Жди.

Глава 15. Еще один осколок.

Маг вернулся спустя почти пол-часа, принеся с собой на подносе чайник. «Кажется, это стало плохой традицией…» — Вяло подумалось девушке, успевшей немного прийти в себя. По крайней мере, её уже больше не колотило и не тянуло выть диким зверем на луну. 

— Ну и что это было? — Спросил её маг после того, как напоил её чаем с щедро добавленным в него фирменным успокоительным господина Моррисона.

— Это был… клиент, — осторожно пояснила Ленка, не знавшая — что он успел услышать.

— Ой ли? Лен, я, может, и не все расслышал, но вот только как-то я не замечал раньше, что из-за претензий клиентов ты раньше в истериках билась. И попытку подкупа я ни с чем не спутаю.

— Альтар…

— Ага, — перебил он её, — Это не мое дело — знаю! Ошибаешься, девочка — мое. Ты даже не представляешь себе, до какой степени это МОЕ дело. Мы этого господина уже третий год выпасаем, и вот он тут, в глупенькой милой чайной и предлагает девочке-сиротке без роду и племени деньги, титул, домик в столице… За что, спрашивается, за какие услуги? Молчишь?

Маг, продолжая возвышаться над девушкой горой, отобрал у нее чашку из ослабевших рук, и Ленка не стала поправлять мага, что и род и семья-то у нее есть. Технически — есть. Только пробормотала тихо:

— Вы его — что?

— Пасем мы его, моя милая. Следим. Шпионим. Так понятнее тебе?

Ленка кивнула, вжавшись спиной в заботливо подложенные магом подушки.

— А теперь, моя милая, скажи-ка мне, что ему от тебя нужно?

— Я не могу сказать. Я обещала.

Маг коротко хохотнул и навис над девушкой, заглядывая ей в глаза, и с угрозой в голосе, чеканя слог, проговорил:

— Да нет, ты скажешь, Ленок. И либо мне сейчас и добровольно, либо… — Он хищно усмехнулся, — Давай лучше добровольно, — попросил он так вкрадчиво, что от его тихого голоса у Илены внутренности сжались в тугой холодный комок, — Я уже устал торчать в вашем милом заведении, Ленок. И теряю терпение. Так что давай ты просто мне все расскажешь, а я придумаю, как тебе выкарабкаться из того дерьма, в которое ты вляпалась. Договорились?

— Альтар, я все еще не понимаю, какое отношение имеют ваши с герцогом дела ко мне! — Мягко попыталась отбиться девушка от наседавшего на нее мага, стараясь не делать резких движений. Опыт общения с ненормальными у нее был, так что она закономерно записала мага в категорию безумцев. А учитывая, что альтарец не слабый боевой маг, так еще и в категорию опасных безумцев попадал.

Пока девушка пыталась от него хоть как-то отодвинуться, маг, устав ждать от Иленки покорности, рывком подтянул её к себе и крепко сжал ее голову, больно надавив на затылок жесткими пальцами. Тело девушки конвульсивно дернулось и перестало её слушаться. Илена даже крикнуть не могла, скованная заклинанием. Маг же задумчиво начал бормотать, отвечая сам себе на вопросы:

— Давай предположу, дорогая. Ты что-то для него сделала, а теперь шантажируешь? Нет, мимо. Ты что-то видела и он решил, что от тебя проще откупиться? Хм, опять мимо. Или ты его давняя подельница, и вас связывают какие-то делишки в прошлом? Вооот, уже ближе.

Голова Ленки начала отзываться пульсирующей болью, как и всегда было с ней при сильном воздействии магией, которому сопротивлялся её организм. Именно об этом даре, в том числе, и говорил господин Моррисон, когда так неосторожно трепался при альтарце.

— Ну и что, девочка, ты по-прежнему будешь мне говорить, что у тебя с ним нет никаких общих дел? А ты знаешь, что этого милого и очаровательного мальчика как ширму используют те, кто жаждет утопить эту страну в крови? Нет, не знаешь. Откуда тебе. Ты же милая и талантливая девочка. Простая такая. Тихая девочка из деревни. Но вот только откуда там может взяться такая: знающая три языка; воспитанная, как не всякая леди; а среди твоих книг подозрительные карты с пометками, смысл которых никто у нас не может просчитать, а там не глупые люди сидят, нет. И очень странная у тебя библиотечка для простой такой девицы, какой ты хочешь казаться.

Из глаз Ленки уже вовсю текли слезы — так ей было больно и обидно, но она даже моргнуть не могла, сдерживаемая заклинаниями мага.

— Ну что, скажешь уже что-нибудь? Или мне дальше делать вот так? — Боль усилилась, а дар Илены, отзываясь на страдания хозяйки, холодным огнем рванул по её жилам, наполняя все тело энергией исцеления и гася разрушительное воздействие заклинания Альтара. 

Довольный маг резко убрал руки и размял пальцы, присвистнув.

— А еще вот это. Ты можешь пудрить мозги магам вроде Адониса, но не мне. Кто ты, девочка?

Ленка прошелестела, трудом разжав сухие губы:

— Илена. Я Илена. И я не понимаю, что ты от меня хочешь, маг.

— Я? Я хочу от тебя правду, Иленка. Мне уже надоело пасти тебя, да и времени у нас почти нет. Как там говорила твоя подружка? Очень мило и интересно было слушать ваше шептание. Много интересного узнал. О себе тоже. Как там она мечтала? «Собрать их всех в одну кучу и рррраз!» — Кривляясь, пропищал альтарец, — Вот именно это и произойдет, если мы не успеем остановить твоего дружка и его родственничков. Погибнет много людей, девочка. Очень-очень много. Да, большинство из них редкостные ничтожества. Моя бы воля, их бы уже не было на свете. Но кроме них там будут и послы других государств, и нормальные, вполне симпатичные люди. Женщины, дети и старики, слуги и простые люди, Илена. А потом это все выйдет за пределы дворца, пройдет кровавой волной по тихим улочкам, сметая все на своем пути. Убивая всех неугодных. Как думаешь, что с тобой сделает твой обожаемый Грегори, когда закон не будет связывать его руки, а? Догадываешься?

Ленка закрыла слезящиеся глаза и прочистила перехваченное спазмом горло.

— Альтар, ты, наверное, совсем свихнулся. Я не та, за кого ты меня принимаешь. Ты не знаешь ничего обо мне, как ты можешь обвинять меня в подобном, зная меня лишь несколько дней! — Прошептала Иленка в лицо склонившегося над ней мага.

— Ошибаешься, девочка, — едко ответил маг, как куклу подняв её с кровати и встряхнув над полом, — Тебе семнадцатый год, скоро уж восемнадцатый пойдет, а звали тебя до последнего времени Миленка Дичикина, родом ты из зачуханного городка Предгорный, что на карте не больше прилипшего рядом мушиного дерьма, но отметилась в родном городишке в куче скандалов местного пошиба. Водилась с семьей герцога и мага-лишенца Грегори Торенбри, чей титул, в обход прямых наследников, бежавших из страны, перешел к виконту Грегори-младшему. Твоему дружку детства. А в возрасте почти четырнадцати лет, после очередного грандиозного, по меркам деревни, скандала, заботливые родители, кстати, не умеющие ни читать, ни писать, сбагрили тебя в монастырь при храме Матери-Богини, где ты и проторчала до шестнадцати полных лет, откуда, полная амбиций, рванула покорять столицу. Кажется, я ничего не упустил? — Спросил он затихшую и кусающую губы Иленку, — Ну, кроме того, что тебя обвиняли в позорном сожительстве с обоими герцогами сразу?



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться