Желанный

Размер шрифта: - +

Глава 17

В четверг вечером папа зашёл в мою комнату, пока я сидела с книгой в руках, погрузившись в потусторонние миры.

- Ты занята? - спросил он, закрывая за собой дверь.

Я буквально чувствовала волны тревоги, исходящие от него. Я покачала головой. Не совсем хорошее чувство поселилось в моей груди.

- Что-то случилось? - спросила я, садясь на кровати и откладывая книгу.

Отец слегка улыбнулся, покачав головой.

- Я уже давно хочу поговорить с тобой.

Я начала выискать в своей голове поводы для этого разговора. Я вроде ничего не натворила. А если и натворила, то точно не специально.

- Я хочу сделать Дане предложение, - просто сказал папа, оборвав все мысли в моей голове.

Я замерла, напрягшись. Да не может быть.

- Ты шутишь? - с недоверием спросила я.

Конечно, он шутит. Я слегка усмехнулась, хотя я и не могла придумать шутки не смешнее этой.

Папа едва заметно нахмурился и покачал головой, стараясь выглядеть уверенным.

Прошла минута. Две. Мгновения неслись с бешеной скоростью, врезаясь в меня, пока я пыталась собрать в голове картину сломанного мира.

- Вы не можете пожениться, - неожиданно для отца, да и для себя самой произнесла я.

- Почему? - с нетерпением в голосе спросил он, будто я была упрямым ребёнком, который выпрашивал конфеты до обеда. - Мы вместе уже больше десяти лет, рано или поздно это всё равно бы произошло.

Я всегда понимала, что в один прекрасный момент они могли пожениться. Но я всё равно надеялась, что этот момент никогда не настанет. Жить вместе это одно, но свадьба это уже другое. Для меня по крайней мере точно.

- В смысле почему? - я поднялась, меня слегка потряхивало. - Твоя жена умерла меньше полугода назад.

Папа устало потёр переносицу не глядя на меня.

- Кира не была моей женой, - исправил он мои слова, будто это был обычный факт.

Я почувствовала жгучую боль в груди.

- Но она была ей, пока не появилась Дана. Ты её любил, - воскликнула я, пытаясь заставить его вспомнить все те чувства, которые он испытывал к маме столько лет. Вспомнить и проявить уважение.

Я бы хотела встряхнуть его за плечи и крикнуть, чтобы он не делал то, что запланировал.

- Любил, - папа не стал отрицать этот факт, - но теперь я продолжаю жить дальше. Кира бы хотела, чтобы мы были счастливы.

Я отошла от него подальше. Я не хотела находиться с отцом. Мои конечности тряслись в ужасном танце, грозясь повалить моё тело на пол в любую секунду.

- Жениться - это не жить дальше, - практически шёпотом сказала я, не то удивлённая, не то смирённая.

- Я делаю это ради тебя, - сказал папа, слегка срывающимся тоном.

Он смотрел на меня так, будто пытался понять что со мной не так. В его мыслях эта новость должна была обрадовать меня. Значит что-то не так было с ним.

- Не ври, ты делаешь это только ради себя, - воскликнула я, чувствуя как силы покидают моё тело, - Дане захотелось похвастаться обручальным кольцом перед своими подружками?

Отец поднялся с кровати и подошёл ко мне.

- Ты скучаешь по маме, я это понимаю и пытаюсь это исправить, - спокойно сказал он, но по голосу было понятно, что его терпение на пределе.

- Как твоя свадьба вернёт мне маму? - мой голос сорвался на хриплый крик. - Если она до этого не смогла быть мне мамой, то даже кольцо на её пальце не изменит этого.

Папа ничего не говорил, просто стоял и молча смотрел в мои глаза. В его взгляде я видела лишь печаль, но меня уже было не остановить. Я была спокойной и могла держать себя в руках, но только до тех пор, пока дело не касалось мамы.

- Это для этого ты ведёшь меня на этот дурацкий приём? - крикнула я, взмахивая руками. - Что бы показать счастливую семью и объявить всему миру о свадьбе?

Отец стоял слишком близко ко мне, а меня трясло. Я вспомнила о безумно дорогом красивом платье купленном недавно и весящем в моём шкафу, в ожидании своего часа. А потом в моей памяти всплыло другое до безумия красивое платье, висящее в шкафу моей старой квартире, уже несколько лет. Оно было символом чистоты и, наверное, любви.

Я не видела его нигде кроме шкафа, но так любила представлять его на маме. И ощущать под пальцами белый шёлк, струящийся по коже. И так ненавидела мамин взгляд, когда она видела его.

И вдруг всю мою дрожь, как рукой сняло. Возможно не было смысла бороться. Но я помнила. Я помнила боль. И помнила белое платье. Помнила, как мама засунула его в коробку и убрала на верхнюю полку, когда увидела, как я стою, прижавшись щекой к шёлковой светлой ткани. Я помнила боль в её глазах. Я помнила маму. Мою красивую счастливую маму, плачущую по ночам.

- Делай, что хочешь, - спокойно произнесла я, - но я в этом не участвую.

Я отвернулась от него и пошла к кровати, но отец схватил меня за руку и развернул к себе.



Александра Дюран

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться