Жди.

Глава № 32. Прошлое, которое не вернуть.

Прислушиваясь к перебранке в соседней комнате, Ленка лежала, чувствуя себя раздавленной колесом телеги лягушкой. Или курицей. Так даже более схоже. События последних дней опустошили её настолько, что даже на слезы уже сил не было. В груди клокотали, мешая дышать, а глаза оставались сухими. Смерть Рона была еще одной бедой в череде событий, навалившихся на девушку. Осознать её она еще толком не успела, хотя раз за разом её мысли возвращались к этому, натыкаясь на стену неприятия. Ну не хотела она думать, что несносный оборотень погиб так глупо. Наверняка у него был запасной план, и он, например, сейчас в столице и еще её, Ленку ищет…

Дверь в комнату приоткрылась, и Ленка, стараясь не выдать себя, затаилась. Не хотелось ей говорить ни с кем сейчас. Даже с Лизкой. Она за последние дни так устала, что чувствовала себя постаревшей лет на двадцать, если не больше.

Лизка, понаблюдав за неподвижной фигуркой подруги, тихонечко прикрыла дверь и подошла к кровати подруги. Села рядом на на сундук в изголовье кровати и, подтянула и обхватила ноги руками, уткнувшись носом в колени. так и замерла, сгорбившись. 

Сон, как ни странно, не шел. Покусывая растрескавшиеся губы, Ленка думала, что же ей дальше делать. Лизка тоже молчала, привалившись спиной к бревенчатой стене и думая о чем-то своем, и Ленок решилась, заговорив тихим шепотом:

— Лизка, ты только не перебивай. Выслушай пожалуйста, ладно? 

Драконница, не меняя позы, кивнула и угукнула в колени. И Ленка, глядя в потолок, продолжила:

— Я вечно притягиваю беды, и этим опасна для вас. Для тебя, для оборотней, для Вольги. Даже для Вилоры, которой я все же очень благодарна за помощь. Я все слышала, что она сказала, Лиз. И знаешь… Может, она и чудовище, но не больше, чем те, кто в Золотом Квартале живет. Все они одинаковые. Я благодарна ей, но на этом — все. Я вижу, что ей от меня что-то надо. Но мне это надоело. Меня все тянут в разные стороны, заставляя чувствовать себя тряпичной куклой в руках рассорившихся девчонок. Еще чуть чуть — и разорвете на части. Лизка… Моя Лизонька, я знаю, что ты готова пойти за мной к вратам, и дальше, но Вольга предупредила меня, что обратного пути не будет.

— Как не будет? — Отмерла Лизка.

— Совсем. Если ты пройдешь через врата, то не сможешь вернуться обратно. 

Лизка пошевелилась, удобнее устраиваясь на сундучке. В темноте Ленок видела только её силуэт.

— Ну а вдруг — смогу вернуться, что ты так переживаешь? Что бы я, и не нашла способ?! Ха! — С напускной веселостью возмутилась смуглянка.

— Лиз, не надо вранья, ладно? — Попросила Ленка, сморгнув запоздалые, набегающие на глаза слезы, — Так врата устроены. Вольга говорит, что раньше и обратные были, но их до основания разрушили, те, кто с той стороны живет. Сама можешь спросить.

— Так, ты меня в чем тут пытаешься убедить?! Что бы я тебя одну отпустила, да? Не дождешься! — Прошипела смуглянка.

— Лиз… Что станет с твоим драконьим телом, если это погибнет?

— Вольга рассказала? — Мрачно поинтересовалась Лизка.

— Нет, я сама догадалась.

— Вот же… умница ты у меня, Ленка, — пробурчала Лизка, — Ну и что с того?

— Лиз, я могу открыть эти врата. Но если ты собралась следом за мной, то я не буду их открывать вообще! — Упрямо пригрозила Ленка.

— Знаешь ты кто, подруга? — Возмутилась Лизка, — Шантажистка ты!

— Кто угодно. Но я не хочу, что бы и ты тоже… как Рон… Не надо, Лиз.

У Ленки спазмом перехватило горло. Её боевая подруга, побурчав что-то себе под нос, недовольным тоном произнесла:

— Я поняла тебя, но мне это не нравится. А если так: я попрошу моих вернуть меня в горы, а потом прилечу в долину через три месяца, как вернусь в свое тело, и мы вместе…

Ленка перебила подругу, чуть повысив голос:

— Нет, Лизок. Я иду одна, причем это не обсуждается.  

Подруга аж на сундуке подскочила, возмущенная таким заявлением.

— Это ты так считаешь! — Запальчиво воскликнула та, — Ты только сама подумай, сколько времени эти альвы, или кто они там, не видели никого из людей? Как они тебя там встретят, ты подумала?

— Как раз подумала. У меня, знаешь ли, было время подумать, — язвительно произнесла Ленка, отшвыривая одеяло и усаживаясь в кровати, — И знаешь, что мне кажется? Что один человек, алонд, хоть и необученный, не будет вызывать таких опасений, как толпа. У меня будет больше возможностей договориться, и я вызову меньше подозрений. 

Лизка хотела что-то возразить, но спохватилась и решила пока замять эту тему, переключившись на расспросы. Стоило Ленке заговорить, как её подруга. по-шуршав в темноте, перебралась к ней под бочок. Тесно прижавшись и крепко обняв. Сейчас, чувствуя молчаливую поддержку Лизки, все пережитое воспринималось легче, хотя слезы нет-нет, да наворачивались на глаза. 

— Ты знала о том, что они, маги эти, воруют женщин? — Спросила она у молчавшей подруги, когда закончила рассказ о своих злоключениях в Золотом Квартале.

Тяжкий вдох ей был ответом. Лизка только крепче стиснула подругу, пристроив той подбородок на плечо.

— Знала, Ленок. Знала. Но вот что это такой масштаб приняло — нет. Даже не догадывалась. Получается, что они уже даже за кватеронов хватаются, и чистых людей к себе тащат. А ведь раньше только полукровок с проснувшимся даром брали.

— И что вы делать будете?

— Мы?.. То, что делали всегда: будем и дальше вытаскивать тех, кого сможем и переправлять их за море. 

— А если и до туда доберутся?..

— Что-то… Защищать будем. А одновременно с этим попытаемся договориться с альвами-эльфами, или как их там, об убежище. Хотя бы для нашего молодняка. 

— А для людей?..

Лизка тяжело вздохнула.

— Вот честно, Ленка… Ты первый хороший человечек, которого я за свою жизнь встретила.

— А Лежик? Олаф? — Не поверила та.

Лизка захихикала, утыкаясь лбом подруге в макушку, пробурчав:



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться