Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 15.2

 

Не успели их шаги замереть вдали (а шли гномы быстро, что им худосочный остроухий), как я начал осматриваться. Темный водоем, чудные грибы – все это потеряло зловещий окрас и превратилось в повседневность, пускай и чужую. А вот три проема в одной из стен меня заинтересовали. Ровные прямоугольники явно были сделаны вручную, и человек спокойно мог туда пройти.

Следовать за смотрителями я не хотел. Без помощи гномов сложно обойтись, но пускай первым в этом мире меня увидит кто-то адекватней тех двоих, иначе как бы не отправиться мне «туда, откуда еще ничего не возвращалось» – просто чтобы не нарушать размеренную жизнь ленивых смотрителей.

Подземный мир – уже какая-то определенность, и, стало быть, надежда, что все закончится хорошо. Так, какой предпочесть путь? Обычно в сказаниях сильные герои выбирают прямой, поскольку мужчине не пристало вилять, однако бабушка часто повторяет, что прямо летает лишь привидение да тот, кто хочет им стать. Умные герои сворачивают вправо, ведь право, правда, правый – похожие слова, только мама утверждает: похожие – не значит равные. А вот сильные и умные герои идут без раздумий влево – туда, где главный злодей ждет того, кто с ним сразится и освободит прекрасную принцессу, доброго короля, заколдованную страну…

Разумеется, я сильный и умный, но… не герой, что поделать. И стать героически погибшим в неравной схватке с гномами мне не хотелось. Пускай разум твердил, будто никакой опасности нет – инстинкты гнали подальше от разумных существ. Кстати, вовремя я вспомнил о разуме, ему тоже стоило поработать.

Каждый мало-мальски образованный житель континента знает – бездонных колодцев не бывает, есть лишь такие, в которых существуют порталы в иные миры, а если конкретно – в подземелья. Еще доподлинно известно, что природные порталы не бывают односторонними. Или, наоборот, только односторонние?.. Зря я прогуливал занятия по расоведению! Ладно, эксперимента ради, стоит найти то место, куда я свалился. Сложно придется, ведь мне больше всего хотелось выбраться на берег, а не запоминать, куда упал. Сложно – но не невозможно.

Снова оказаться в темной, словно масляной воде… Эх, на что не пойдешь ради себя родимого!

Не знаю, сколько прошло времени. Я нарезал круги в предполагаемом месте своего появления, как хмельная русалка, однако результат не спешил проявляться. Если подумать, портал вполне мог быть подводным…

Изрядно намучившись, я решил, что купаний пока хватит и следует попробовать иные пути.

Возле берега уставшие мышцы меня подвели. Нога скользнула вниз, пальцы не удержали мгновенно отяжелевшее тело, и холодные волны в который раз сомкнулись над моей головой.

Выныривать было сложно. Словно надо мной откуда ни возьмись возникли чеши воды, сквозь которую с трудом пробивался дневной свет. Свет! Выходит, еще даже не вечер! Надо же, мне почудилось, что я пробыл в подземельях целую вечность…

Двигаться к солнцу стало гораздо легче, как будто его лучи тянули меня, помогая пробиваться к свежему воздуху и открытому пространству.

Я пробкой вылетел на поверхность небольшого глубокого озерца, сделал несколько гребков к берегу и был оглушен пронзительным визгом. Говорят, сладкоголосые сирены при виде опасности пользуются пением, как оружием, заставляя противника в панике убегать. Вряд ли напуганная мной купальщица принадлежала к племени певиц, однако голосок у нее был подходящий – тонкий, звонкий и невероятно противный. Особенно после гнетущей тишины пещер.

Девчонка убежала, даже не позволив себя как следует рассмотреть. Или мальчишка? Да какая разница, все равно я постараюсь больше не попадаться на пути этого мелкого, тощего и невероятно крикливого существа. Бедные гномы! Их ведь такими звуками чаще всего и встречают…

Даже не пытаясь выжать одежду, я побрел в чащу, мимоходом вспоминая все, что успели вложить в мою голову учителя. Деревья обычного размера, человеческий отпрыск и дождевые тучи в небе… Так-так-так, если я не в Клуссе, что совершенно невозможно, то где-то в восточной части Велли, возможно, около Влаи.

Страшно обрадованный этой догадкой, я чуть ли не вприпрыжку ринулся вперед. И увидел много интересного. Например, горы! Настоящие, а не те два холма в пригороде столицы, гордо именуемые Малдрабовыми. На их вершинах виднелись белые шапки вечных снегов, над некоторыми курился дымок вулканов. Горы, между которыми медленно плавали облака…

В детстве, слушая рассказы о давней войне и ее героях, я мечтал сражаться на крутом склоне, лавируя между потоками лавы, с десятком злодеев одновременно, а то и с сотней, как Лан, но никогда не думал, что однажды воочию увижу Крайние горы. Те самые горы, которые давным-давно создали шестеро Первых магов [1], покоряя мир. Те, где рождались легенды, неотличимые от яви. Те, где под страхом смерти запрещалось использовать магию. Те, куда не приходили даже вездесущие торговцы – населенные дикими или одичавшими племенами, враждебные ко всем пришельцам… Самым страшным наказанием в Веллийской империи считалась вечная ссылка в мир Тварей, и никто, кому предлагали заменить ее работами в рудниках ближайшей к стране части гор, не соглашался на обмен.

Я думал, хуже гномов быть не может? Зря. Толпа дикарей, почти неслышно возникшая позади меня, показалась мне гораздо опаснее. Хорошо, что я не длиннобородый, а то бы точно не отбился. Ладно, Крайние горы, давайте познакомимся!



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться