Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 10.2

 

– Лан, может, присядешь? Ноги не болят?

Какая у него растерянная мордашка!

– Ты не могла меня услышать, – прозвучало как утверждение.

– Зато могла догадаться.

– Но почему именно я? – Брови сведены к переносице, в глазах – ожидание.

– Кого еще испугается оборотень? Не Гента же? А последняя собеседница не кокетничала бы с Арголином. Зачем ты пришел? Я здесь делом занимаюсь.

– Задаешь вопрос, ответ на который очевиден?

– Очевиден? – Я мигом насторожилась. – Но не мне.

– Те из деревни, кто до сих пор не видел людей, уже их увидели. Если уточняешь временной промежуток, не стоит говорить «раньше». Вспомни об их возрасте. Кроме того, этот вопрос неправильный.

– Почему?

– Да потому, что они не могли видеть твоего брата-человека. Его человеческое тело покоится на эльфийском кладбище.

– Лжешь! Это был не он!

– Ты сразу его узнала. Но убедила себя в обратном.

– Меня убедили в этом вы! Вы! Виарела, ты – вы все говорили, что Няв жив! Так как это понимать, а? Вы меня утешали? Или насмехались?! Но… Но для чего?! Зачем тебе… Зачем вам меня обманывать? Шутки ради? Ты мог бы так поступить, правда? А Виарела? Она же… Она добрая! Она умеет сочувствовать! И она сказала… – у меня больше не было сил продолжать. – Она сказала…

– Милашка, я не утверждаю, что твой брат мертв.

Проклятье! Мне хотелось вцепиться в белые волосы и рвать их прядь за прядью.

– А если поподробнее?

– Думаю, его душа скрыта в одном древнем артефакте. Гент рассказывал, как учил Навагрема обращаться с необычным старинным ножом. Есть у меня подозрение, что то был Избавитель. Кинжал, способный возвратить душу. За ним охотятся все жители Пустоши. Не знаю точно, как он действует, но вижу три варианта. Первый – душа Навагрема в Избавителе. Второй – она сопровождает его убийц как призрак. И третий – она в другом теле. Наиболее вероятным мне казался первый вариант, однако кинжалом уже пользовались, спасая ребенка оборотней. Поэтому отпадает третий вариант – твой брат вряд ли смог бы притворяться оборотнем. Остается второй, и, поверь, он не самый худший. Няв не переступал грань, так что надо лишь найти его душу и обратиться в Храм Смерти. Там всегда наготове несколько свежих трупов, которые можно воскресить. Выберешь наиболее подходящий, принесешь жертву – и все образуется.

– То есть надо найти его убийц?

Данное задание было мне по душе.

– Мы отправляемся в род Старшего Волка. Избавитель сейчас находится у его главы. А там посмотрим.

– Когда?

– Прямо сейчас. Р-рахо!

Ураган подлетел, подняв столб пыли. На этот раз вопроса, с кем я поеду, не возникло.

Бескрайнее поле и ветер в ушах. Лошади были быстры, но Ураган намного опередил остальных. Я держалась за пояс правителя Старилеса, мечтая об одном – не упасть. А он умудрялся еще и разговаривать.

– На самом деле меня зовут Алан. У меня есть подруга, Рада. И дочь, только я не знаю ее настоящего имени. А Ураган – кличка для легенд, на самом деле он – Полосатик. В Ландаре сейчас праздник вина. Ты когда-нибудь пробовала красное ландарское, Рена? Изумительный вкус. Эльфы из Леса отличаются цветом глаз. Они никогда не бывают темными. В роду Старшего Волка глава женат на орке-изгнаннице. Ребенок оборотня становится половозрелым годам к тридцати, но лишь после ста начинает понимать, чего с этой зрелостью делать. Василиск – существо вполне безобидное, однако в период бешенства…

Без сомнения, я могла узнать массу интересного о не-людях и их правителе, но крик Его Высочества прервал красноречие Лана. Ураган, не замедляя бега (мне показалось, что отвалятся если не мои руки, то уж пальцы, сцепленные в замок, точно), развернулся и понесся обратно.

Арголин сидел на земле, сжав голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону. Приблизиться к нему было невозможно – паренька словно укрывал кокон. Гент безуспешно бился об него, однако… без толку.

Беловолосый не-людь спрыгнул с лошади и шагнул к принцу, даже не заметив барьера. Нет, уничтожив барьер! Гартонец чудом удержался на ногах, когда преграда исчезла.

– Это здесь! – Веки Арголина были опущены. – Часть силы здесь! Он применил ее… Столько ненависти… Я это вижу! Двое – парень и девушка… С красными глазами… дети! Он стоял здесь… они – рядом.

– Кто? Кто это был? – Лан тряс принца, как куклу. – Покажи его мне.

А я понимала, о ком говорит Его Высочество. Маргет. Носитель силы бога Войны. Воплощение ненависти. Человек, которому не повезло. Который уже не человек. И пусть я знала, что преступление он совершил не по своей вине, все равно в душе поднялась такая волна неприятия, что я сама испугалась. Было больно за детей, уничтоженных неумолимой стихией. Было страшно за будущее…



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться