Жди.

Глава 16. Кто тут кто?

Альтарец, которому щедрые хозяева предложили устроиться в шикарном кресле с высокой спинкой, чувствовал себя совершенно неуютно. Да и кресло для посетителей было «специальное»: на первый взгляд такое удобное, с богатой обивкой темно-зеленого велюра, окантованного потемневшим от времени золотым витым шнуром… и до того на деле мягкое и низкое, что колени сидящего безобразно задирались выше подбородка, а тело само собой запрокидывалось на широкую и мягкую спинку. Волосы противно липли к жесткому подголовнику, а уж как ты из этого кресла вставал! Мрак! Что немощный старик, с кряхтением выползающий из кровати и цепляющийся за специальные перильца. Альтарец, попавший в начале своей карьеры на это пыточное устройство для гостей, теперь скромно пристраивался на самом уголке сиденья, вытянувшись стрункой и балансируя всем телом. Свет керосиновой лампы, запрятанной под абажур из темно-синего узорчатого стекла, заливал обстановку комнаты нереальным, нездешним светом, искажая все цвета и оттенки, делая лица собеседников похожими на морды морских чудищ. «Или на несвежих покойничков.» — Мысленно поправил он сам себя, сохраняя при этом на лице маску сосредоточенного внимания и толику служебного рвения. Хозяин кабинета был скуп неимоверно, хотя мог купить весь город, возжелай он этого, но предпочитал демонстрировать умеренность во всем. Кроме своих маленьких привычек.

Начальство только что выслушало его скупой, наполненный голыми фактами отчет и теперь задумчиво взирало на разложенные перед ним бумаги, лениво убирая холеными пальцами, унизанными перстнями-артефактами, исписанные листы с донесениями в папку.

— Если ты уверен в своих выводах, Альтар, то я не буду подвергать их сомнениям. Бытует мнение, что интуиция альтарцев не дает сбоев, — с легким укором в голосе бросил ему начальник тайной полиции. И двоюродный дед нынешнего короля по совместительству.

Альтар скрипнул зубами, но сдержался, даже взгляд не опустил. Что, впрочем, не ускользнуло от проницательного взгляда Великого герцога, в расслабленной и вальяжной позе развалившегося в удобном, в отличие от гостевого, старинном кресле. Папка заняла своё место в ящике стола, а в длинных и сухих пальцах Великого герцога медленно покачивался бокал, наполненный на четверть крепким золотистым вином. Бокал замер на секунду в руках, когда герцог с ленцой и скукой в голосе поинтересовался:

— Ты хочешь сказать, что твоя интуиция на этой девочке дала сбой?

— Интуиция — нет. Мой опыт подвел меня. — Как можно более ровно ответил начальнику Альтар. Еще и досадливо дернул уголком рта, — Я потерял хватку, Ваша Светлость. 

Герцог, подозрительно легко согласившись со всеми доводами мага, только подтвердил мысли альтарца, что он был отправлен по заведомо ложному следу. И сейчас Великий герцог лишь отечески улыбнулся одними губами и произнес наставительным тоном:

— Ничего страшного. На нее указывало слишком много косвенных улик. А в добавок… Вдобавок, Альтар, эта её магия… Согласен, очень уж странный случай, и не так далеко от столицы?.. Мы так и не смогли проверить толком, только по записям в храме, которые тогда велись отвратительно, но её мать или бабка со стороны матери явно нагуляла дитя с заезжим магом. Как так получилось, что одаренное дитя прозевали, это тема для отдельного расследования. Думаю, маленький герцог Грегори знал, что девочка одаренная, хотя и не говорил о этом родителям. А сейчас, возможно, решил приберечь для себя малышку. Жаль, что большинство участников тех событий уже, к сожалению, мертвы и правды не выяснишь. Ну да ладно.

— Бывает, что дар спит несколько поколений, просыпаясь неожиданно в одном из потомков, — влез в разговор второй мужчина, оказавшимся заметно помолодевшим и переставшим суетиться и кривляться на каждом слове метром Адонисом Моррисоном, — Это хоть и редкость, а все же нет-нет, да бывает. 

— Полностью согласен с вами. Не будь таких вот «проявлений», мы бы давно выродились, метр, — отозвался герцог.

И, видя явное непонимание смысла их реплик замершим в неподвижности альтарцем, пояснил для него равнодушно, будто бы речь шла об обыденном деле, таком как о разведении лошадей или собак:

— Такие самородки тщательно отбираются во младенчестве, воспитываются в пансионатах и под видом отпрысков богатых семей вливаются в состав аристократии, принося с собой свежую кровь. Или же, если возраст не позволяет, просто становятся суррогатными матерями или отцами для кого-то из верхушки. У нас это обычная практика, Альтар. Не так уж нас, магов, и много, да и так все между собой в слишком близком родстве, — поморщился герцог, вспоминая, с каким трудом ему сейчас приходится подыскивать подходящие партии для своих многочисленных потомков, — Куда не ткни — все кузены или дяди-тети! К нашему величайшему сожалению, у нас, магов, дар родителей не суммируется. Наследуется дар только одного из родителей. Но чем выше потенциал у пары, тем выше возможный результат у ребенка.

— То есть, если у одного из родителей высокий потенциал, то дитя его унаследует? — Рискнул спросить боявшийся даже вздохнуть альтарец.

Он так долго искал эти знания, оказалось все так просто… А глава Тайной Полиции, сделав глоток и посмаковав вино, продолжил сыпать государственными тайнами:

 — Я сказал — возможный, а не обязательный. Может вообще получить дар какой-нибудь из бабок, и уметь разве что кур от линьки заговаривать… — Изволил пошутить начальник, — А с бастардами, такими как эта девочка, вообще все интересно — они полностью наследуют родовой дар! Хорошо, что нам помогают храмовники, тщательно ведя записи и вылавливая вот таких самородков в младенчестве. А тут такая досадная оплошность! Если бы эту девочку нашли хотя бы в возрасте лет трех, то сегодня она бы семенила среди фрейлин в свите королевы, искренне считая, что она графиня или хотя бы виконтесса. Жаль. Я бы для нее подобрал супруга лучше, чем этот смазливый сопляк, Грэгори. Думаю, она могла бы стать настоящим украшением сборища придворных дурочек.



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться