Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 14.2

 

– Значит, ты уверен, что изгой здесь ни при чем? – последний вопрос, так как беловолосый не-людь нетерпеливо посматривал на дверь, собираясь уходить. Интересно, куда он спешил, если солнце едва показалось на горизонте?

– Я лично отрубил ему голову на следующий день после изгнания, когда протекция Семьи перестала охранять этого монстра.

– Правда? И с тех пор не было новых инициаций, верно? – мой вкрадчивый голос заставил Лана отойти от выхода.

– Не было. А у тебя есть причины предполагать обратное?

Хм, причины? Да, причины у меня были, и еще какие! Но пока достаточно простенького факта.

– С месяц назад один из парней Малои рассказывал о племени на южном берегу Кровавого озера. Там живут очень набожные люди, которые поклоняются нетленным мощам своего просветителя. А знаешь, какая у просветителя особенность? У него кожа белая и непрозрачная, как у…

– …ночных. Но…

– Сначала дослушай. Тот парень погиб спустя несколько дней, а неделю назад по городу прошли слухи о живых мертвецах. Дайлен ничего такого не упоминал, нет? Сомневаюсь, что он не в курсе. Сплетникам быстро заткнули рты, однако среди своих эта тема бурно обсуждалась. Малоя уверена: изгой успел кого-то обратить. Что скажешь?

От тяжелого взгляда пылающих глаз мне стало не по себе.

– Скажет Дайлен. Он слишком заигрался в великого стратега и политика.

– Кто заигрался? Я? Это вы стыд потеряли. Алан, не боишься, что подопечный тебе горло перегрызет за жену?

Ночной вошел без стука, по-хозяйски расположился в кресле. Сплошь черная одежда, лишь в петлице алел цветок. В свете первых неуверенных лучей солнца его лицо казалось искусно сделанной маской с застывшей улыбкой. Лицо без жизни…

– Хватит.

У меня мороз пошел по коже от тихого голоса Лана. Сразу стало понятно, почему Старилес любит своего правителя. В образе грозного повелителя он был безупречен, даже ночной вмиг посерьезнел.

– Ты пытался вновь воссоздать расу и потерпел поражение, так почему бы не признать это и не облегчить всем жизнь? Осуждение тебе не страшно, на общественное мнение плевать, а остальные наверняка в курсе дел, так в чем проблема? Зачем эта таинственность, рассказы об изгое и прочие сказки?

– Не я. – Глава Семьи смотрел прямо в глаза беловолосому. – Вали.

– Не верю. Она была слишком ответственна для подобного сумасшествия.

– Но она была девушкой… Зря ты пренебрег ее любовью, Лан. Такое ранит намного больнее измены… И она нашла, чем отвлечься.

– Это было давно.

– А ночные терпеливы. Когда поползли слухи о твоей смерти, Валию словно подменили. Она начала действовать. Без моего разрешения, без проверки амулетами, без артефактов… Инициацию можно провести по-разному, тебе ли не знать, а вот каков будет результат, предугадать сложно. Он был по-настоящему хорошим человеком и ушел сам, когда понял, что лишний. Я не могу назвать его имени, но могу поклясться чем угодно – он был хорошим. Даже несмотря на проблемный дар.

– Дар?..

– Парень порой умел читать мысли. Но не использовал это в личных целях! Он – идеалист, нет смысла его подозревать.

– И Валией поклянешься?

– Да. А сейчас прости, мне нужно идти. Почтеннейшие горожане, несказанно обрадованные тем, что увидели сегодняшнее утро, решили устроить грандиозный праздник в честь новой Принцессы Мелоса. Грех не пойти, не поймут ведь, да и Малоя развеется, она любит такое. Уважаемая ведьма, приглашаю и вас, но сразу оговорюсь – если боитесь крови, лучше останьтесь здесь.

Гремнава из Влаи послушалась бы доброго совета, однако свежеиспеченная ведьма Рена предпочитала верить интуиции. Что-то подсказывало – сегодня найдутся ответы на многие вопросы.

Ага, едва не забыла!

Я прикрыла глаза, погружаясь в мир иллюзии.

– Вы поранились? – удивился ночной. – Позвольте предложить вам платок.

Да! Получилось! На ночных это действовало!

С благодарностью приняв платок и вытерев с пальца несуществующую капельку крови, я отправилась готовиться к празднику.

Естественно, Дайлен не стал ждать, пока гости проснутся, оденутся и сообразят, куда это надо идти в такую рань. Странное дело, торжество в честь Принцессы Ночи устроили с утра…

Чуть позже в мою дверь вежливо постучали. Так вежливо, что мне показалось, будто я опять дома и ко мне вот-вот вломится Няв. За ним, конечно же, гонится бабушка с веником… Или папаша какой-нибудь из его «единственных и на всю жизнь» с топором. Или «единственная» со жрецом и обручальными кольцами. Или бывшая «единственная» с ведром приворотного зелья. Или… Ох, в случае моего брата таких вот «или» насчитывалось бесконечное множество.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться