Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 11.2

 

Возле приоткрытого окна обедали трое. Двое – в расшитых золотом одеждах, с оружием, на рукоятях которого хранилось целое состояние. Один – с надвинутым на глаза капюшоном. Он сидел, не обращая внимания на еду.

Я опустился на скамью за соседним столиком.

Служанки бегали мимо, посетители приходили и уходили. Двое разряженных уплетали обед, а тот, в капюшоне, все так же ни на что не реагировал. И с каждым мгновением привлекший меня запах все больше истончался.

– Чего желаете, господин? – Ко мне подбежала служанка.

Я поднял глаза.

Она засмеялась:

– А, маленький, это твой отец сейчас наполняет свой кошелек?

Странно, разве Карран не проигрывал? Он же мертвецки пьян… изображает мертвецки пьяного… мертвецки!

Те, у окна, поднялись. Один из них положил на стол золотую монету. Второй лихо вогнал в ножны кинжал, резко контрастировавший с остальным убранством. Без единого украшения, черный как ночь… Где-то я видел нечто подобное. Да кого обманывать, это был Избавитель. Одноразовый или многоразовый – Рех его знает. А их собеседник уже остыл и запах свежей крови больше не звал меня. Или кровью разило от них самих? Уже не разобрать…

Наверно, не стоило так пристально пялиться на человека в капюшоне. Тем более, то был не Маргет. Это щуплое, с узкими плечами и тонкими ладонями тело не могло принадлежать бывшему жрецу, который, если верить сну, обладал могучим сложением и высоким ростом.

– Святая простота, – насмешливо проговорил один из мужчин.

Второй шикнул на него и указал на меня. Я постарался как можно шире распахнуть глаза, доказывая всему миру, что ничего не понял. Что еще не дорос до понимания.

– Да ну, – улыбнулся первый, – это ж дитя того счастливчика, от которого сейчас отвернется удача.

– Он что-то заметил.

– Тогда купи его завтра утром и открути голову.

– А почему не сейчас?

– Это – без меня.

– Ладно, подожду до завтра.

Ловко лавируя между столами, они достигли выхода. Я продолжал смотреть на труп.

– Здесь занято? – Мои мысли прервал грубый голос.

Около меня стояли четверо головорезов, и один из них обращался именно ко мне.

Я отрицательно помотал головой и сел напротив человека в капюшоне. Интересно, почему громилы не начали приставать сначала к нему? Он же выглядел гораздо менее внушительно, чем я. Или запах смерти чувствуют не только оборотни?

Какие тонкие у него руки… Пальцы со следами от колец. Белоснежная кожа, я такой раньше нигде не встречал. Из-под капюшона свисала прядь черных волос.

Тук-тук. Тук. Тук. Тук-тук.

Я завертел головой, пытаясь определить происхождение этих звуков. Окружающие занимались своими делами, словно ничего не слыша.

Тук-тук-тук-тук-тук…

Внезапно пальцы на столе сжались в кулак, который с немыслимой скоростью врезался мне в нос.

– А-а-а! – я заорал скорее от испуга (не каждый день сталкиваешься с зомби!), чем от боли, хотя кулак оказался маленьким и костлявым, а из носа мгновенно потекла красная жижа.

– О-уй-й-й-й-й! – стонал труп, баюкая свою руку, костяшки которой не выдержали прямого столкновения с моим лицом.

В таверне на миг возникла оглушающая тишина, затем посетители загалдели с новой силой – драки здесь случались примерно каждые полчаса. Стук монеты прекратился, зато прозвучало много матерных слов, произнесенных оборотнем. Карран сцапал меня за шею, коротким движением перебросил мертвеца (хотя какой из него мертвец, когда стучит сердце?) через плечо и вышел наружу, громко хлопнув дверью.

Бросил незнакомца на низкую лавку у стены, толкнул меня на улицу.

– Вернешься – сам убью! – пообещал сердито и возвратился в таверну.

Ага, еще чего! Я последовал за ним след в след, мигом вспомнив о цели нашего прихода.

Оборотень не стал присоединяться к игре. Опустился за давешний столик, который еще не успели занять, пересчитал содержимое изрядно отощавшего кошелька, сокрушенно вздохнул и подозвал служанку.

– Баранью ногу, пива и десять леденцов!

Из чего я заключил, что он если и не заметил меня, то предположил мое появление. Мелочный, гад. Знает же, я сладостей терпеть не могу, но должен буду грызть для укрепления легенды.

Тем временем столики для игры освободили и сдвинули в некоторое подобие помоста. Зашаркали поворачиваемые к импровизированной сцене стулья и лавки, притихли голоса. Я опустился на стул напротив Каррана, однако тот ничего не сказал, лишь показал кулак. Нос немилосердно заныл в предчувствии нового столкновения, а оборотень словно невзначай заметил:

– Видишь тех двоих? Разряженных?



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться