Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 19.2

 

***

Рена

Главный мелоский «гномий колодец» располагался в левом крыле городской ратуши. К слову, ратушей это здание именовалось чисто номинально, поскольку официального правительства город не имел. Но Семья не проводила «неофициальные» встречи в своем особняке, поэтому высокое, с узкими окнами и зубчатыми башенками сооружение стало идеальным решением.

Ничего общего с теми входами в подземный мир, о которых я слышала, этот колодец не имел. Во-первых, в нем не было ни капли воды. Во-вторых, никаких прыжков вниз головой не требовалось – предусмотрительные мелосцы установили подъемник. И, в-третьих, за все приходилось платить.

Разумеется, всем, кроме правителя Странного Леса.

– Это грабеж! – возмущался смотритель колодца. – Здесь и так почти никто не появляется, а как кому приспичит, то всяк норовит бесплатно пролезть! И дружков за собой тянет, безобразиям учит! Нет, вы только подумайте! И кто? Лицо огромной страны, единственный представитель своей расы! А я здесь для чего стою, по-вашему? Для красоты? Нет, дорогие мои, во всем нужен порядок. Если не следить за колодцем, его засыплет песком! И листьями! Водой зальет! Да кто-нибудь споткнется, свернет себе шею, и хорошо, если не человек. Отлежится, вылезет, а…

«Лицо страны» не позволило закончить этот монолог.

– Мы по делу.

– Ну-ну, – проворчал смотритель, – разумеется, по делу. Какие там могут быть развлечения? Экскурсия в образцовую шахту? – Он засмеялся собственной шутке. – А если по делу, так особенно платить надо! Город должен развиваться, расширяться, разрастаться, раз…

– Мы можем оказать городу огромную услугу и сделать ваше место вакантным, – угрюмо бросил Гент.

Я же подмигнула стражу колодца и показала из-за спины расшитый бисером мешочек, в каких обычно женщины носят монеты. Смотритель расцвел. Он прекратил выяснять, кто прав, и услужливо распахнул двойные створки подъемника. Разумеется, мешочек незаметно перекочевал в загребущие лапы работника рычага и метлы. Я надеялась, что иллюзия продержится хотя бы до того времени, как мы окажемся в мире гномов, а то как бы озлобившийся страж не отправил нас в свободный полет…

Все-таки до настоящего мастерства мне далеко! Увесистый кошелек перестал оттягивать карман смотрителя, когда от поверхности нас отделяли два десятка чешов, а от дна… да только боги знают, сколько оставалось до дна!

Внизу клубился плотный серый туман. Его щупальца оглаживали стенки колодца, сверху неслась отборнейшая ругань, а платформа, на которой мы стояли, не двигалась. Похоже, обиженный страж попросту заклинил механизм.

– Совсем рехнулся от безденежья, дурак, – заключил Лан. – Он что, решил, будто мы отсюда заплатим? И лень как лезть обратно, вправлять ему мозги… А, ладно, как-нибудь в другой раз. Ну что, пошли? Дамы вперед!

И распахнул створки.

– Пожалуй, не стану отнимать пальму первенства у Гартона, – вряд ли Генту понравилась моя полуулыбка. – После вас, сударь!

Гартонец, сцепив зубы, без единого слова шагнул в никуда. Туман поглотил его совершенно беззвучно, и серые тени заплясали быстрее, словно приглашая вниз.

– Хм-м, слегка не так, как планировалось, но ведь легче изменить планы, чем ситуацию, верно?

– Извини, что? – чем-то мне не понравились мурлыкающие нотки в голосе не-людя.

– Ну, как же, хотел помочь другу решить один мучавший его вопрос, а вместо этого лишился друга. С другой стороны, рядом со мной на крохотной площадке очаровательная молодая вдова, которую срочно необходимо утешить… Эй, Рена, ты куда? А прощальный поцелуй или предсмертная записка? Оставь хоть розовый платок на память!

Но я уже сделала шаг в пустоту.

Это мало напоминало падение. Впрочем, мне было не до того, чтобы запоминать ощущения. Я кипела, как забытый на раскаленной плите чайник. Ненавижу! Ненавижу насмешки и его постоянную игру! Так и хочется повыдергивать эти белые волосы, располосовать самодовольную морду! Подловить на чем-нибудь нелицеприятном и сочинить сотню баек о легендарном герое!

– Посылкой перешлю! – разумеется, Лан моих слов не слышал.

– Что?

Я резко обернулась, потеряла равновесие и оказалась в объятиях гартонца.

– Руки! – моему приглушенному рычанию позавидовал бы любой зверь.

Гент, как ни в чем не бывало, продолжал меня обнимать.

– Руки? Но зачем посылкой? Они же протухнут. Лучше заплатить магу за маленький портальчик…

На глаза навернулись злые слезы. И здесь насмешки! Как же я устала от всего этого… Хочу домой, в свою мягкую кровать, где так хорошо жевать теплые плюшки и читать об удивительных приключениях, к которым я не имела никакого отношения. Там еще герои стойко выносили превратности судьбы и шли к цели, невзирая на чудовищные препятствия на пути. Даже Няв знал, что трогать меня в такие моменты опасно для жизни. Я же не лезла к нему, когда замечала, как в широкое окно комнаты брата неуклюже вползала очередная «единственная любовь».



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться