Жди.

Глава 30. Кому верить?

Драконы совещались долго — беглянки успели уже и поесть, и продрогнуть, и снежком умыться, и подремать, сообразив привалиться к теплому, нагретому солнышком боку неподвижной драконицы. Шкура ее оказалась довольно приятной на ощупь, теплой, и пахла хоть и резко, но терпимо. Когда они проснулись, уже смеркалось, а город внизу превратился в затянутое жирным чадом пожарище. Даже монастырь, чьи ворота пали под натиском волшебного огня летающих монстров, и тот пылал, даром что каменный. Рассмотреть что-то подробнее с этого расстояния не представлялось возможным. Иленка попыталась было помолиться, но её товарка строго выговорила ей за привычку чуть-что бормотать заклинания. 

— Как это — заклинания? — Вытаращилась на пожилую леди Иленка.

— А вот так! Или ты думаешь, что культ этот — настоящий? И ты богам молишься, а?

— Ну да… а что, не так? — Иленка, выросшая в довольно набожной семье, еда и прожившая не один год при монастыре, насупилась, готовая обороняться.

Виконтесса же, видя праведное возмущение девушки, в ответ лишь насмешливо фыркнула, сложила руки на груди и отвернулась. Решив не высказывать свои претензии затылку дамы, Ленок, в очередной раз дала себе зарок не спорить с глупцами, но не удержалась и украдкой кинула взгляд на свою попутчицу. Вид обычно язвительной и насмешливой леди заставил девушку замереть. Пожилая дама с неожиданной для Ленки яростью и жадной, какой-то нереальной мстительностью, рассматривала лежащий в руинах город. Помолчав с минуту, она, все так же зло, рвано и резко, как выдох на морозе, процедила сквозь зубы:

— Ну да.. Ну да… Сказочки про эту их Богиню-Мать… Она и по ныне здравствует, между прочим! Вот только никакая она не богиня, а всего лишь одна из магичек, по-удачливее многих, да вовремя сообразившая — откуда ветер дует. А Пра-отец, это её супруг, что бы ты знала. Тоже жив и здоров, зараза… Ты вспомни хоть часть молитв-то! Сама же их раз за разом повторяла, да переписывала, не задумываясь над текстом! А это, что бы ты знала, старые заклинания, — виконтесса сощурилась, выглядывая что-то внизу и продолжила, — На старом языке, на котором раньше маги-то говорили. Ну вот вспомни что-нибудь сама и подумай — что ты сейчас сделала бы.

Ленка и подумала. А потом еще разок. Нахмурилась… Пожевала губу и еще раз подумала. С последним выходило туго — мозги скрипели и напрочь отказывались воспринимать заученные с детства слова, как заклинания. У нее даже голова закружилась от усилий… Но стоило только абстрагироваться и фразы, цепляясь одна за другую, начали раскрываться новым смыслом. Ведь та молитва, что читается на третий день от рождения над младенцем, всецело отдавала его душу, тело и энергию во власть богам. А если учесть, что в жрицы берут только тех, кто «одарен богами», так старые слова вообще заблестели новыми гранями, привязывая человека к богам от рождения до смерти, и даже в посмертии… Видно лицо девушки стало настолько ошарашенным, что старая перечница, прикрыв рот ладошкой, мерзко захихикала, умудряясь совмещать ехидность с тоном строгой наставницы:

— То-то же! Думай теперь — что, кому и когда ты говоришь! Даже в мыслях не смей!.. — Предупредила её пожилая женщина.

— Как-то это все… сложно слишком. А вы-то откуда это все знаете? — Усомнилась Ленка.

Мирана тяжело вздохнула и подтолкнула носком башмака камешек. Ленка от нечего делать проследила взглядом за его полетом. Вот он сорвался вниз, ударился, увлекая за собой труху и песчинки, порождая своим полетом целый поток. Она даже перегнулась было посмотреть вниз, но её увлекательное занятие прервала пожилая леди:

— Да знаешь, я когда маленькая была, этот культ еще не такую мощь набрал, как сегодня. Мы по началу посмеивались над этими культистами… Ну не верилось, что люди, забыв своих богов, новым начтут молиться. А поди ж ты… Но у них шло все не сказать, что гладко, только вот лет в сорок последних, как людям жить невмоготу стало, так все повадились чуть что — хамы строить. А до того… Кому только не молились, знаешь ли. 

Бывшая виконтесса, горько усмехнувшись своим воспоминаниям, отправила в полет еще один камень. И еще несколько. Ленка не сводила глаз с этой искусственной лавины, наблюдая, как внизу, под ними, образуется горка из камней и мусора. А виконтесса, вдоволь полюбовавшись на результат, продолжила тихонько:

— Капища старые даже я застала еще, да и по сию пору, уйди ты от столицы по-дальше, их можно найти в лесу. Рядом с городами-то почти все растащили на камни. А я еще помню, что разные боги-то у каждого народа были, да и много их было — всех не сосчитать. Те, кто вдоль рек жил, одним кланялись, кто у морей — другим… Южане вон морского царя, да бога ветров все больше почитали, а в столице, так вообще — каждый край свое капище держал. Жрецов тьма была. Какие споры у них были — ммм! Нянюшка моя, помнится, очень любила бегать на площадь, если там жрецы меж собой схлестнуться. Только эти споры все больше перерастали в драки… Бывало, что пол-столицы разорят, доказывая — чей бог главнее. Вот потому, думается мне, их и заменили. Каждый же своим богам молился, и денежки, да жертвы, текли тоже по разным закромам. А сейчас… Да что, сама видела рожи этих жрецов. Не у каждого короля такая гладкая кожа и руки холеные… Крестьянин лет сорок живет — и то повезло, а жрец — сотни полторы, пока его конкурент не угрохает. Ну и пока под властью в правильную сторону вертится… Вспомни кладовые, где мы с тобой в дорогу затарились. И это ж мы с краю зашли, да самые простые видели… А глубже, за дверями — лучшие масла, ткани, продукты… Каждый за собой грешки-то знает, вот и получается… Что все туда стекается, только руки подставляй.



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться