Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 12.2

 

Я резко обернулась, краем глаза отметив аналогичное движение гартонца.

За нами стоял господин средних лет с поразительно белой кожей, сливавшейся с его белоснежной одеждой, и лишь красная гвоздика в петлице выделялась кровавым пятном. Его рука сжимала кинжал с кривым лезвием.

– Ты, как всегда, пытаешься заглушить боль странными способами. – Пальцы Дайлена разжались. – Когда узнал?

– Когда увидел замок с ее знаком. Я помню ваши обычаи… Почему жизнь в городе течет как прежде? Виновный найден и наказан, в этом я не сомневаюсь, а как же тризна?

Ночной открыл рот, но произнес явно не то, что собирался.

– Пойдем во двор. О твоих спутниках позаботятся, не беспокойся.

Беловолосый смерил нас оценивающим взглядом и вынес свой вердикт:

– Ваше Высочество, пойдите, прогуляйтесь! Если надумаешь подслушивать, мигом вспомнишь Лес!

Арголин сердито хлопнул дверью, и Лан продолжил:

– Девушка – ведьма, у них хранение секретов – семейное дело, а обладатель смазливой мордахи мне уже как родственник. Значит, виновный не найден?

Дайлен посмотрел сначала на Гента, потом на меня. Пристально так, будто мысли пытался прочесть. Кивнул сам себе.

– Как знаешь, Алан, как знаешь. Виновный-то найден, хоть и не наказан. Это Малоя. Они с Вали не дружили и постоянно устраивали друг другу ловушки. Колья в постели, кипящее масло в ванной… Девочки развлекались. Вчера Малоя целый день ходила с таинственным и довольным видом, а вечером отправилась к сестре. Когда она вышла, на ней лица не было. Она пыталась мне что-то сказать, но разрыдалась и убежала, пообещав все исправить. Я пошел к Вали, а она по-настоящему мертвая, и лишь на пальце след от укола… Вернулась Малоя сегодня утром, сама на себя не похожая. У меня не было времени ее расспрашивать, однако точно знаю – она сделала это без злого умысла.

– Уколов палец сестре? – Правитель Старилеса скептически прижмурился. – Ночные так просто не умирают… Вы же живучие, как метаморфы.

– В отличие от Изначальных, мы имеем весьма уязвимую точку. Душу.

– Душу? – знаю, перебивать старших, особенно настолько, как Дайлен, нехорошо, но я не смогла удержаться. – А кто же тогда «потерявшие душу»?

– Рена, – предупреждающе начал гартонец, – не надо…

– Почему же, мне доставит удовольствие заполнить пробел в знаниях юной дамы о нашем городе. Понимаете, моя очаровательная госпожа, душу имеют все живые существа без исключения. Когда кто-то умирает, она отправляется в мир Смерти, где главенствует Рех. Да это вы и сами знаете. Преимущество метаморфов заключается в том, что их богиня может возвратить душу без катастрофических последствий, все же остальные воскрешенные, даже если за дело берется самый лучший некромант, будут стремиться обратно и при этом пытаться вернуться с компанией. – Дайлен пристально посмотрел на Гента, тот не отвел глаз. – Итак, душа есть у всех. Но и во всех языках есть слово «бездушный». А теперь, госпожа моя, вспомните, что вы видели в нашем городе, и охарактеризуйте его жителей. – Он улыбнулся, не разжимая губ.

Мне такое объяснение показалось вполне правдоподобным. Правда, город я пока видела только из-за спин мужчин да авторитета Лана. Но если представить, что защитников нет…

– Это лишь одна из версий, верно? – встрял Гент, которому наверняка не понравилась игра в гляделки.

– Это – та версия, обсуждать которую можно без риска для жизни. Обо всех остальных лучше не задумываться, если не хочется близко познакомиться с Рехом.

– Потому что они объясняют случившееся с вашей дочерью?

Ночной нарочито медленно встал и подошел к стене-окну. Я почувствовала, что колени начинают непроизвольно дрожать. Зачем гартонец ввязался в этот спор? Неужто его инстинкт самосохранения остался за пределами Мелоса?

– В вольном городе давно забыли, – Дайлен резко повернулся, сверкнул ослепительной улыбкой, которую слегка портили два острых верхних клыка, – как петушиться перед девушками, а тем более – женами. Здесь отношения определяет степень везения… Такое рвение мне нравится. Алан, у тебя есть время, чтобы мои новые друзья услышали страшную сказку?

– Вообще-то я рассчитывал как минимум на ночевку, – хмыкнул Лан, – а как максимум – остаться до Дня Посещений.

– Зачем?

– Хочу… взглянуть.

Ночной устало прикрыл глаза.

– Тогда слушайте…

Некогда Семья Ночи была самой многочисленной расой после эльфов. Ночные пришли из мира, где потерпели поражение от сородичей, и тысячелетиями считались хозяевами восточной части континента. Даже территория нынешнего Мира Тварей принадлежала им.

Но годы шли, Семья редела, а ее ряды, в отличие от остальных рас, не пополнялись. Почему? Да потому, что у ночных вампиров не существовало потомства. Новым полноценным членом рода мог стать исключительно человек, подходивший по неким параметрам и подвергнутый нужному обряду.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться