Железка

Размер шрифта: - +

Железка

Есть такое старое поверье, что любимые вещи хранят в себе частички нашей души. Обычно так говорили о куклах. Но получает ли часть тебя вещь, которую ты всей душой ненавидишь?

- Прыгай. 
- Ты действительно хочешь, чтобы я прыгнул? – он стоял на самом краю крыши, не боясь ни высоты, ни встречи с асфальтом. 

Внизу, под покровом ночи, все еще кипела жизнь. Кто-то спешил домой, а для кого-то день еще только начинался. Светло. Светло, как днем. Все увидят, что внутри у него бьется не сердце, а механизм, созданный гением и работающий как часы. 
- Да, я хочу, чтобы ты прыгнул, - девочка подошла ближе, чтобы взглянуть на полет. 
Задул ветер, холодный и пронзающий как нож. Он встрепенул кофту и длинную юбку пятилетней девочки, зарылся в волосы, как беспокойный маленький зверь. 
Аррен повернулся к ней лицом, наглядно демонстрируя выполнение приказа, шагнул назад и тут же исчез из виду, устремившись вниз. Девчонка подбежала к краю и, крепко сжав кулаки, смотрела, как стремительно летит вниз ее игрушка. Звук, долетевший до ее ушей, был громким и почему-то совершенно неожиданным – груда металла ударилась об асфальт и разлетелась в разные стороны, оголив детали и провода. Она не видела эти мелочи, но знала, из чего состоит детище ее отца. 
Не торопясь, девочка спустилась вниз по лестнице и выбралась на улицу, протиснулась сквозь взволнованную и возбужденную толпу, ревущую, наглую. Многие сжимали в руках свои мобильные телефоны, отпускали нелепые шутки. Такой живой интерес к такой неживой игрушке. 
Анжелика подошла к развалившейся машине, безучастно глядящей на людей вокруг, будто на обыденное явление, будто на муху на стене. Его нижняя часть тела была оторвана и валялась в нескольких метрах неподалеку, правая рука - совсем рядом, а левая еле держалась на проводах, висела на них, и пальцы на ней нервно дергались, скреблись об асфальт в произвольном порядке, резко, грубо, неконтролируемо. Кожа с лица отошла наполовину, открыв всем истинный лик мешка, наполненного костями из железа и проводами, круглый глаз которого крутился во все возможные стороны, иногда подпрыгивающий от периодически клацающих челюстей. Другой глаз нашел ее в толпе и теперь неотступно следил за ней. И провода, везде провода. И маленькая Анжелика, с нескрываемой ненавистью наступившая на подрагивающий палец и доломавшая его каблуком синих детских туфель. 
Железное тело забрали быстро. За ними приехал их отец – за Анжеликой и за Арреном. Всю дорогу домой мужчина молчал, конечно же, он был рассержен, она понимала это. AR11 собирался долго – полтора года Герман почти непрерывно сидел вечерами над частями будущего тела, что-то записывал, чертил. Все было собрано его руками, за исключением кожи, ее, конечно, заказывали отдельно. И вскоре у его дочери появился "старший брат", охранник, игрушка, друг, внимательный слушатель, а на самом деле – бесполезная груда железа. 
Только сейчас она пожалела о том, что сделала, так как осознание того, что киборгу понадобится долгий ремонт, накрыло ее с головой. 
Еще сильнее девочка пожалела, стоя у мастерской домашнего гения, когда услышала о том, что основная плата цела и невредима. «Нужно было выбрать здание повыше», - подумала она. Тогда бы ничего не уцелело. Тогда уже не было бы смысла лепить из покореженного металла пародию на человеческое дитя.
Когда же человек из железа вновь появился в ее жизни, Анжелике запретили уничтожать его. AR11 больше никогда не прыгнет с крыши без необходимости, не бросится под смертоносный поезд, не сгинет в черных водах, до тех самых пор пока дочери его создателя не грозит опасность. 
С годами в жизни Анжелики появлялось больше киборгов. Отец далеко не единственный, кто занимался их производством, и всегда найдутся те, кто в состоянии будет купить столь дорогое устройство, учитывая то, что с каждым годом они дешевели, благодаря многочисленным фирмам, появляющимся, подобно грибам после дождя, но возникающим, словно из ниоткуда. 
Девушку, растущее их количество, неумолимо раздражало, в отличие от ее одноклассников, каждый из которых восхищался новыми изобретениями. Она жила с киборгом много лет и понимала, что это всего лишь бездумная машина, которую можно настроить под стать своим желаниям, использовав лишь отвертку и некоторые знания по программированию. А девушке было, у кого учиться. А еще, с кем жить бок о бок. 
Анжелика не лезла дальше стандартного программного обеспечения, и единственное на что она программировала его, так это брать пример с людей – жесты, мимику, речь, а также самому добывать и анализировать полученную информацию, ненужное безвозвратно удалялось и блокировалось. Можно сказать, что Аррен был похож на обычного молодого человека, вежливого, в меру доброжелательного и внимательного, да самого обычного, не отличишь от живого. 
- Везет тебе, Анжелика. Такой помощник, - Нелия улыбнулась и бросила взгляд на робота, тащившего за ними сумки. 
Аррен вежливо и сдержано улыбнулся подружке своей хозяйки, девушка же слегка поморщилась и передернула плечами.
- Только на то и годится. Модель старая – давно на помойку. Не избавляюсь от него только потому, что и новую не особо хочется. 
- Сколько ему уже лет?
- Лет десять, наверное. Я стараюсь самостоятельно обновлять ОС, чтобы работать с новыми программами, но, похоже, скоро я буду бессильна. 
- И как ты в этом разбираешься? 
- Боюсь, что это единственное в чем я разбираюсь, - Анжелика посмотрела перед собой и пнула лежащий на дороге камень.
Переезжая из школы в школу, девушка так и не научилась заводить друзей, учеба давалась тяжело, за исключением некоторых предметов, но порой элементарные вещи казались ей невероятно трудными. Спорт… Она плохо бегала на самом деле, но это отлично очищало мысли, приводило их в порядок. Анжелика бежала и растворялась в этом мире, была между небом и землей. 
- Я слышала, что кибергов создают, беря за основу воспоминания умерших людей.
Школьница споткнулась и упала на землю, услышав слова подруги, и Аррен тут же протянул ей руку, которую она отвергла, и поднялась сама, обнаружив разбитые колени. Не то чтобы она об этом не слышала... Об этом не раз говорило множество людей, и утверждалось, что так на самом деле и есть.
- Именно. Говорят, что так железным людям легче понять мотивы поступков людей, беря за основу свои воспоминания. Естественно, что они ничего не чувствуют при этом, но для них это хороший пример. Также это неплохая основа для их модели поведения.
- Многие семьи заказывают себе киборгов с воспоминаниями умерших близких.
Анжелика оттряхнула колени.
- Ну и дураки.
Нелия на некоторое время замолчала, и они пошли дальше. Девочка поправила очки и снова повернулась к подруге.
- А у Аррена есть воспоминания? – тихо проговорила она.
- Я не проверяла. Не копаюсь… не копаюсь в его железках, - угрюмая девушка полуобернулась, посмотрев на своего охранника. – Есть ли у тебя воспоминания? 
- В моих данных множество примеров поведения людей, госпожа. Не знаю, есть ли там мои, - он ласково улыбнулся.
- Вот же глупая железка.
На распутье девочки распрощались и пошли разными дорогами. AR11 шел позади, зная, как не выносит его присутствия хозяйка, и даже не подозревая о том, что молодая госпожа внезапно задумалась о том, содержит ли в себе искусственно созданное изобретение такую деликатную и личную вещь как воспоминания. Задумалась и о том, что хоть тело давно гниет в земле, частичка некогда живого человека все еще гуляет по земле, переносимая огромной флешкой размером с взрослого молодого человека. Однако, в ее понимании, дураки оставались дураками, отчаянно хватаясь за то, что осталось от человека в этом мире. 
Анжелика остановилась и уставилась на янтарный кленовый лист, плавающий в луже, это зрелище так зачаровало ее, что она была не в силах оторвать глаз. Она любила осень, любила дождь, небо серое, ветер, рыжих оттенков листья на деревьях и под ногами, тот влажный воздух и ощущение сонливости. Или смерти. 
Аррен налетел на нее, и в этот раз девушке повезло меньше – второй раз за день она упала, теперь угодив прямо в лужу. Казалось, что на лице киборга промелькнуло волнение, беспокойство, даже вина, но единственное, что чувствовала Анжелика, смотря на него, - это злость и раздражение. 
- Глупая! Неуклюжая машина! - она вскочила на ноги, ее новое красное пальто промокло, как и голубые джинсы, возможно, навсегда испорченные. 
- Я все исправлю, хозяйка.
- Если хочешь еще что-то исправить, то иди и прыгни с моста, может тогда тебя навсегда замкнет. 
- Ваш отец будет недоволен, - Аррен подошел, не обращая внимания на протесты девчонки, расстегнул и снял с нее мокрое пальто, а затем тут же накрыл ее своей теплой курткой. - Так вы не замерзнете. 
Не будь Аррен киборгом, он бы безумно удивился тому, что девушка внезапно схватила его за руку и прижалась к нему, другой рукой обняв за талию, но в глазах появилось лишь легкое изумление. Они стояли на дороге между домов по обеим сторонам, таких простых и неброских, с некогда аккуратно подстриженными газонами. Стояли, как самая обыкновенная влюбленная пара. 
Причину такого поведения госпожи он обнаружил немного позднее, когда увидел, что им навстречу идет знакомый Анжелики. Симпатичный парень с узким бледным лицом, на три года старше ее. Парень, от которого ее сердце начинало биться чаще, и внезапно накрывало чувство волнения. "Взрослый", "серьезный", "умный", "необычный" - так она его описывала. Смотрела издалека, но заговорить стеснялась, так как откуда-то возникала неуклюжесть в ее движениях, и глупости она совершала, подобно многим девчонкам. Как и сейчас. 
Он прошел мимо, даже и не заметив ее, а девочка еще какое-то время стояла, уткнувшись носом в футболку своего охранника, крепче сжимая своей маленькой ладошкой его руку, прижимаясь ближе и закрываясь от всего мира. 
- Мне просто холодно, - и шмыгнула носом. 
Аррен знал, что его хозяйка была самой необычной на свете девочкой. Необычной, но все-таки девочкой, которая может влюбиться.

AR11 сидел на полу, пока его хозяйка расположилась в кресле, покрытом темно-зеленым покрывалом, закинув скрещенные ноги ему на плечо, читая при этом большую книгу в твердом переплете. Иногда девушка недовольно морщилась, пролистывала несколько страниц и снова углублялась в чтение с головой. 
- Голова болит! - она пнула его в спину, отчего киборг слегка прогнулся вперед. 
- Ничего?
- Наоборот, - она легонько шлепнула его закрытой книгой по голове и потянулась за отверткой. - Сейчас немного разберем тебя, доберемся до основной платы и попробуем извлечь воспоминания, если таковые вообще имеются. 
- А если ничего нет? - он задумчиво взъерошил свои волосы. 
- Тогда мне снова станет скучно.
Анжелика подошла к своему охраннику и стянула с него футболку. Если взглянуть на Аррена, то ему смело можно было дать двадцать шесть лет. Это был уже взрослый сформировавшийся молодой человек с короткими каштановыми волосами, глубокими серыми глазами и озорной улыбкой. Девушка, при всей своей нелюбви к машине, всегда задавалась вопросом: "Кто же прототип?" И существовал ли он на самом деле. Привлекательный, но такой ненавистный. 
Девушка села перед Арреном и отвинтила на его груди защитную металлическую пластину, идущую от ключиц и достающую почти до пупка. Железки, провода, многочисленные механизмы, на месте, где должно было быть сердце, - заветная плата. Анжелика приготовленный заранее провод подключила одной стороной к "мозгу" киборга, а другой - к ноутбуку. Набрала нужную комбинацию, но информация и не думала скачиваться. 
- В чем дело?
- Данные зашифрованы и защищены от записи, хозяйка. 
- Это все из-за того, что ты – груда старья, - отчаяние накрыло с головой, но затем эту самую голову озарила внезапная мысль. - А если я подключу шлем, можно ли будет взглянуть на данные?
- Думаю, что да. 
Надев шлем, она увидела, что он совершенно не подходит к операционной системе AR11, перед ней то и дело выскакивали сообщения об ошибке. Комбинации срабатывали не всегда и лишь изредка корректно. Подключиться все же удалось, и, когда Анжелика открыла данные, яркий свет ослепил ее, а мерзкий резкий звук оглушил. Следующее, что она увидела, это – с молниеносной скоростью, прямо на ее глазах, проносящиеся события чьей-то жизни. Иногда они тормозили, и становилось возможным посмотреть на отдельные картины, но не более секунды: вот маленькая золотоволосая девочка у большого зеленого дуба, смех; а вот черный гроб, несущие его люди в черном; шум дождя; тропинка, по которой гордо шагают в новых лакированных ботинках; радиоуправляемый самолет, взмывающий в небо; девчачьи розовые губы, поцелуй; отражение голубоглазого блондина в зеркале с прыщиком на носу; голубое море и крики чаек; тикающие часы с разбитым циферблатом; семейный ужин; имя и группа крови на рукаве, автомат в руках; сухое осунувшееся лицо с синими кругами под глазами и отросшими до плеч тусклыми светлыми волосами; черное небо и обступившая толпа; лицо сердитой девочки. Почему ты не погиб? 
Аррен снял с Анжелики шлем, из ее носа струйками на молодые бледно-розовые губы стекала кровь. Он приподнял ее личико за подбородок и осторожно вытер кровь своей футболкой.
- От AR11 одни проблемы. 
Ее взгляд, наконец, сфокусировался на парне, и она кивнула.
На миг ей даже показалось, что она увидела в его глазах заботу. 

Анжелика посмотрела в окно. Аррен стоял у школьных ворот, как в любой другой день, и ждал ее. 
Утро пасмурное, холодное и сырое. Тучи напрочь закрыли солнце, которое и так не дарило тепла. И дождь. Непрерывные потоки дождя опускались на город своей особенной, сонливой мелодией. Осень в самом своем разгаре. 
Возможно, девушка и почувствовала бы жалость к своему телохранителю, будь он человеком. "Всего лишь машина", - подумала она, бросив последний взгляд на промокшего с ног до головы киборга. 
Неподалеку от нее, буквально на соседней парте, сидел Джек, привлекательный, но крайне неприятный тип, который обожал при разговоре махать руками и непроизвольно плеваться. Неприятен ей он был не только из-за этого. Причиной являлся давний конфликт между ним и Нелией. 
Придя в эту школу, Анжелике было плевать на девушку, которую гнобили два молодых парня, это были проблемы Нелии ровно до тех пор, пока эта самая девочка не стала ее подругой. Пока не обнаружилось, что такой замечательный человек, как она, начала подвергаться насмешкам со стороны одноклассников только лишь из-за очков, которые носила. И, встав на ее сторону, Анжелика тоже стала врагом. 
Была у Джека еще одна неприятная особенность - жажда хлеба и зрелищ. Состояние его родителей позволяло ему менять своих киборгов чуть ли не каждый год. Парнем он был далеко не глупым и умудрялся отключать заложенные в систему запреты нападения, как на людей, так и на других роботов, когда, прежде всего, их задачей являлась защита. 
Джек, с такими же, как он, устраивал бои между своими машинами. В этих битвах они уничтожали их и доводили до нерабочего состояния. Это были своеобразные гладиаторские бои, фанатом которых он давно являлся. 
- С новой моделью пришлось повозиться, - хвастался он. - Но все прошло как по маслу. Теперь он будет выполнять все, что я скажу. Захочу - человека убьет. 
Его друг восхищенно открыл рот. 
- Ну и гений же ты, Джек!
Гений самодовольно ухмыльнулся. Говорил он громко, так, чтобы все его слышали, завидовали, восхищались. 
- А если он и вправду кого-нибудь убьет? – вставил ученик с задней парты, неодобрительно смотря на своего одноклассника. – По-твоему это нормально?
Джек развернулся к нему.
- О, ты будешь первым, обещаю, - ухмыльнулся.
Парень хмыкнул и не стал ничего отвечать, зная, что споры с дураками ни к чему полезному не приводят.
Прозвенел звонок, и все разошлись по своим местам. Анжелика бросила последний взгляд в окно, где под дождем стоял Аррен, она не видела его лица, но он смотрел вверх, точно на окно, у которого она сидела. Или ей так казалось?..

В мастерской отца всегда было темно и пыльно. Эта комната могла бы напоминать склеп, если бы не разбросанные по полу книги и чертежи, а также различные детали и провода. Герман был истинным фанатом своего дела, признанный гений, в чем-то даже новатор. Сколько она себя помнила, он пропадал здесь, в этой темной мастерской, создавая бездушных тварей, постепенно заполоняющих мир, так похожих на людей. С каждым годом отличить такого становилось практически невозможным. 
Киборги призваны защищать людей. Они призваны помогать им. Призваны выполнять их желания. 
- Отец… - она подошла к мужчине, склонившегося у стола, копающегося во внутренностях очередного своего творения. 
Творение называлось K17980. 
Она перевела свой взгляд на отца, очки которого съехали на нос. Казалось, что он ее даже не видит.
Склеп. Здесь нет живых.
- Отец… - снова позвала она.
Он вздрогнул и посмотрел на дочь, будто впервые увидев.
- Ааа! Это ты… Я не заметил тебя, - и схватил со стола очередной чертеж, принялся что-то ожесточенно исправлять своим карандашом.
Грифель сломался.
- Отец, мне нужно знать, где ты взял плату Аррена, - голос ее был спокойным и терпеливым.
Она разговаривала с ним как с ребенком.
Он никогда не слушал ее. К этому нужно было привыкнуть. Герман и сейчас не слушал, он резко соскочил со своего места и принялся искать точилку.
- А? Что?.. – встрепенулся. – Кого?
Она вздохнула, наблюдая за метаниями по комнате.
- AR11. Где ты взял плату AR11?
Герман остановился, задумчиво пожевывая губу, вспоминая, кем является AR11 и о какой плате его спрашивают.
- Это мой киборг, отец. Один из первых, кого ты создал. Интересует его центральная плата, на которой, помимо всего прочего, записаны воспоминания.
По глазам ученого, она поняла, что тот начал понимать, о чем идет речь. Он нашел точилку и принялся быстро и нервно точить свой карандаш, желая поскорее зафиксировать на бумаге необходимые изменения.
- Пять плат было прислано из лаборатории. Да-да, кажется, пять.… Пять ведь, да? Тогда впервые воспоминания умершего человека пытались перенести на компьютер, а… да, затем уже на устройства, которые можно было легко уместить в руке. Тогда-то я создал.… Как же их называли? Вроде… AR5, AR6, AR8, AR10, AR11. Как раз основой послужили те самые платы, содержащие воспоминания. Однако, при дальнейшей проверке, обнаружилось, что это самые обычные киборги и они ничего не «помнят». То ли данные были повреждены, то ли вовсе отсутствовали. Факт в том, что они были пусты. 
- И у AR11?
- Да-да, у него тоже… - отбросил точилку в сторону и вернулся к чертежам. – У него тоже…
Мужчина замолчал, снова погрузившись в работу, а на плечи девушки медленно и грузно опустилась тишина, в которой раздавался лишь скрип карандаша. Ее снова не существовало на этом свете. Для нее никогда не находилось времени. 
- Я умираю, - громко проговорила она, голосом полным отчаянья.
- Да-да, хорошо… 
Анжелика горько усмехнулась и вышла за дверь. Удивляясь, что ей вообще удалось привлечь его внимание к себе. За дверями ее покорно ждал Аррен, прислонившись к стене и разглядывая узоры на потолке. Однако с появлением хозяйки, его взгляд сосредоточился на ней, изучая лицо, пытаясь понять настроение.
- Ты ведь не виноват. Хоть ты и глупая железяка, но ни в чем не виноват… - на его лице отразилось удивление, но девушка не собиралась объяснять ему смысл своих слов.
Она почти нежно погладила его по щеке.
- Но я все равно тебя не люблю.
Девчонка пошла на улицу, собираясь заглянуть в электронный архив. Ни разу она не обернулась назад, зная, что Аррен следует за ней словно тень. Не позволять ему идти рядом, это одна из самых частых произносимых ею команд. Потому что даже выносить его рядом с собой было невероятно тяжело, лишь немногим легче становилось не видеть киборга, но слышать тихие шаги позади. 
Воспоминания, хранящиеся в «сердце» Аррена, не отпускали. Эти обрывки, всего лишь образы, прочно засевшие в голове. Рассматривать AR11 как обычную машину больше не удавалось, ведь то, что хранил в себе киборг, поднимало его выше в ее глазах. 
Там не было человека. Там только то, что от него осталось. 
Перед глазами всплыло имя на грязном, забрызганном кровью рукаве – «Лей Нетан». 
Именно его Анжелика набрала на компьютере. Поиск выдал три результата, но по фотографии она сразу поняла, кто ей нужен. Светловолосый молодой человек с веселыми огоньками в глазах – он значительно отличался от того человека, что она видела в зеркале. Но это были его черты. Это определенно он.
Обычная, ничем не примечательная биография. Жил со своей семьей на окраине соседнего города, маленькая сестренка погибла, сорвавшись с дерева, с отличием окончил школу, начал учебу в университете, затем добровольно ушел на войну, где получил ранение и некоторое время пробыл в госпитале. В послевоенное время несколько месяцев посещал психолога и принимал антидепрессанты, но затем работал волонтером. Был сбит пьяным водителем. 
В характеристике Лея описывали как веселого, доброго и отзывчивого парня, с высоким чувством ответственности. 
Анжелика щелкнула левой кнопкой мышки и закрыла характеристику, обхватила голову руками. Она запретила ему смеяться, запретила шутить и по большей части улыбаться. Она блокировала почти все, что давало бы повод спутать его с человеком. По крайней мере, она пыталась так оправдать себя. 
Девушка не могла в полной мере радоваться жизни, ей пришлось рано стать взрослой. Как она могла позволить своей собственной машине смеяться и улыбаться больше, чем смогла бы она? Пусть даже, если эта улыбка не настоящая.
Аррен положил руку ей на плечо, и Анжелика посмотрела на него.
- Ее звали Джессика… - тихо, с какой-то печалью проговорил он.
- Кого?
- Ту девочку. Ту светлую девчушку с длинными кудряшками. Сестру.… Наверное. 
В словах была неуверенность, будто он не мог что-то для себя выявить. И это что-то рвалось и пожирало изнутри.
- Как она умерла?
- Сорвалась с дерева. Забралась слишком высоко. 
Анжелика почему-то вспомнила об Икаре, который подлетел слишком близко к солнцу, но было ли это применимо к маленькой глупой девочке, жизнь для которой только начиналась. То, что услышала Анжелика в следующий момент, потрясло ее.
- Я скучаю.
И сама не зная почему, она повернулась на стуле и обняла его за талию, спрятав свое лицо в его рубашке.

Они встретили Джека, возвращаясь из архива, когда был уже вечер. Парень был со своим другом и явно демонстрировал ему свою новую игрушку для бойни. Одноклассник заметил ее, когда она пыталась пройти мимо.
- Эй, Анжелика, не хочешь заценить моего киборга? Посмотри на него внимательнее и скорее отведи своего на помойку, где ему и место. 
Девушка непроизвольно остановилась, хоть и не хотела ввязываться в спор с идиотом, но она не могла отрицать того, что слова задели ее. 
«Мне же плевать на Аррена», - первая мысль, пришедшая в голову: 
- Один мой киборг стоит десять таких, как твой.
- Мы можем это легко проверить. Сегодня я доработал своего робота и перед боем мне срочно нужно проверить его на чем-нибудь. Вы как раз вовремя, - Джек неприятно оскалился и пафосно вздернул подбородок.
Одноклассница не имела ни времени, ни желания отправлять AR11 на глупую бойню, после которой придется долго чинить его.
- Проверь на своем друге. Думаю, он будет в восторге.
- Дура, - выплюнул Джек. – Мы сделаем по-другому. Рекс, сломай ей руку.
Киборг вышел вперед и схватил девчонку за запястье, крепкой, истинно железной хваткой. Она успела только вскрикнуть, как в этот же самый момент Аррен с размаху ударил робота по лицу, тем самым опрокинув его на спину. Девушка, руку которой Рекс так и не отпустил, приземлилась рядом с ним на земле. Однако когда со стороны Джек дал команду атаковать AR11, он, наконец, разжал хватку, поднимаясь сопернику на встречу. 
Теперь они стояли друг против друга, готовясь напасть друг на друга в любую секунду. Первым ринулся RX900, он подбежал к роботу вплотную и с разворота ударил ногой по лицу, откинув его к красной, кирпичной стене. Громкий металлический звук, раздавшийся при ударе, привел девушку в ужас, хоть и показался ей до боли знакомым. 
Поднялась пыль. На этом новая игрушка одноклассника не остановилась. Из его руки выехало красивое изогнутое лезвие.
- Знаешь, что это за лезвие, Анжелика? – противным голосом заговорил обладатель идеальной машины для убийств. – Это лезвие позволяет резать металл так, будто горячий нож масло. Мне очень жаль, но придется тебе относить на помойку свой металлолом частями. Уж извини за беспокойство. 
Он ухмыльнулся. 
AR11 снова поднялся на ноги. Его удары хоть и были быстрыми, но не такими, как у его соперника, который либо отскакивал, либо блокировал их. Тем временем, его крепкий металлический кулак попадал точно в цель. Сильным ударом в челюсть Рекс сбил Аррена с ног и тут же, опустившись рядом, совсем легко, будто крылом бабочки, провел лезвием по предплечью, отсоединив его руку. Она мертвым грузом упала на землю, и больше ни одного пальца на ней не пришло в движение.
- Прикажи ему остановиться!! – в ответ Анжелика услышала лишь мерзкий смех.
- Зачем? Самый сок впереди.
Киборг попытался подняться на оставшейся левой руке, но следующий удар снова вернул его на землю. Тревога. Его система начала отказывать и тормозить, не успевая обрабатывать запросы. Слишком медленно. 
Скоро эта же самая система оповестила его о том, что перестала отвечать правая нога. Рекс, будто садист, медленно отпиливал его ногу, тем самым, приводя хозяина в восторг. Его машина для убийств была идеально настроена. 
Анжелика закричала и ринулась вперед, чтобы остановить этот кошмар, даже влезть между ними, лишь бы они оставили ее Аррена в покое. Джек схватил ее за руку и отдал свой последний приказ.
- Достаточно. Заканчивай с ним.
Рекс опустился поверженному киборгу на грудь, закрыв рукой его лицо и прижимая голову к земле. Сопротивление, которое пытался оказать Аррен, было абсолютно бесполезным. И киборг, взмахнув лезвием, лишил парня головы. Все его системы вмиг отключились. Это был конец.
Джек повернулся к девушке и, даже увидев на ее лице слезы, не испытал ничего, кроме радости от победы. Пусть даже и такой несправедливой. 
- Это всего лишь груда металла, - сказал он. – Твой отец создает киборгов. Сделает тебе еще одного.
Он отпустил Анжелику и толкнул вперед, позволив ей идти, но она и шагу не могла ступить, не зная, что делать, не зная, как ей быть дальше.
Джек расхохотался, но смех неожиданно прервался, когда длинные металлические пальцы резко крепко обхватили шею его боевого робота. Когда под этими пальцами она стала сминаться будто аллюминивая банка. Рекс, не успев отреагировать на столь внезапную атаку от обезглавленного противника, теперь не мог ему ничем ответить, все его системы пришли в бешенство, он потерял связь со всеми конечностями. А все потому, что основная плата у новых моделей киборгов находилась в голове, а не в груди.
Пальцы разжались только тогда, когда RX упал рядом со своим противником, а его голова осталась висеть только на остатках искореженного металла и проводов.
Девушка доползла до того, что осталось от Аррена, теперь его системы были полностью отключены - остатки своих сил он использовал в последней атаке. Когда все должно было отказать, он не сдался. Он не сдался ради нее. Она пальцами сжала его оставшуюся руку.
- Аррен… Глупая… Глупая железка… 
Впервые за много лет Анжелика плакала.

Чтобы починить Аррена у Анжелики ушло около месяца. Никогда прежде подобным она не занималась. Пробоины в корпусе в области груди говорили о том, что еще немного и ее AR11 было бы уже не спасти. Еще один удар, и плату не восстановил бы даже ее отец.
Она не пошла к Герману, считая, что в состоянии починить своего киборга самостоятельно, используя многочисленную литературу, новые качественные детали и нужные инструменты. 
Она замечала, что даже без головы, системы иногда приводят его в движение. Когда она подсоединила руку, его пальцы нежно обхватили ее запястье. Всего лишь миг, но какой. 
Голову Анжелика подсоединила последней, потому что…боялась? Боялась увидеть в глазах что-то человеческое, что она никогда не замечала прежде. Признать то, что она не права. Аррен не груда железа. Не металлолом. Не мусор. 
Он улыбнулся, когда снова увидел ее. Робкой, виноватой улыбкой, будто извиняясь за причиненные проблемы. И, смотря на улыбку, она понимала, что зря установила запрет на большую часть из них. 
Помимо инструментов, пришлось использовать нитки и иголку. Чтобы осторожно, незаметно, сшить поврежденную кожу вместе.
И на уроках домоводства, держа иголку в руке, она вспоминала об Аррене. О том, что он стоит у ворот и, как обычно, ждет ее из школы. А она шьет ему белую рубашку и улыбается, просто и бесконтрольно. И, ловя себя на этом, она понимает, как, возможно, глупо выглядит. 
Он встречает ее у ворот и берет из рук сумку, в этот раз идет рядом, а не позади. 
- Я бы и сама донесла.
- А я на что, госпожа? – он улыбается. 
«Ты даже не представляешь».
Киборги умеют улыбаться, их учат хозяева и окружающие люди. Но, смотря на Аррена, она видит, как сильно эти улыбки отличаются.
- Ты мне все равно не нравишься, не подлизывайся, - и звучит это так нормально и естественно, так знакомо.
Только все равно по-другому.
Иногда по пути домой она встречает того, в кого еще совершенно недавно была влюблена. Он гуляет с девушкой на целую голову ниже его, они улыбаются, они счастливы. Но еще до того, как Нелия сообщила Анжелике о том, что девушка - киборг, она уже знала это. Догадалась по тому стеклянному взгляду, по той пустой улыбке, которая так точно копирует человеческую.
«Необычный» счастлив. Ему хватает того, что железная пассия обладает воспоминаниями той, которой больше нет.
- Дурак.
Теперь она и сама дура.
Но когда Аррен смеется и примеряет сшитую для него рубашку, Анжелика понимает, что это совершенно другой случай.



Silent Knight

#8197 в Фантастика
#6197 в Проза
#3813 в Современная проза

В тексте есть: киборги, быт

Отредактировано: 10.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: