорее всего, очень давно жену не видел, так? — Решила она озвучить подруге свои тревоги.

— Тааак… — Протянула Лизка, потерявшая нить суждения.

А подруга, нахмурившись, не на шутку встревожилась, воскликнув:

— Ну тогда, думаю, у нас назревает проблема!

— Дааааа, — неуверенно поддакнула смуглянка, косясь на нахмурившуюся Ленку.

— Что — «даааа»? — Передразнила её та, — А если она его с нами не отпустит?! Я бы вот, не отпустила! С двумя девицами-то, к лешему на рога!

Лизка почесала в затылке, поморгала удивленно и, решив, что диалог опять свернул куда-то не туда, снова попыталась навести подругу на правильную мысль:

— Эээээм… Ленооок, а ты… ну, Альтар, он сам-то тебе — как?

Ленка опять нахмурилась и уставилась на подругу, как на что-то странное и непонятное.

— Что — как? Что-то я тебя сегодня через раз понимаю, Лизок!

— Да я тебя тоже, так что квиты! — Надула губы смуглянка.

— Так… Ты мне о чем тут пытаешься еще поведать? Может, перестанешь намеками говорить, у меня от них уже голова пухнет!

— Ну о том, что Ронни — не наш, и что он женат, и, ну, в общем… — Лизка набрала воздуха в грудь и выпалила на одном дыхании: — Что бы ты не смотрела на него, как на мужчину, вот!

Лизка перевела дух и с виноватым видом уставилась на подружку, которая в ответ выразительно, с чувством, у виска пальцем покрутила, добавив вслух:

— Лизка, ты совсем сбрендила?! Я на него так и не смотрю!

— А со стороны не скажешь! — Обиженно, а от того чересчур запальчиво окрысилась Лизка.

Покрасневшая до корней волос Ленка подхватила с колен забытую в пылу скандала расческу, и принялась теребить её в руках, промямлив чуть слышно:

— Ну да, возможно и было чуть-чуть, в самом начале, но сейчас… да еще и зная, что он женат… Нет, Лизка, это не то, меня совершенно к нему не тянет.

— Точно? У тебя что, есть с чем сравнить? — Решила уточнить смуглянка.

Ленка, не привычная к подобным откровенниям, еще пуще покраснела, и все отчаяннее принялась терзать расческу, пока у той с тихим треньком не отлетел зубец. Лизка молча вглядывалась в лицо подруги, готовя мысленно про себя речь, но тут Иленка-таки смущенно улыбнулась и смогла сформулировать то, что для себя поняла не так давно:

— Нет, подруга… Не с чем мне сравнивать… Просто мне кажется, что это не то. Знаешь, то, что я чувствую к Рону, сродни тем чувствам, что я испытывала к Грегори-старшему. Ну помнишь, я тебе рассказывала?

Лизка, удивленная и сбитая с толку словами девушки, кивнула, до последнего отказываясь верить в то, что она так ошиблась в оценке поведения своей, казалось бы, знакомой вдоль и поперек, подруги, а Ленка продолжила объяснять:

— Я и сама долго понять не могла, а оказывается, что он для меня… ну что-то вроде старого, но любимого дядюшки, или такого отца, какого у меня никогда не было, понимаешь? Я отца-то и не помню почти. Смешно. В одном доме вроде как жили, а я его и не помню, — Ленка горько усмехнулась, — Но вот уж точно нет в душе ничего такого, о чем в романах пишут, или о чем женщины шепчутся! Мне рядом с ним хорошо, спокойно как-то. Вот как будто бы дома на лавке около печи пригрелась. Но доверять я ему до конца уже не смогу, Лизок. Тем более зная, что он шпион… Да и после той ночи, когда он меня так напугал…

Сердце Лизки болезненно кольнуло от слова «шпион», но она заставила себя тепло улыбнуться подружке, спросив тихонечко:

— Давно поняла?

Ленка помотала головой и рассказала ей о прогулке по городу, после которой они с альтарцем начали так стремительно отдаляться друг от друга. В конце Лизка совершенно успокоилась, заулыбавшись — долго тревожиться или грустить было не в её природе.

— Так что ты не думай, Лиз, я не собираюсь на шею ему вешаться, или закатывать истерики, ну или еще чего такого! Скорее уж тихо порадуюсь за нашего Ронни и его жену, что они наконец-то встретились через столько лет. Наверное, это ужасно — вот так надолго оставлять тех, кого ты любишь…

— Ужасно, — тихо пробормотала Лизка.

И Иленка, вскинув виноватый взгляд на подругу, порывисто её обняла, поняв внезапно, что не только Рон тут такой оторванный от родных и близких, и не только его пожалеть нужно… В уголках глаз смуглянки заблестели слезы, которые она быстро сморгнула. Не время сейчас. Отстранив виновато заглядывающую ей в лицо младшую подругу, дракона широко улыбнулась, со смешком признавшись:



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться