Жду трамвая

Размер шрифта: - +

8

– О, я помню этот день, – Юра тепло улыбался, разглядывая снимок. – У меня даже сейчас на языке привкус жжёной карамели. Жаль, что тогда я не понимал, как здорово вот так запросто гулять с тобой и есть сладкую вату. Дурак.

— Значит, это правда. Мы с тобой были знакомы раньше? – строго спросила парня, а он лишь пожал плечами.

– Мир тесен.

– Ты соврал мне, когда я спросила, откуда ты знаешь, как меня зовут. Ты сказал, что на бирке от шапки прочитал.

– Ну, да. Она у тебя, действительно подписана, – не сдавался Чудов. – Сама попробуй связано мыслить, когда чокнутая девица пытается тебя шариковой ручкой прикончить, – его рука потянулась к царапине на шее.

– Ты продолжаешь врать и недоговаривать, – забрала у него свой телефон, но Юра даже не сопротивлялся. А ещё он не стал юлить и отнекиваться, сделал несколько шагов вперёд и упёрся кулаками в дверь, поймав меня в ловушку.

– Да. Так и есть, Надя. Я недоговариваю на каждому шагу, но не вру. И что ты намерена делать дальше?

В вопросе не было угрозы или скрытого подтекста. Юре на самом деле было интересно, что я предприму. Я бы сейчас не отказалась от шпаргалки. Почему у меня нет заготовки с репликами на тот случай, если я окажусь у странного парня в гостях.

– Позвонишь в полицию? – а вот и первая подсказка от Чудова.

Так близко… Его обжигающее дыхание скользит по щеке, забирается за ворот кофты.

– Нет, – решительно отвечаю и покорно отдаюсь мучительному ожиданию его голоса.

– Нажалуешься родителям на плохого мальчика из соседнего подъезда?

Говорит тихо, вкрадчиво, лаская взглядом мои губы, которые шепчут уже второе «нет» подряд.

– Ты никогда не была ябедой. Ты хорошая девочка. Наивная, добрая.

Он явно путает меня с кем-то! При поступлении я сдала приёмной комиссии другого абитуриента, который пользовался шпаргалкой. Его вывели с экзамена. Я не добрая, не хорошая, и точно не наивная, сколько себя помню. Даже с Кириллом я ждала чего-то подобного, просто игнорировала знаки, щедро разбросанные для меня.

Грудь Юрца почти вплотную прижалась к моей. Его глубокий тяжёлый вдох вдавливает меня в дверь, и в глазах темнеет от такой близости. Даже куртки не мешают чувствовать его, дышать с ним в такт, подгонять сердцебиение под его. Он проводит языком по своей нижней губе перед последним вопросом, и мне уже плевать, что он хочет узнать.

– Уйдешь?

– Нет.

Смотрит на меня, даёт волю какому-то внутреннему безумию, которое селится в его взгляде, но смиренно выжидает, и даже хвостом приветливо виляет. Юра держит своих демонов на цепи, но я вижу, как они нашептывают ему что-то.

– Боишься меня?

– А должна?

Ухмыльнулся и убрал руки с двери, потирая покрасневшие костяшки. Мой вопрос он оставил без ответа, но я сама знала, что этот парень ничего плохого мне не сделает. Именно, потому что он вдруг резко открылся и показал мне то, что прятал от других, сделало его более реальным и от того совсем неопасным, а уязвимым. Разгадать бы каждый тёмный секрет Чудова. Что ещё между нами случилось в прошлом, кроме сладкой ваты, которая сахарной горечью отдаёт сквозь годы.

– Я разберу пакеты, а ты пока можешь осмотреться. Выбери, где будешь спать.

Последнее прозвучало уже со знакомыми хитрыми нотками в голосе.

Разулась и позволила Юре снять и повесить мою куртку. Он пошёл на кухню, а я двинулась в единственную комнату чуть дальше по коридору. Я очень быстро догадалась, о чём предостерегал Чудов. В его квартире не было ни ёлки, ни гирлянд. Единственное, что имело хоть какую-то новогоднюю символику, это сложенные стопочкой самодельные открытки учеников пятого «А» класса на письменном столе. Рядом лежали тетради и учебники с методичками. Для практиканта мой загадочный друг детства уже староват, выходит, он работает в школе. Забавно. Это объясняет его активную вовлечённость в местную самодеятельность.

Погладила крышку закрытого ноута, прошагала пальцами по корешкам художественных романов. Жуль Верн, Ник Перумов, Джоан Роулинг. Что ж, Юре нравятся приключения и магия. Уж неплохо.

На стене висела единственная фотография. Куча детей и стоящий позади мужчина. Не парень. В брюках и рубашке Чудов выглядел взрослее, особенно окружённый выводком мелких учеников.

– В первый же год на меня повесили классное руководство, – сообщил Юрец с порога.

– В школе работаешь?

– Ага, до сих пор не пойму, как угораздило. В детстве терпеть учителей не мог, зато теперь мне по полной воздаётся за моё плохое поведение в прошлом. Карма.

– Как-то не верится, что Юра Чудов был плохим парнем, – честно призналась, вспоминая как он отплясывал в костюме деда мороза.

– Видишь, мне удалось всех обмануть, даже тебя, Надя.

Это он хвалится сейчас? Как-то не впечатляет. Либо он до сих пор не вышел из образа и играет для меня роль плохиша.

– И как? Тебе нравится преподавать? – я взяла со стола один из учебников и открыла на случайной странице. Бинго. Снова зимняя тема. Рождество в англоговорящих странах. Никакой мистики, просто Юра совсем недавно заламывал в этом месте уголки для удобства.

– Да. Хотя иногда задалбливает, когда у тебя два класса по одной программе идут. Становится скучновато преподавать одно и то же. Зато подготовки меньше.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться