Жди.

Часть 6. Иди. Глава 31.

Самое обидное для Ленки, что её будто бы и не ждали. Ну или не сомневались, что она вернется. Дом Вольги оказался крайним в ряду широких бревенчатых изб, в надежно укрытом от чужих глаз холмами и лесочком небольшом поселении. Десять раз мимо пройдешь, и не сообразишь, что тут припрятан хуторок почти на два десятка избушек. Скотины в долине никто толком не держал, но алонда решила не оставлять своих привычек, и как ни в чем ни бывало деловито суетилась, обустраивая в свеже-построенный сарай новую козу. Увидев Ленку, она широко улыбнулась, кивнула своим мыслям и лапкой с зажатой в ней хворостиной махнула, в сторону дома. Мол, располагайся, а я позже присоединюсь. К счастью, виконтесса такой прием не прокомментировала. И только верная Лизка, радостно взвизгнув, кинулась встречать гостей от самых дверей перенесенного на новое место дома алонды. Вот только, потискав немного подругу, смуглянка кинулась…к Ирме, вопя что-то неразборчивое и явно не совсем приличное.

— Илена, ты уверена, что мы туда попали, куда стремились? — Высокомерно и нарочито громко поинтересовалась ехидная виконтесса, не привыкшая, что на нее не обращают внимания.

Старшина хмыкнул, скосив глаза на зардевшуюся Илену.

— Думаю, ваша подруга вам не настолько рада…

Но Лизка, вякнув возмущенно, обернулась к оборотню, грозно насупившись. Выморозив нелюдя презрительным взглядом, она ласково так, нежно пропела:

— Я тебе сейчас как…

— Ты все обещаешь, обещаешь, красавица… Я уже весь в нетерпении! — Съязвил старшина, плотоядно улыбнувшись смуглянке.

Лизка, возмущенно засопев, еще одним взглядом оборотня наградила. На сей раз со смесью презрения и вселенской скуки. Посмеиваясь в кулачок, Ленка спросила:

— А где Рон? У родни застрял, да?..

— Хм… — Поперхнулся заготовленной колкостью старшина, смутившись от чего-то.

— Ленка… Тут такое дело… — Замялась Лизка, пряча взгляд от подруги.

— Лиз?

Все веселье схлынуло, и на Ленку по новой накатило ощущение леденящей внутренности пустоты.

Лизка, отмахнувшись от подруги, что-то сказала драконам, и те, пофыривая и забавно переваливаясь, отправились в сторону ближайшего лесочка. Едва шум, издаваемый тремя драконами утих, старшина с укором посмотрел на Лизку и сделал знак своим воинам возвращаться без него. Пожевав губы, мужчина, взяв инициативу на себя, предложил:

— Давайте в дом пройдем? Там и поговорим.

— А вы — кто?.. — Спросила она оборотня.

— А я — свой. Почти родственник, считай.

И со столь многозначительным видом покосился на Лизку, что та, коротко, но емко ругнувшись, рванула в дом, цапнув попутно Ленку. 

 

В доме все расселись обстоятельно, даже Вольга, в буквальном смысле плюнув на упрямую козу, пробралась в свое жилище и приткнулась в уголочек комнаты. Все молчали, кося глазами куда угодно, лишь бы не смотреть на усаженную по-ближе к пышущей жаром печи Иленку, застывшую ледяной статуей во главе стола.

Старшина, так и не потрудившийся представиться, оглядел собравшихся, поскреб пятерней в затылке, понял, что ответ держать придется ему и, тяжело вздохнув, с шумом прочистил горло. В полной тишине звук вышел почище грома. И эффект имел такой же.

— Ну, раз никто не хочет говорить, то, значиться, я первый скажу. Что тянуть-то?

И, вопреки своим-же словам, замолчал, уставившись на печку и задумчиво жуя ус.

— Да что тут говорить-то… — Вздохнула тихонечко в своем уголочке Вольга, тоже, похоже, заразившаяся косоглазием от остальных, — Нету Рона, Ленок…

— Как — нету?.. — Не поняла девушка, пытаясь поймать взгляд Лизки, — Уехал, да?

Старшина крякнул и переглянулся почему-то с виконтессой, разведя руками. Мол, вот что с этой наивной простотой делать?

Презрительно поджав губы, бывшая виконтесса обвела взглядом собравшихся и, горько усмехнувшись своим выводам, ледяным тоном изрекла: 

— Я так понимаю, девочка моя, что они всеми силами пытаются не-сказать, что некто Рональд Оур д’Альтар, маг, отправился к предкам. Не так ли? 

Могучий оборотень, свесив голову, кивнул, подтверждая:

— Не уберегли… Сами виноваты…

Из Ленки будто бы хребет выдернули — если бы Лизок не подоспела, та бы сверзилась со стула. Взгляд девушки стал потерянным и беспомощным, но она все же, надеясь на что-то, спросила подругу:

— Лизонька… Ну скажи ты, что это не правда…

— Ленок, я, конечно, скажу… но правду-то это не отменит… — Лизка, крепко обнимая подругу, поглядела в глаза девушке. 

И прочитав в глазах подруги ответ, Ленка, все еще не веря, помотала головой, став похожей на ребенка, отрицающего страшное:

— Не правда… Лизка, он же… он же маг! Боевой! Он столько лет… а тут! Да как же? — Прошептала она уже сквозь слезы.

— Когда мы с тропы вышли, он… В общем, ты когда пропала на выходе, он обернулся, Ленка… Сама же знаешь — нельзя там оборачиваться… А потом он… Он за тобой попытался кинуться, вроде даже получилось. а потом, Вольга сказала, что Ронни чем-то приложил те уроды, что тебя украли! Мы поиск по крови делали, ну, в общем… Нету его, Ленка. Умер. Только ты это… Ленка, ты ни в чем не виновата, не казни себя! Не смей, слышишь! — Горячо зашептала смуглянка, до боли стискивая плечи помертвевшей и бледной подруги, — Это те, кто тебя украл сделали! Мне Вольга все объяснила… А сначала я и сама… — Горячо шептала Лизка, торопливо, словно стыдясь, вытирая слезы,— Мы шли, и тут ты пропала, и Рон… Он, как дернулся к порталу, так просто растворился… как сахар в воде… И сородичи его говорят, что нет его больше… И тебя не было…



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться