Жди.

Глава 29. Истинная леди.

Вилора была аристократкой, что называется «из старой гвардии». Не достаточно титулованная, или богатая для «высших кругов», боковая ветвь хоть и не достаточно влиятельной, но очень древней и уважаемой семьи. Титула она не наследовала, земель — тоже. Всего актива — хорошее приданное, юность и миловидное личико. Все это, а так же договор на безвозмездную аренду небольшого клочка леса с хорошими охотничьими угодьями, и было в свое время в торжественной обстановке было вручено любимцу очередного по счету венценосного Георга.

Но, увы, брак не принес ей ни душевного тепла, ни материнского счастья, сожрав всю юность без остатка. Супруг ее, будучи в пять раз старше, пару раз за медовый месяц навестил комнату молодой жены и, не добившись особых успехов, в дальнейшем предпочитал коротать дни за охотой, а вечера — с книгой и бокалом чего-чего-нибудь крепкого. Вилора же, признаемся честно, страсть супруга к подобному времяпрепровождению всячески поддерживала. Обоих это вполне устраивало.

Так и жила она, бездетная, и не обладающая ни каплей магического дара, на котором последнее время все словно помешались, вплоть до самого окончания траура по внезапно почившему супругу. И, заметим так же, что ее вины в его совершенно нелепой смерти почти не было.

Виконтесса от природы своей обладала завидным чутьем на неприятности, позволившим ей отбиться от повторного брака и  продержаться на плаву вот уже почти шесть десятков лет, вовремя планируя длительные поездки на курорты или в свое родное баронство к братьям-племянникам, пересиживая там очередную смуту в тишине и комфорте. И именно это чувство неприятностей сейчас кричало виконтессе о том, что как раз пришло подходящее время убраться куда-нибудь по-дальше, бросив чемоданы и, не чинясь, подхватив юбки по-выше.

Так же, когда их обустроили, по настоянию обеих, в одной келье, леди Вилора с удовольствием пояснила вымотанной до полного отупения Ленке, что от пожилого мужа-виконта, она разве что состояние, позволявшее жить скромно, да титул, да и тот — титул учтивости, и получила. Ну и  кое-какую недвижимость в городе, от которой больше мороки, чем удовольствия или дохода. Вовремя слиняв от двора и отговорившись трауром, леди Вилора мастерски научилась исчезать из поля зрения власть имущих. Это, да еще и её вызывающе-эпатажное поведение и сводничество, в купе с хорошей игрой в ранний маразм и непроходимую, просто махровую глупость, позволили ей жить если не спокойно, так отводили хотя бы часть подозрений даже в те времена, когда казнили по любому подозрению в измене.

Так же леди, виртуозно растормошив Ленку, за несколько минут вытрясла из нее всю неприглядную правду о той роли, что для нее приготовила зарвавшаяся в последние годы леди Дания, да и прошлом самой Ленки заодно. 

Хмыкнув и состроив брезгливую мину, пожилая дама вывалила довольно много шокирующих сведений о положении магов в их странной стране на разревевшуюся Ленку, которую с большим запозданием догнало осознание того ада, что её ждал в особняке Торенбри. Догнала девушку и мысль, что она, возможно, убила человека. Да, Стефан был не самым лучшим образчиком манер, но он был человеком. Когда Ленка, проревевшись и запоздало поистерив, умылась и успокоилась, понемногу приходя в себя, леди заявила, что вот теперь, дескать, она за свою «милую голубку» уже не беспокоится, и обо всем можно будет поговорить уже завтра. Благо стены у монастыря — крепкие и высокие, а озверевший народ, подстрекаемый, несомненно, иностранными агентами, всю ночь, да и завтрашний день — тоже, будет занят, мародерствуя в Золотом Квартале.

— Так что давай-ка спать, моя милая девочка! — Решительно заявила она Ленке, видя, что та наконец-то перестала дрожать, как заячий хвост, отходя от шока.

Устроившись на узкой койке и завернувшись в пахнущие лавандой и, чуть-чуть — пылью, теплое и толстое стеганное одеяло, Иленка, как не хотелось ей подумать о всем произошедшем, уснула, едва только её голова коснулась подушки. Леди Вилора, с нежной, печальной и ласковой улыбкой глядя на вздрагивающую и хмурящуюся во сне девушку, подошла и села рядом, поглаживая так много пережившую в последние дни девушку по плечу и тихонечко, будто бы стесняясь внезапного порыва, напевая ей тихую колыбельную. 

Сейчас, когда Ленка крепко уснула и чуть заметно заулыбалась во сне в ответ на ласковые интонации её голоса, пожилая виконтесса с жадностью и изумлением вглядывалась в правильные черты девушки, с трепетом находя все больше и больше знакомого. 

— Бедная моя девочка… Я не знаю — кто ты, душа моя, хотя и догадываюсь… Меня потянуло к тебе, будто бы я всю жизнь тебя знала. Как к чему-то родному. Как к ней… Как же вы похожи, милое дитя! Вот только как бы мне тебя спрятать по-лучше, а? — Проговорила женщина одними только губами, — Вот бы взять, и суметь придумать для тебя такое место, где ни Стефан, ни Триан, ни другие титулованные ублюдки до тебя не дотянутся. Спи, маленькая моя герцогиня… Спи… Старая глупая виконтесса придумает, как обвести напыщенного осла вокруг пальца, и спрятать от него родную кровь… Это будет самой смешной шуткой безумной виконтессы. Да-да! Украсть у Триана то, что он так отчаянно ищет.

Вилора заботливо поправила сползшее с девушки одеяло и села на свою кровать, в задумчивости перебирая тонкими пальцами веер. Да, она всего лишь слабая женщина, как и Иленка, как и она… Та, думать о которой она себе запретила, что бы не рвать сердце и не отравиться собственным же ядом. Но, в отличие от девочки, на её стороне был и опыт, и возможности, и связи, которыми она старалась без нужды не пользоваться. Хмурясь и задумчиво теребя кружево веера, виконтесса раздумывала — как ей лучше поступить. 

Первый порыв спрятать от всех чудом найденную девочку уступил разумной осторожности. А что если он понял — кто перед ним? Ну не слепец же он! И все это лишь очередная рокировка в его стиле? Бросить вызов Триану в лицо? Опасно. Это не тот соперник, с которым будет легко сражаться. Да еще и на его поле, в его городе, где все пронизано сетью его агентов и старой магией. Где он почти равен своим богам. Однажды она уже смогла вывернуться из его лап. Чудом. Второй такой случай может и не представиться, а у нее есть время только до следующей ночи, если только старый лорд-тиран не изменил своих привычек к театральным жестам. 



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться