Желтая Дверь

Размер шрифта: - +

Желтая Дверь

                Помахав рукой на прощание, я улыбнулся. Машина, что стояла впереди завелась лишь со второй попытки, а потому я смог полностью насладиться моментом этого расставания. На переднем сидении сидел солидного возраста мужчина в шляпе-котелке. Не смотря на то, что выглядел он немолодо, в его внешности так и сверкала юность. Она проявлялась во всем: в солнцезащитных очках, гоночных перчатках, натянутых на руки, эффектной темной ветровке, полностью расстегнутой. Он был достаточно необычным в этом плане, ибо его характер настоящего педанта совсем не сочетался в моем разуме с привычками сорвиголовы. Его жена была, напротив, настоящей леди. Дама сидела на соседнем переднем сидении в неброской темной шляпке, весьма элегантном закрытом платье, которое не давала взглянуть ни на ее бедра, ни на спину, ни на грудь. Руки же закрывали длинные изящные перчатки, хорошо сочетавшиеся с прочими элементами образа элитной дамы. Да уж. Единственный человек в машине, который внушал мне доверие – Алиса. Эта девчушка лет одиннадцати сидела позади отца и, глядя на меня, кропотливо выводила на стекле какие-то причудливые узоры, похожие не то на бактерии, ни то на амеб. Я, честно признаться, никогда не был силен в детском творчестве. Машина, что едва завелась, подарила мне возможность устать от медленных покачиваний ладонью влево и вправо, но вскоре семейство скрылось за воротами, а я остался полноправным хозяином жизни, безраздельным собственником всего имущества, пусть и на несколько дней. Судя по тем проблемам, которые возникли у Алисы, их поездка продлится дней пять или шесть. В прочем, я сам знал, что ее случай не самый тяжелый или страшный, а потому все семейство сможет приехать домой в короткие сроки.

                Поднявшись на крыльцо, я толкнул дверь и вошел в прихожую. Уютно, тепло, ничего не скажешь. На одной из стен висела огромная картина нейтрального бежевого цвета, изображавшая, как мне показалось, танго геометрических фигур. Напротив нее же свое место занял небольшой столик, куда домашние, обычно, кидали ключи и кошельки. Сейчас тут было пусто, только стационарный телефон еще не сбежал вслед за хозяевами, да пара мелочей, забытых при сборах. Одной из таких была помада, которую я тут же наглым образом раскрыл. Взгляд мой пал на зеркало.

                – Какой же горячий, – я подмигнул парню лет двенадцати, что по иронии судьбы стоял на той стороне отражения. Что уж греха таить, это и был я сам, просто отраженный, согласно всем законам привычной физики. – Просто прелесть, как хорош! – рассмеявшись, я провел на зеркале помадой несколько простых линий, в итоге получая улыбающегося человечка. Дальше оставаться в этой комнате мне казалось слишком скучным и я, подхватив с пола моих единственных друзей пошел в гостиную.

                Эта комната была большой на столько, что все еще удивляла меня габаритами, широкими проходами и высоким потолком. Кинув на диван Мишу и Степашку, моих верных спутников по жизни, сам я сел в кресло, откинулся в нем, пододвинул ближе миску с орешками и включил телевизор. Вечер только начинался, так что я мог не думать ни о чем. В любом случае, теперь я босс в этом доме и никто мне не будет указывать, когда ложится.

                – Без десяти двенадцать, – констатировал я сам для себя. Открыв небольшой блокнот, что прежде лежал у меня на коленях, я сделал запись о том, что иду спать именно в это время, а затем пошел к лестнице на второй этаж. По пути я прихватил двух друзей, которых попросту кинул на плечи. Спать на свежей и чистой простыни приятно всегда. Поэтому, когда я толкнул ногой дверь в спальню, я не удивился легкой и приятной атмосфере. Быть может, она была такой только благодаря моему уединению в этом доме. Пройдя дальше, я опустил на постель друзей, включил свет и стал проверять, чтобы все было по правилам. Первым делом я подошел к окну и закрыл его полностью, затем вытащил из розетки вилку, прошелся вдоль стены к книжному шкафчику, поправил книжки в нем, улыбаясь проделанной работе. Дальше я закрыл дверь в спальню, не выключая свет, щелкнул выключателем ночника, который едва заметно пролил в комнате желтое свечение. Он был изображен в виде большой и толстой утки, напоминающей скорее игрушку для ванной. Надо признать, в комнате подобного было много. Тут и там, среди розоватого и белого встречался насыщенный золотистый цвет.

                Больше всего меня бесил шкаф в этой комнате. Он был сделан в выемке в стене и представлял собой небольшую коморку за желтой дверью. Мало того, что это был один из самых противных цветов, которой только возможно было подобрать для шкафа, так в добавок она еще и имела щель между створкой и полом. Самое неприятное для меня было в том, что когда я потянул за ручку, желтая дверь моментально подалась мне на встречу без сопротивлений, скрипов и возражений. В прочем, дом был относительно новый, ибо переезд справлялся не более недели назад. Неприятно было понимать, что новоселье так быстро омрачилось проблемой. В прочем, что теперь говорить, будет, как есть. Я оглядел шкаф. На уровне моего лица висели платья, а ниже валялись игрушки.

                – Тоже мне забава. Мой Степашка и Мишка в сто раз круче глупых кукол! – я несдержанно пнул одну из принцесс, откидывая ее глубже, в тень, нависшую на стену от многообразия нарядов. – Беее.

Я захлопнул шкаф и уверенными шагами дошел обратно до заправленной кровати. Мои друзья все еще лежали на ней, как я их и оставил. Сам я лег ровно между ними, чтобы иметь возможность держать их обоих разом. Теперь я мог чувствовать в правой руке Степашку, чудо, подаренное мне тетей только в этом году. Левой же рукой я прижимал к себе Мишку, настоящего ветерана в нашей семье. Его подарил моему папе дедушка, который и сам проводил в его компании многие ночи и прогулки. Так уж заведено в нашей семье.



Константин Стоминин

Отредактировано: 04.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться