Жди.

Глава 27. Кошки-мышки.

Они сидели рядышком на берегу их пруда. Миленка гладила ладошками обложку новой книги, привезенной лично для нее Грегом, а тот сидел, низко опустив голову, рвал травинки и кидал их в омут.

— Миленка, а скажи, я тебе нравлюсь? Ты приходишь ко мне потому что я ивой друг, или?.. — Грегори сегодня был тих и задумчив больше обыкновенного.

Милена не знала — что творится с другом последнее время. Она так ждала его возвращения, считала дни до наступления каникул, но вернулся он совершенно подавленным.

— Конечно нравишься, Грэг! У меня никого ближе тебя нету. Ты мне не просто друг, ты мне как настоящий брат! — Уверенно ответила маленькая девочка.

— И у меня. У меня нет сестры, но я бы хотел, что бы она была похожа на тебя. Мне без тебя очень одиноко там, Мил.

— Ты что, Грэг! А как же родители?! А дядя?! — Ахнула девочка.

Мальчик только тяжко вздохнул, с раздражением вырвав и отправив в полет очередной безвинный клок травы. Ей почему-то всегда казалось, что у Грэгори идеальная семья. Любящие родители, полный дом слуг, книг, игрушек, замечательные учителя и друзей много. Не то, что у нее, Миленки. По-другому и быть не могло! Это же Грэгори!

— Ну да. Родители… — Вяло отозвался после долгого молчания Грэг и кинул виноватый взгляд на подружку.

Ему стало стыдно перед ней. Уж кому жаловаться, так это точно не ему. Грэг мячиком подскочил с места и лучезарно улыбнулся маленькой подружке.

— Ладно, Миленка! Не бери в голову! Как думаешь, а тут есть рыба? 

— Не знаю…

— А давай ловить?..

 

Рыбы в пруду не оказалось, зато на отмели грелось множество черных головастиков с уже отросшими задними лапками. Если их поймать в ладошку и налить туда немного воды, то они очень смешно плавали, щекоча кожу… И Грэгори ловил их ей, с улыбкой наблюдая за их деловитой суетой в сложенных чашечкой ладонях.

 

Ленка проснулась посередь ночи с чувством легкой грусти. Сердце щемило тоской по чему-то не сбывшемуся, а во рту — горечь, словно в чай полыни лист попал. А ведь она видела эти маленькие изменения в Грэгори! Видела. Каждый его приезд он менялся, замыкаясь в себе. Он несколько раз порывался что-то рассказать Илене, но каждый раз обрывал себя. О чем? Какой же она была тогда наивной и слепой. Зажмурившись, девушка пыталась сдержать слезы. Да куда там. Так и уснула.

 

И все же, выспаться ей дали, да еще как! На сутки с лишним заперли в этой комнатушке, забыв о её существовании. Если бы не безликая служанка, или еще кто-то добрый, принесший ей поднос с довольно скудной пищей, пока Ленка спала, эти сутки, как ей казалось, она бы не пережила. А так — жевала хлеб, запивая его простоквашей, и старалась как можно на большее время все это растянуть. Утром второго дня от начала её заточения кто-то подошел к двери и, воспользовавшись ключом, открыл узницу. Оказалось, что за ней пришла какая-то молодая женщина в таком же, как и у нее платье, но с несколькими ключами на поясе, в сопровождении пары гвардейцев в суконных алых сюрко* поверх надраенных кольчуг. А на груди — знакомый с детства золотой дракон. 

Последние сомнения в том, кто её, как она это для себя назвала, перепохитил, отпали окончательно. Гвардейцам за пределами поместья делать нечего. Если только они не сопровождают своих господ. Но тогда бы наряд был бы более… пышным и помпезным, и сукно бы заменил бархат, или, в крайнем случае — парча и атлас. 

Пока Иленка раздумывала, быстро скручивая волосы на затылке в пучок и закалывая их чудом уцелевшими шпильками, служанка, махнув рукой на выход, но не проронив ни слова, пристроилась за Илекой. А девушка, пожав плечами, задрала подбородок и пошла, осторожно ступая в новых и жестких туфлях за вышколенными гвардейцами, не удостоившими пленницу не единым лишним взглядом.

Идти пришлось не долго — обратно через две комнаты, в оформленную в кремовых и темно-розовых тонах огромную гостиную, где её дожидалась давешняя визгливая блондиночка, лениво наигрывая какую-то простенькую мелодию на розовом же клавесине. 

Зачем нужен был вооруженный эскорт — Илена могла только догадываться. Указать ей на её положение пленницы в этом доме? Так сутки с лишним в заточении и так ей доходчиво все объяснили. Или была попытка демонстрации силы, или эта блондинка Иленку боится?.. Служанка, поклонившись, ушла, а за ней и гвардейцы покинули зал, и девушки остались наедине. Но вот только под рукой разглядывающей Ленку блондинки, Ильзе, как её назвала леди Дания, был колокольчик. Секунда — и тут будут слуги и охрана. Да и не думала Ленка бросаться на эту скандалистку.

Не выдержав первой, Ильзе, вздернув подбородок, принялась вещать капризным тоном:

— Тебе что, девка, мало было угроз? Не поняла ничего? Грегори — мой!

Ленка, уставшая уже от тупости всевозможных личностей, встречавшихся ей за последние дни, сердито фыркнула. Да еще и вид этой расфуфыренной, розово-карамельной куклы совершенно не вязался с выговором портовой девки, добавляя Ленке наглости:

— Кто тут еще, прости меня Милостивая богиня, девка, сомнительно. А Грегори мне, что бы ты знала — и даром не нужен! Тем более с таким довеском, как его семейство.

— Ах ты! Дрянь!!! — Зашипела Ильзе, готовая вцепиться любому в глотку за своего возлюбленного.

— Ильзе, угомонись, — предупредила её по-простому Ленка, — Кинешься на меня — так личико изукрашу, ни один целитель не поможет. Мозгами думай, а не другим местом. Я сама не знаю — зачем меня притащили сюда. И буду рада вырваться как можно дальше и от тебя, и от Грегори с его помешанной мамашей.



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться