Жду трамвая

Размер шрифта: - +

4.2

Шутил ли Чудов, или был серьёзен, я уже не хотела проверять. Я просто потянулась навстречу в бесконтрольном желании доказать ему и самой себе, что я особенная. Присвоить себе этого парня вместе с его пошловатыми шуточками и слишком добрым сердцем.

Всего мгновение, и я узнаю, какие на вкус его губы. Пойму, почему у меня так сильно жжёт в груди, перестану считать себя ничтожеством, которое бросили ради другой. Прикрываю глаза, дышу им, человеком, который не позволил трамваю снести мне голову этим утром, но из-за которого в этой самой голове теперь внезапно помутилось. От мучащей меня загадки, от его самоотверженности, от внезапной заботы.

 

Ничего не вышло… В последний момент он увернулся от благодарности, а я уткнулась в его щёку и тут же услышала смешок:

— Ай, ай, ай, внученька. Не смущай дедушку такими вещами. Не привыкший я к таким страстным лобызаньям.

Зажала рукой рот, чувствуя, как меня начинают душить стыд и обида. Сам же сказал про поцелуй, а теперь взял и прокинул!

— В-в-внученька? Какая к чёрту внученька?!

— Ах, ну да! Ты же ещё не в курсе, — он вытащил из мешка, украшенный блёстками кокошник и потряс и у меня перед носом. — Ты теперь моя снегурочка до конца зимних праздников. Пойдём, мы уже очень сильно опаздываем, а тебе ещё переодеваться.

— Куда?

Чудов быстро вернул бороду на место, спрятав своё лицо, и потащил меня по коридору.

— Увидишь. Ты же у нас отличница, выучишь роль минут за… — он на ходу достал телефон и посмотрел на экран. — Великий Устюг! Пятнадцать минут. Бегом!

Пыталась поспеть за своим Дедом Морозом, но нога на каждом шагу напоминала об ушибе.

— Юр, не могу. Болит, — вырвалась и согнулась пополам, поглаживая припухшее место на лодыжке.

Обернулся. Всё бы отдала, чтобы содрать с лица эту идиотскую накладную бороду и увидеть его эмоции.

— Сценарий придётся переделать. Плясать и хороводить ты точно не сможешь, — он задумчиво чесал свою шапку. — С другой стороны, всем уже порядком надоел сюжет, где дети помогают найти снеговику потерянную морковку, так ведь?

Он бредит, что ли? Какой снеговик? Какая морковка?

— В этот раз мы будем искать лекарство для снегурочки. Так даже интереснее, драмы больше.

Взгляд у психа стал совсем невменяемым и горящим, а до меня дошло, наконец, что он не шутил про внученьку и какую-то там роль, и пока я растирала свой ушиб, Чудов генерировал очередную идею.

— Держи мешок. Понесёшь.

— Ты меня не слышал? Я иду-то с трудом, какой мешок?!

Он закатил глаза и передразнил мой голос:

— Слушай, Юра, давай я понесу мешок, а ты…

Совсем рехнулся, о себе в третьем лице начал говорить, а ещё кистью крутит, ждёт, что я фразу докончу или что?

— Я говорила, что ты меня пугаешь?

— Ага, твоя гелевая ручка была очень убедительна, но мы это ещё обсудим, Чебурашка, а сейчас сделай, пожалуйста, что я прошу!

— А-а-а, в этом смысле?— мне вдруг стало весело и смешно, и я пропела детским голоском: — Слушай, Гена, давай я понесу чемоданы, а ты понесёшь меня…

— Это ты здорово придумал, Чебурашка!

Стоило мне только ухватиться за мешок, как Юрец подхватил меня на руки и понёс дальше. Уткнулась в бархатистую ткань его костюма, и изо всех сил пыталась отогнать от себя мысль о губах Чудова. Теперь-то он не сможет сопротивляться. Шея устанет щёку мне подставлять. Может попробовать ещё разок?

— По поводу поцелуя. Я не шутил, Надя. Но не сейчас. Когда между нами не останется неоплаченных обязательств, я не буду тебе мешать. Договорились?

— Уверен, что я захочу это сделать?

— Конечно, ведь, это будет последним твоим долгом или моим, мы не сможем отвертеться.

— Кто ты такой, вообще?

Он как-то горько усмехнулся в свою белую бороду, и я злобно прошипела:

— Скажешь, что ты Дед Мороз, я тебе придушу. Я чокнутая, ты уже в курсе! Отвечай, кто ты!

— А тут нет никакой интриги, Надя. Я очень плохой парень, и это знаем только мы с тобой.

— Я первый раз тебя встретила сегодня! Я тебя даже не знаю!

— Ещё узнаешь, — смиренно пообещал Чудов. — Я устал молчать, Надя. Но осталось недолго, ты меня выслушаешь, а пока держись крепче, у нас с собой выступление перед очень благодарной, но нетерпеливой публикой.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться