Жди.

Глава 3. Письма из прошлого.

Глава 3.

Письма из прошлого.

 

День проходил за днем, сливаясь для Милены в тягучий кисель с запахом масленного и факельного чада — даже о том, что сейчас утро или вечер, девушка узнавала лишь по тому, спала ли старая бабка Сошка или шаркала разношенными ботами вдоль по коридору. Послабление ей сделали, выдавая утром и вечером по целой кружке воды, да по полной, с верхом, миске каши, приправленной теперь салом или маслом, а иногда и мясцом — Верховный Жрец велел. Выдали через решетку колкое шерстяное одеяло и тонкие сандалики, а узнав от герцога, что девушка умеет читать, еще и книги ей принесли — хоть священные писания, а все же развлечение.

Пожилой храмовник, жалея девушку, часто приходил к ней и пытался разговорить хоть как-то, но Миленка, привыкшая за свою короткую жизнь молчать, не особо-то охотно отвечала, обходясь односложными ответами, глядя все больше в пол. Она почти не молилась, не плакала больше, только иногда, по утрам, она так тепло и солнечно улыбалась, что Сошка, раньше жадно ловившая тень чужого горя, теперь спешила к двери четырнадцатой кельи, стараясь увидеть именно эту улыбку, освещавшую унылую каменную клеть ярче первых лучей солнца.

 

 

***

 

Миленка, вырвавшись, наконец-то из-под присмотра матери и бабки, бежала, не разбирая дороги через чахлый лес, отделявший их от замка герцога, что сам того не желая, так подпортил ее жизнь. Только девочка на него не обиделась, понимая, что старый герцог не хотел для девочки того, что она перенесла по его вине. Он же как лучше хотел, да и те деньги, которыми её что ни день, то попрекали, отец, грозившийся в начале их выкинуть, позже, стыдливо озираясь, в дело вложил, выкупив хороший кусок земли по соседству и наняв еще работника… «Все же польза от тебя, беспутной!» — высокомерно заявила бабка на миленкины жалкие просьбы вернуть герцогу деньги.

— Миленка! — Заорал радостно Грегори, подхватив едва вывалившуюся из дыры в заборе и глупо улыбающуюся девчонку, — Я каждый день тебя тут пасу, а ты?

— А меня дома заперли! — Засмеялась она, взлохматив длинные, вьющиеся волосы дружка, — Но я хитрее!

— У-у-у… Опять тебя из-за меня выдрали, да? — Виновато потупился Грег, рассматривая из-под взъерошенной челки свою маленькую подружку.

— А! Да ладно! — Отмахнулась девочка, — Сам-то как?

Грегори разулыбался и повел Миленку, с загадочным видом велев закрыть глаза, к их полянке у пруда. Девочка же, изнывая от любопытства, доверилась другу, за что получила невероятный сюрприз — новенькая, вкусно пахнущая свежей сосной, круглая и просторная беседка возвышалась на «их месте».

— Это дядя приказал сделать, — пояснил мальчик и, покраснев, добавил, — Что бы я больше не простыл, и что бы мы с тобой на земле холодной не играли…

И Грегори, на правах хозяина, начал хвастаться устройством беседки, показывая и хитро спрятанную печь, и толково сделанные тайники, куда он уже напихал сухарей, три одеяла, бутыль с водой и кучу книг и рисунков, что так хотел показать маленькой подруге, которую не видел больше месяца. 

— Я теперь не смогу часто приходить, Грег, — Грустно произнесла девочка сдавленным, полным слез голосом, — Мать… И отец… Да еще и бабка…

Миленка всхлипнула, а Грег, как настоящий мужчина, обнял её и прижал к себе, со вздохом признаваясь:

— Я тоже, Мил, не смогу. Война кончилась… И в конце лета я еду домой. А еще мне в академию нужно поступать осенью… Я же маг.

— Будущий! — Привычно поддразнила его девочка, уткнувшись мокрым носом в плечо друга.

— Ага… — Рассеянно отозвался он, впервые не ответив на подколку язвы-подружки, — Я обязательно буду сюда на каникулы приезжать.

— А как я узнаю, когда они у тебя? — Спросила Миленка, уже знавшая от бредившего академией друга — что такое каникулы.

— Я… Я голубка пришлю! Магического! — Нашелся мальчик.

— Ага, и тогда меня точно убьют! — Мрачно пошутила Миленка.

— Ну тогда… Тогда я дядю попрошу вывешивать на северной башне еще один флаг! — Снова нашелся мальчик, лучезарно улыбнувшись, — Красного дракона! Сразу заметишь!

Миленка закивала и, легонько оттолкнув друга, вытащила у него из-за отворота рукава платок и утерла мокрое лицо и сопливый нос.

— Ты хоть магией-то научился пользоваться, маг? — Улыбнулась хитро она, — Хоть на мизинчик?

— А то! — Приосанился он и тут же продемонстрировал свои нехитрые и невеликие пока умения к радости подруги, хлопавшей в ладоши от простых и немудреных фокусов.

А потом Грегори достал и расстелил на столике большую потрепанную карту и показывал Миленке, не особо понимавшей, что там на карте, и где север, а где — юг, где Теплое Море, про которое она раньше слышала только однажды, от заезжего купца, приехавшего прикупить самоцветов, что смельчаки добывали в их предгорьях. Грегори на карте показал их столицу, что заняла большой кусок морского побережья, вытянувшись вдоль берега большой белой рыбиной, а Миленке подумалось вдруг, что, вот если смотреть на карту, то она же совсем рядом, столица-то эта. Что и высказала вслух. Друг рассмеялся и объяснил, что рядом-то, может, и рядом, да вот только ехать до нее пять дней, а гонцы, вздумай они направиться в Предгорный, смогут доехать и за четыре дня, часто меняя лошадей. 



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться