Жди.

Глава 13. Плата за известность.

Цена известности.

 

— Иленка, ну давай, приходи уже в себя, девочка! — Уговаривал её маг, подсовывая к самому носу флакончик с нюхательными солями.

Девушка скривилась и вяло махнула рукой, пытаясь оттолкнуть от себя источник неприятного запаха. Маг, удовлетворенно кивнув, отложил в сторонку соли, подхватил девушку и удобнее переложил, подсовывая ей под спину подушки. На приходящую в себя, но бледную до нездоровой зелени Илену было жалко смотреть, но это не самое неприятное зрелище, что было в его жизни. А девушка? Девушка — потерпит его заботу, ничего с ней не сделается.

Одна из кухарок принесла и оставила на столе поднос с чайником и какой-то едой для так неожиданно сомлевшей хозяйки. Альтар, коротко с ней переговорив, велел говорить всем, что хозяйкин обморок всего лишь следствие напряженного дня и вновь разыгравшейся простуды, которую девушка не вылечила, а лишь временно притушила лекарствами. Добрая женщина поохала, пожурила слабо и жалко улыбнувшуюся ей Илену, больше похожую на тень, и отправилась вниз, успокаивать остальных работниц и разволновавшихся клиентов.

Маг вернулся к постели Иленки, притащив с собой поднос, пробормотав с иронией:

— Ну вот, малышка, теперь еще больше слухов пойдет.

Иленка только молча перевела на него совершенно больной и затравленный взгляд, а маг продолжил изгаляться:

— Ну как же, обморок, да еще и на глазах почтенной публики. Да еще после этих пламенных взглядов, которыми вы с молодым герцогом обменялись! Красота! Да в каждой гостиной это событие целых три дня будут обсуждать, как же! Такое событие!

— Альтар, прошу вас… — Сделала жалкую попытку урезонить мага Илена.

— О неет, моя милая девочка! Такой глупости я от тебя совершенно не ожидал! Втюриться за какой-то час в разряженного франта. Да еще в кого? В герцога! Ты, конечно, весьма не дурна собой, но высоковато метишь, малышка, — усмехнулся Альтар, не сводя светящегося взора от вжавшейся в подушки Илены.

— Я знаю свое место, господин Альтар! — Прошептала она, сдерживая слезы, — Очень хорошо знаю.

— Так что же это такое было там, в зале? — Сощурившись, холодно спросил он.

— Мне стало нехорошо, — осторожно попыталась вывернуться Илена.

— Ну это как раз я понял, Леночек! Но вот лгунья ты совершенно никакая, даже не пытайся пробовать. Твоя милая мордашка, обычно такая холодная и предельно-вежливая до противного, впервые с нашего знакомства выражала такую гамму чувств, что даже я растерялся. Что уж говорить о герцоге?

Илена уже едва сдерживала слезы и попыталась хоть как-то отвадить мага:

— Альтар… Я очень прошу вас, оставьте эту тему, вы все совершенно не правильно поняли и сделали неверные выводы.

Маг, сощурившись, разглядывал кусавшую губы девушку, готовую скатиться в банальную истерику.

— Хорррошо, Леночек! Мы об этом поговорим завтра, когда ты уже сможешь спокойно рассуждать.

— Нет, Альтар, мы с вами не будем об этом говорить. Не о чем. И я не обязана перед вами отчитываться.

Маг хмыкнул и, пристроив поднос на тумбочку рядом с кроватью, вышел из комнаты, не приминув оставить за собой последнее слово:

— Ошибаешься, девочка! Ты очень сильно ошибаешься!

 

Пришедшая вечером в комнату Лизка так жалобно вздыхала, так косилась на подругу, что Илене не осталось ничего иного, кроме как похлопать на кровать рядом с собой и признаться:

— Это был Грегори, Лиз.

Лизка присела на самый край кровати, покаянно признаваясь:

— Это-то я поняла, Ленок. Как-то сложила два и два, чай, не дурочка! Но почему он так поступил? Он же явно тебя узнал! — Прижав руки к груди, возмутилась Лизка.

— Ну, например, не хотел показывать своего знакомства с низкородной девкой при дамах, — ровно предположила Иленка. 

И только Мать-Богиня знала, как тяжело дался этот спокойный, с долей иронии, тон.

— Значит, застыдился, да? Ах гаденыш! — Зашипела Лизка, остервенело дергавшая завязки на тугом корсете, — Да сам он после этого низкородный! Цацек-колечек на себя нацепил и думает, что все ему теперь можно! 

Ленка усмехнулась, в душе благодарная за эти слова шумной подруге. А Лизонька продолжила буянить и возмущаться, пылая праведным гневом:

— Знаешь, как меня уже эти выскочки достали? А дамочки их — это вообще что-то! У блондиночки его, между прочим, локоны накладные, а еще и шиньон приколот криво. И морда вся беленая и крашеная, а как меня увидела, так вся брезгливо так сморщилась и платочек надушенный так, что мне аж поплохело от этой вони, поднесла. Фу, блин! Мымры напудренные! Ну а дружок его? Вроде бы и весь такой из себя, а меня глазищами все поедом ел, да гонял туда-сюда. Весь стол, кобель, слюнями закапал!

Лизка состроила мину и, передразнивая интонацию мага, пропищала:

— Ах, милейшая хозяйка, мне кажется, чай недостаточно горячий, принесите другой… Будте добры другую салфетку, моя дама эту нечаянно уронила… Ах, у меня, кажется, волос в джеме, какая гадость! Фе-фе-фе! Тьфу, как баба на сносях! — Рявкнула Лизка и сделала страшные глаза, вытянув губы трубочкой.

— Вот разбогатею, куплю себе дворянский титул — поплатятся у меня эти гаденыши! — Мстительно припечатала смуглянка.

— Да ты же хотела корабль прикупить и в плаванье за море отправиться? — Спросила, отсмеявшись, сползшая в корчах с подушек Иленка.

— Нуууу… Вот теперь уже не знаю, — протянула подруга, сделав вид что всерьез раздумывает, — Месть, она же того, тоже достойная цель. Но и попутешествовать тоже всегда хотелось.

Лизка надула пухлые губы и принялась завивать на пальце черный, как смоль, локон.

— Знаешь, что обидно больше всего, Леночек? — Спросила, наконец подруга, — Что вот эти крашенные мымры же ничего из себя не представляют на деле. Сними с них их раззолоченые шмотки, смой косметику, скинь парики… И что там останется?

— Там останется испуганная, тощая и голая девка. Еще и лысая вдобавок! — Поддержала её Ленка, прыснув от подобной перспективы..



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться