Железные города

Размер шрифта: - +

Железные города

- А зачем?

Это был тот ответ, который я и ожидал услышать на свой наивный для ребенка железного города вопрос: «Разве никто никогда не думал открыть окна и выйти наружу?».

Мистер Пибоди, учитель истории, взглянул на меня поверх очков своими пронзительными птичьими глазами, светло-карими, с зеленоватым отливом, повел длинным носом-клювом и, вздохнув, отложил в сторону стопку контрольных работ. Кроме нас с ним в классе больше никого не было. Я проболел почти и месяц и, проведя его в поедании сладкого и таблеток, поглощении фильмов о Земле-один, честно пришел сдать пропущенный тест. Но, так как в моей голове ну совершенно ничего не задерживалось, отмечать ответы наугад я закончил быстро, но для виду приходилось потянуть время.

- Ну не знаю, - я замялся. Мистер Пибоди был из тех учителей, которые никогда не поднимут на ученика голос, но заставляют трепетать одним взглядом. – А разве не интересно взглянуть на Землю – один не через киновыдумки, а своими глазами?

- Если вы, мистер Берри, учили бы историю, а не кино увлекались, знали бы, что смотреть там абсолютно не на что. После Пятой Войны мир погрузился во тьму. С неба сыпался пепел. – я аккуратно обвел в десятом вопросе вариант «С» - «пепел». Мистер Пибоди, сев на своего конька, подскочил, стал размахивать руками, описывая ужасы тех, кто не смог укрыться в железном городе.

- Но ведь уже две тысячи лет прошло. – слабо возразил я.

- Заканчивайте тест, мистер Берри. – мистер Пибоди сел за стол и скрылся за газетой.

Я пожал плечами, посидел пять минут и, сдав бумажку, подхватил портфель и выскочил наружу, чуть не сбив старого уборщика, мистера Дика, с ног. Рассыпав по мокрому полу тетрадки и учебники, я потряс головой.

- Прости, дружок, - старик помог поднять мне расплывшиеся по страницам дроби перепутанные падежные окончания.

На мгновение лицо выражало нечто заговорщеское, а теперь стало безучастным. Я подумал, что мне померещилось и, пожав плечами, поплелся на свой ярус. Решив пройди длинной дорогой, я не стал ждать лифтовую платформу и, завернув за угол, зашел в воняющий мочой тупик, заколоченный досками, отодвинул одну и пролез на территорию Старой лестницы, спуск по которой мне был строго запрещен. Казалось бы, справедливо, потому что во многих местах зияли дыры, а тридцатый этаж так и вовсе провалился в двадцать девятый. О, что может быть привлекательнее опасности? К тому же так можно было сэкономить деньги и купить комиксы про «Теневого бойца Уотса». Я знал наизусть все трещины и ловко скакал со ступеньки на ступеньку. Рюкзак хлопал меня по спине, гремели в пенале карандаши. А потом как-то незаметно меня окружили шесть высоких теней, ухмыляясь зубастыми ртами и сверкая красными белками глаз.

Мой рюкзак был выпотрошен, деньги на обед и лифт скрылись в когтистых лапищах, нос разбит, а сам я был загнан обратно к школе. Зажимая капающую кровь, я юркнул в уборную. Взглянув на свое бледное, потрепанное лицо и залитую кровью рубашку, я уже представил как придется рассказывать отцу про нарушение привал и про драку. А тут еще и тест по истории явно завален.

В носу защекотало. Я, оглушительно чихнув, забрызгал зеркало кровью именно в тот момент, когда зашел мистер Дик. Втянул голову в плечи, ожидая крика, но уборщик молча схватил меня за локоть и потащил вверх по лестнице. Сначала я заупирался, к тому же кровь все еще продолжала капать, причиняя неудобства, но потом понял, что ведут меня в кабинет мистера Пибоди. Когда я уже собрался укусить его или хотя бы завизжать, мистер Дик зажал мне рот и, достав связку ключей, медленно и аккуратно отпер дверь и толкнул меня внутрь.

Я никогда не бывал у него в кабинете, я же не зубрила из исторического кружка. А вот сейчас придется побывать. Кабинет был крошечным, большую часть которого занимал большой стол и книжный шкаф, заваленный пыльными томами со скучными названиями («Техническое пособие по починке электроовец», «Вечность и прочие окончания существительных», «Марсинские кролики и дзен»). Продвигаясь вдоль полки, я поймал глазом луч света, просачивающийся сквозь не плотно прилегающие зазоры между досками шкафа. Пошарил там и рукой и нажал на что-то. Когда шкаф начал двигаться, я запаниковал, а когда полностью отъехал, обмер. В лицо мне дохнуло сыростью и холодом. Ветер, не затхлый, переработанный фильтрами и перемолотый лопастями вентиляторов, а настоящий влажный ветер Земли-один швырнул в лицо горсть дождевых капель. Я понял, что это дождь, потому что видел в кино тысячу раз. Я заворожено шагнул из железного города наружу, на крышу школы, и уставился на высокую фигуру мистера Пибоди, с увлечением поливающего маленький палисадник.

Я обернулся, видя бесконечное море железных крыш, закрытых от внешнего мира. Взглянул вперед, замирая от зелени, синевы, свежести, яркости. Настоящности.

- Подойти сюда, Рэй, - вдруг ласково позвал меня мистер Пибоди.

Я послушно сделал несколько шагов. Солнце выглянуло из-за облаков, роняющих крупные весенние капли, заливая все вокруг теплым желтым светом, пронизывая меня, прогревая до костей, разбирая на атомы и собирая обратно в ту же миллисекунду.

- Но как? Почему?

- Мистер Пибоди! – мы обернулись. С соседней крыши нам помахала чумазая девчонка. -  Я завтра приду тест сдавать! - Он махнул ей в ответ.



Ирина Итиль

Отредактировано: 09.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться