Жди.

Часть 3. Верь. Глава 17. Перемирие — это пауза между войнами.

А пока маг и Лизка, откинув на время вражду и неприязнь, делились друг с другом ценными сведениями, распивая третью уже бутыль вина, на втором этаже, в комнате Альтара, спала Илена, хмурясь во сне и время от времени разевая рот в беззвучном крике. Ей снились какие-то странные, впервые в жизни оторванные от реальности или воспоминаний сны. Спотыкаясь и сбивая ноги в слишком тонких туфлях-балетках, подбирая замерзшими руками тяжелые и немыслимо пышные юбки расшитого золотом и сапфирами платья, девушка пыталась убежать от преследователей, казавшихся ей жуткими размытыми тенями. Она плутала, цепляясь окровавленной рукой за стены, по грязным, незнакомым ей закоулкам совершенно пустого и вымершего города. В какой-то момент ей казалось, что она бегает по родному Предгорному, но стоило куда-нибудь свернуть, пытаясь уйти от погони, как новый переулок снова оказывался незнакомым, а над головой нависали громадины каменных домов с зияющими провалами-глазницами пустых окон. 

Очнувшись, наконец, от терзавших её кошмаров, Ленка чувствовала себя совершенно разбитой и жалкой. Глаза болели, будто под веки щедро сыпанули мелкого песка, а ребра, стянутые толком не расшнурованным корсетом, нещадно ныли, причиняя боль на каждой судорожной попытке вздохнуть полной грудью. Добавляла еще и спина, ноющая от долгого лежания в одной, не самой удобной позе. 

Одновременно с осознанием себя и болью, накатило и понимание — где она есть, и что с ней случилось накануне, заставив девушку залиться краской стыда. Не то, что бы она начала в полной мере доверять альтарцу, но было противно и обидно выслушивать подобные подозрения с его стороны. Как и понять, что он шпион… Само это слово на вкус отдавало болотной гнилью и шипением клубка гадюк. Мерзкое и противное для уха сочетания звуков, что она впервые в жизни услышала только здесь, в столице, глупо поинтересовавшись у Лизки значению незнакомого слова, случайно встреченного в одной из книг. И оно обрело для нее реальные формы и смысл только этой ночью. 

И от этого на глаза наворачивались слезы, ведь, хоть Иленка и гнала от себя любые подобные мысли, но с появлением в её жизни альтарца, тихонечко и робко начала заполняться звенящая пустота в душе, которую не могли заполнить собой ни Лизка, ни любимая работа, ни похвалы клиентов, ни книги. 

Эта странная смесь из опасений, благодарности и детского любопытства и ожидания чуда, клубок эмоций, сродни тому, что она испытывала к старому герцогу, ставили девушку в тупик, заставляя внимательнее прислушиваться к себе, опасаясь своей реакции на мага. Ленка признавалась себе, что она не желает привязываться к людям после всего пережитого. Но даже все те неприятности, что он принес в её жизнь своим появлением, она готова была ему простить, каждый раз, когда маг улыбался ей или поддразнивал, делая её хоть на несколько минут живой и чувствующей. Будь у неё в детстве нормальная семья, Илена бы знала, что рядом с сильным и взрослым магом она чувствовала себя защищенной и более сильной, позволяя себе отпустить себя, быть собой. Но подсказать и успокоить её было некому. Единственная, кого девушка могла назвать подругой, Лизка, хлебнувшая в жизни поболее её самой, искала простое и понятное объяснение, на уровне влечения тел. Порой даже там, где их нет. А потому Илена, опасаясь и стыдясь своих чувств, только ругала саму себя, приписывая себе и глупость, и слабохарактерность, и сама смущалась от этого.

Дверь в комнату бесшумно отворилась, и в кромешной темноте к кровати скользнули одна за другой две тени, живо напомнив Иленке, толком не отошедшей от кошмара, её призрачных преследователей.

— Тшшш! Лен, это мы! — Раздался в тишине, нарушаемой только судорожным дыханием Илены и шорохом ткани, оглушительный шепот Лизки, — Я и Рон.

— Рон? — Переспросила она, натягивая на себя одеяло до подбородка, пытаясь разглядеть чернильно-темную фигуру, очертаниями напоминавшую мужскую.

— Ну Альтар то есть. Ты как? У нас к тебе серьезный разговор есть.

Ленка опять попугайчиком переспросила, только прозвучал её голос совсем жалко:

— У вас?..

— Тьфу ты, Лизка! Совсем Ленку напугала! — Возмутился маг и зажег крохотный огонек, заставив того скользнуть в изголовье кровати.

— Это кто еще напугал, дурень шерстистый! — Тут же окрысилась подруга.

Ленка, оторопело слушая этих двоих врагов, помирившихся за её спиной, с подозрением принюхалась и, не веря своему открытию, уставилась на вошедших во все глаза.

— Моя ягодная пропитка… Вы что, пьяные?!

— Неа. Слегка выпимши! — Гордо и совершенно трезво отозвалась Лизка, нагло двигая на узкой кровати ноги подруги и усаживаясь по-удобнее.

Альтарец, проделав все те же манипуляции, сел с другой стороны от кровати, не сводя с Ленки мерцающих в тусклом свете глаз. Ленка торопливо отползла ближе к подруге и подтянула колени почти к подбородку, крепко придерживая тяжелое теплое одеяло. От пристального взгляда Рона не укрылось то, что девушка, уползая, старалась не задеть его руки, которой он уперся в матрас рядом с её бедром. Комментировать или же заострять внимание на этом он не стал.

— Так, Ленка! Мы тут хорошенечко покумекали с Роном. Нужно из города валить! 

Ленка нахмурилась и отрицательно потрясла головой.

— Да чего нет-то?! Ронни, давай ты, а? — Перекинула смуглянка ответственность на мага.

— Лен, у тебя, конечно, нет никаких оснований мне теперь хоть на грош верить, но… В общем, я очень прошу тебя, послушайся Лизу. Это её идея, и она знает, что говорит.

Подруга коснулась её руки, привлекая внимание и грустно спросила:

— Помнишь, я тебе говорила, что будет резня? 

Ленка кивнула, при этом косясь на застывшего изваянием альтарца, а Лизка продолжила:

— Ну так вот, это все правда будет. И нам нужно за оставшиеся две с половиной недели убраться из этого города с наименьшими потерями. Я прикинула, что дня за три смогу организовать продажу чайной со всеми потрохами, а Рон обещал организовать наше исчезновение из города.



Татьяна Дунаева

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться