Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 8.2

 

Утром меня разбудил плеск воды, пение птиц и ломающийся голос, настойчиво допытывающийся:

– Почему вы спите порознь? Почему?!

– Она храпит.

Что?! Сна как не бывало. Разумеется, они уже здесь. Лан плещется в водоеме, Арголин пытается незаметно вылить гартонцу за шиворот пригоршню воды.

– Рена, мы тебя разбудили? Прости! – раскаяния в голосе Его Высочества не больше, чем гнева в тоне Гента, который стряхивает холодные капли и поеживается.

Наверное, стоило поздороваться. Только рядом была моя вчерашняя мечта. Нормальная одежда!

Когда я возвратилась из-за кустов, неся в охапке то, что осталось от недавно прекрасного наряда, принц мимолетом заметил:

– А куда делась постель?

– Какая постель? – настороженно поинтересовался Гент раньше, чем я успела сказать хоть слово.

– Чья постель? – Из озерца вынырнул Лан.

Выходит, маг мою иллюзию видит, а не-людь – нет. Знатная вышла придумка – до утра продержалась.

– Ведьминская.

Приятно сознавать, что Лес не подавляет мою силу!

Не знаю, поняли ли они намек, но расспросов больше не было. Ни о постели, ни о супружеской жизни. Лишь Арголин спросил, стоит ли оно того. Жаль, я не сразу сообразила, о чем это он, а то накрутила бы уши!

После летающего венка я подсознательно ожидала, что мы отправимся в Пустошь подобным экзотическим способом. Ага, как же! Оказывается, не-люди используют магию в исключительных случаях.

Четыре лошади паслись неподалеку, ожидая наездников. Грациозная белоснежная кобыла косила из-под длинной гривы на троих вороных жеребцов, игнорировавших ее с поистине не-людским равнодушием. Один из черных красавцев имел на блестящих боках несколько белых полос и, насколько я могла судить, это был его природный окрас. Конь задумчиво провел алыми глазами пролетевшую мимо бабочку, а до меня запоздало дошло, что рядом – очередная легенда.

Все знали – правитель Старилеса ездит на лошади из Стада. Проклятый храм[1] – как звучит, а? Но люди сами его прокляли, сами создали животных-богов, сами построили ненастоящее святилище и сделали вид, будто все в порядке. Стадо никто не вспоминал добрым словом, пока однажды Лан не появился на волшебной лошадке. Тогда резко возрос интерес к необычным животным, однако больше никто не смог похвастаться успехом. Это ведь все равно что пытаться оседлать мираж – сейчас он здесь, спустя миг – там.

Когда мой восторг немного поутих, я впервые пожалела о том, что в Лесу Арголин не имеет силы. Как бы пригодился портал! Пусть не очень точный, зато…

– К обеду поспеем! – Лан незаметно оказался рядом, вскочил на полосатого жеребца.

В отличие от остальных, он не использовал ни седла, ни стремян, ни уздечки, но сидел неподвижно, будто слившись с лошадью. Белые волосы струились по плечам, переплетаясь со смоляной гривой, тонкие пальцы трепали конское ухо, большие глаза цвета заката смотрели нежно и ласково, пухлые губы изогнулись в таинственной полуулыбке…

– Кхе-кхе-кхе!

Я очнулась. Надеюсь, не покраснела. Рядом стояли Гент и белая кобылка. Похоже, мне требовалось на нее сесть, а гартонец галантно предлагал помощь в этом нелегком деле. Зря старался…

– Неужели никому не пришло в голову, – я выдержала эффектную паузу, – что не все люди умеют ездить верхом?

Судя по выражению лиц собеседников, действительно не приходило. Аж обидно! Я сразу же ощутила себя какой-то ущербной. С Арголином все ясно, его наверняка с пеленок на клусских карликовых лошадках тренировали – наследник как-никак, ему по статусу положено верхом, впереди войска… которого у Велли нет лет где-то так двести-триста. Гартонец – здесь и говорить нечего. Прирожденные воины, честь страны… правда, их женщины передвигались исключительно в повозках либо на носилках, а верховые прогулки вошли в обиход совсем недавно и были скорее исключением, нежели закономерностью. А Лан… да что с не-людя взять, в самом-то деле?!

Душевное равновесие было восстановлено, хоть я опасалась, как бы меня не отправили обратно к эльфам. Странно, никто даже не заикнулся об этом.

Не-людь неуверенно заметил:

– Всему можно научиться.

Эта идея мне не понравилась. Не настолько я одаренная, чтобы с первого раза освоить верховую езду и выдержать долгий путь.

– Но не просто так! Некоторые по нескольку месяцев тренируются! А некоторые – много лет! А есть такие, что столетиями из седла не вылезают!

– Я знал девушку, у которой все получилось с первого раза, – негромко подлил масла в огонь Гент.

– Ты вообще женат меньше суток, а уже подружек вспоминаешь? – не знаю, отчего, но я начинала заводиться.

Странное это чувство – раздражение. Вроде и нет причины, а бросаешься на первое попавшее слово как бык на красную тряпку, всюду ищешь подтекст… Говорят, после свадьбы характер ухудшается со временем. Но то ж со временем? Кажется, поняла. Меня бесит любое упоминание об этой проклятой свадьбе! Так, срочно взять себя в руки, успокоится, мысленно повторить, что так надо, вчерашнее ни к чему не обязывает, все скоро закончится…



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться