Жди.

Глава 6. Новые стены.

Новые стены.

 

 

До храма доехали только к глубокой ночи, миновав очередные ворота и настолько высокие стены, что Миленка неосознанно котомку свою крепче перехватила и к груди снова прижала. 

— Сень, а Сень… — Позвала она робко.

— Чего? — Встрепенулся молодой парень, с готовностью повернувшись к ней.

— А зачем тут такие стены высокие?

— Да от врагов обороняться, — Усмехнулся парень.

— Храму? — Не поняла Миленка, — Разве ж кто на храм-то нападет?

— Эх ты, Миленка! Есть кому напасть, раз стены возвели! Не все же люди одной веры, а еще же и нелюди есть… Не знаешь ничего, а туда же, в столицу собралась! — Потягивая гласные, покровительственно и насмешливо ответил Сенька, в конец потеряв последние крохи симпатии, что еще теплились у девушки. 

Миленка, уязвленная насмешкой, отвернулась, а Сенька озадаченно почесал остриженную под горшок макушку и пояснил:

— У города — свои стены, а монастыри и храмы Бога-Отца и Богини-Матери — как отельный город внутри города. Если городские стены падут, то люди отступят за стены храма, спасаясь от врагов. Понятно тебе?

Миленка кивнула и решила больше не расспрашивать Сеньку, окончательно на него обидевшись, больно уж он противным голосом ей все это говорит, будто с дитем неразумным разговаривал. Сам-то не сильно ее саму старше, а туда же — поучает! 

Соседка-послушница опять на нее свои воловьи глазищи подняла, испуганные, молча умоляя девушку одуматься и остаться внутри этих безопасных для них стен, а Миленка крепко задумалась, решив-таки, что в город сразу соваться не стоит, не разузнав все как следует.

«Ну вот выйдешь ты, Миленка, завтра за эти кованные ворота, и что? — Разговаривала она сама с собой, — Как кура во щи попадешь, ничего не зная. Где мне Грегори искать? Адрес-то у меня есть его на конвертах, да вот только последний год, что он писал, все как-то разные адреса-то были. И половина — не из столицы, а то и вовсе без внятных адресов. Что, в каждый дом так и будешь стучать, как побирушка? И что спрашивать собралась? Или обходить все богатые дома и высматривать среди них нужный тебе герб?.. А дальше? — Вопрошала она себя жестко, — Как быстро тебя, Миленка-деревенька, со двора выкинут?»

Чем дальше думала девушка, тем язвительнее и мрачнее были её мысли, тем безумнее казалась ей сама идея приехать сюда. Столица представлялась ей в её мечтах таким же городком, как и их родной Предгорный, только, разумеется, больше и богаче. Ну дома ей представлялись все-же по-больше — хотя бы как у их головы… А на деле? С самого утра и до позднего вечера они ехали по шумной мощеной дороге, петляя и сворачивая, а Миленка, заранее проковырявшая себе дырочку в холщовом борте возка, во все глаза смотрела и смотрела. Камень, камень, всюду камень… Двух- и трехэтажные дома теснились, давя соседние и нависая над улицей балконами и надстройками, периодически и вовсе тросточками смыкаясь над дорогой. Столько же этих домов было только по пути, если она сбилась со счета на третей сотне? И ведь это они проехали город насквозь, а как тут найти нужный ей дом? Даже зная адрес наизусть, Миленка не представляла себе, как найти хотя бы нужную улицу, не то что бы дом отыскать.

За размышлениями и самокопанием её и застали встречающие, а тут уже не до мрачных мыслей было — нужно выслушать приветствия, показать свои бумаги, передать встречающим их зевающим жрицам опись даров, успокоить совсем разнервничавшихся девушек… Когда же шатающуюся от усталости Миленку проводили в маленькую, еще меньше её «родной», келью, она только о том и думала, как бы ополоснуть лицо, снять пропыленные насквозь платье, да упасть на узкую жесткую кровать и уснуть. 

 

***

 

— Мил, а ты кем хочешь стать, когда вырастешь? — Оторвавшись от старой и затрепанной книги, спросил её Грег.

Миленка крепко задумалась, подперев щеку кулачком. Она про себя вспомнила занятия всех знакомых ей женщин, потом — мужчин, и ничего её не радовало, не манило.

— А ты? — Спросила она его, когда дельной идеи в голову так и не пришло.

— Ну, я стану магом! — Приняв горделивую позу, сказал дружок.

— А если не станешь? — Сощурилась, как кошка, на него Миленка.

— Скажешь тоже — не стану! — Фыркнул Грег, — У меня же дар!

И он так сказал это слово «дар», с таким трепетом, что у девочки даже сомнения не возникло — станет.

А она? Какой у нее, Миленки, дар?…

 

 

***

 

Утром была та же бестолковая беготня, что и накануне вечером, а в обед её вызвала к себе настоятельница для беседы, а вечером и вовсе не стоило одной идти в город… И так день за днем — в Храме, оказавшимся, скорее уж целым городом не меньше её родного, всегда найдется работа для пары расторопных рук. А уж если учесть, что даже здесь, в столице, писать умел далеко не каждый… А еще и так красиво, так аккуратно и быстро как Миленка — вообще единицы... А тут еще ей, как вольной, денег за труды пообещали, а они ей совсем не лишними будут… Так оно и закрутилось: одно задание за другим, новое поручение следовало за только что сданным, и хорошо, с одной стороны — и похвала, и деньгами, хоть и скромными по столичным меркам, но снабжали, да только вот незаметно, суетно, но как-то бестолково и мимо прошла шестнадцатая весна, на которую Миленка столько надежд возлагала. 

Спохватилась она лишь почти два месяца спустя, поняв, что ни разу не вышла за ворота монастыря. Спохватилась и задумалась — что же ей делать? Ждать оказии выбраться в город было долго и муторно, а выйти за ворота самой — страшно. Потому при первой же возможности Миленка ухватилась за мелкое поручение — отнести заказ на новые листы тонкого пергамента в гильдию кожевников. Ей для безопасности еще и сопровождающего выделили, что бы не заблудилась по дороге, и что бы не обокрали простушку, как добавил казначей храма, отсчитывающий полагающиеся ей за работу деньги, что она попросила выдать ей на руки.



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться