Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 18.2

 

Дверь за мной хрястнула о косяк с такой силой, что с потолка слетели оставленные нерадивыми слугами клочья паутины. Капкан захлопнулся. Я оказалась в пустой комнате, как арестантка какая-то. Хотя почему как? У них же в Грее что ни богатый дом, то темница в подвале, куда очень удобно запихнуть «для вразумления» жену или дочь. Поговаривают, «вразумляет» такой способ быстро, особенно если посадить в соседнюю камеру парочку настоящих бандитов.

Привет, семейная жизнь…

Я с размаху налетела на дверь, больше заботясь не о том, как выбраться (и через окно вылезу, не маленькая), а о том, чтобы сломать гартонцу хоть что-нибудь. Ничего, не-люди быстро подлечат, а мне будет какое-никакое утешение!

Жаль, среди моих предков не было троллей, а то бы… Но толку мечтать? Такое ощущение, будто я стукнулась в несущую стену. Дверь даже не пошевелилась, разве что возня за ней стала активнее. И что там делать столько времени? Ключ повернул – готово. Стоит заметить, эти допотопные ключи торчали с наружной стороны каждой двери. Судя по их виду, ими не пользовались по меньшей мере лет сто, но я ни на мгновение не усомнилась – если Гент захочет, ключ повернется, несмотря на обилие ржавчины.

Клацанья все не было.

Я прислушалась. За дверью точно кто-то находился!

Так, сосредоточиться, представить, будто никакой двери нет… не получалось. И слава богам! Вряд ли гартонец до сих пор там. Не тот характер. А вдруг это тот, кто поменял записки?! Задвижка в моих пальцах щелкнула так громко, словно по ней молотком ударили.

Я отпрянула. В коридоре что-то упало. Дверь дернулась, потом еще раз. Задвижка заскрипела и начала медленно разламываться.

Мои глаза обежали комнату. Кровать, стол, стул, полка, два коврика, несколько книг и ваза с ручками. Ага, кровать и стол отпадают сразу, слишком тяжелые и громоздкие, стул… нет, четыре ножки – могу промахнуться. Полка наверняка прибита к стене, ковры… глупость! Книги в мягких кожаных переплетах, а ваза… Да, ваза подойдет.

Широкий замах, «оружие» пошло вниз, столкнулось с осторожно просунувшейся в дверь золотоволосой головой… Результат – две ручки в моих ладонях и распростертое тело на полу. Ну почему он так коротко острижен?! Окажись на его месте Лан, никакая ваза не была бы страшна.

Темные капли сбегали по виску гартонца. На ворсистом сером ковре расплывалось коричневое пятно, а вокруг живописно лежали цветные черепки.

Я почувствовала, что вот-вот начну реветь. Неужели убила? Просто ударив по голове? Его ж эльфы не смогли убить…

Честно говоря, мне самой не верилось в то, что удар смертельный, хотя какой-то подлый червячок сомнения выгрызал душу, и в каждом стуке сердца я слышала: «Убила! Убила! Убила!».

К приоткрытому окну подошел Лан. Удивленно хмыкнул, бросил: «Вот это темперамент!», и скрылся. Мне немного полегчало. Пускай у не-людя куча странностей, так спокойно реагировать на труп он не стал бы. Наверное.

– Когда я умру, ты выйдешь замуж за моего брата. Это твой долг, Рена, и ты не имеешь права поступить иначе. Запомни, Гартон не потерпит ни чужака, ни полукровку, поэтому все должно быть более чем законно…

Ух ты, никогда бы не подумала, что один удар вазы способен вызвать такие фантазии. Обычно говорят что-то о звездочках в глазах. Впрочем, ладно, жив – и хорошо, каждый имеет право на собственный бред.

– Прости, я лгал тебе, – продолжал Гент, – никакого развода не будет, иначе ты потеряешь все права.

Он что, из богатого рода, раз так печется об имуществе? Ага, и параллельно подрабатывает на конюшне Его Величества. Ха-ха.

– Когда я найду твоего брата, мы отправимся в Грей и ты примешь наследство.

Мои щеки запылали. Выходит, все это время гартонец помнил о Няве, более того, продолжал его искать! А я-то, я… Едва не увлеклась проблемой ночных, почти выбросив из головы брата. Потому что стала ведьмой! Страшно признать, но я начинала понимать не-людей, живущих своими прихотями. Погодите-ка! Я приму наследство? То есть Гент уверен, что умрет в столице?

– У нас траур для вдовы длится три года. После этого на тебе женится мой брат. У тебя будет лет десять, пока не выяснится, что твоя молодость и красота – результат действия ведьминской крови, а не клусских снадобий.

Как он все распланировал! Мог бы для галочки и меня спросить. Что-то подсказывало: эта гениальная идея родилась в гартонской голове не из-за контакта в мелоской вазой. Но каков ловкач! Даже комплимент ввернул, лишь бы я не слишком возмущалась. Вроде бы не отклоняясь от темы, а желание расцарапать его смазливую физиономию слегка поутихло.

– После свадьбы ты сможешь исчезнуть в любой момент, ведь его положение узаконится через тебя.

Я медленно обернулась. Гент сидел на полу, пальцами оттирая со щеки успевшую свернуться кровь. Вокруг – куча черепков и темное пятно как напоминание о моей жестокости. Хотя при чем здесь жестокость? Я же хотела ударить вовсе не его! Как поговаривает мама, в таких случаях надо попросить прощения и идти дальше. Кстати, не забыть бы извиниться. Как-нибудь. При подходящем случае. Может быть.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться