Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 22.2

 

***

Рена

Большой светляк начал помигивать, как будто теряя энергию. Хм-м, обычно клусские поделки так себя вели, прослужив не одному поколению. Или светильник был изготовлен в гномьих мастерских? А, может, его принес сюда еще предок Гента… Скорее всего, именно так и было.

Итак, светляк вспыхивал и затухал, грозясь в любой момент погаснуть, глаза же серой птицы разгорались все ярче. Желтые камешки сверкали, как маленькие солнца, и указывали на то, что разгадка кроется именно в них. Однако, несмотря на наши усилия, никаких открытий не происходило. Я первая умаялась дергать камни, словно вросшие в ткань. Демонстративно села в кресло, скрестила руки на груди и просто следила за гартонцем. Тот в который раз проводил нехитрые манипуляции: нажать, поднять, передвинуть, грохнуть кулаком, зашипеть, потирая ушибленную руку, сделать круг по комнате, нажать, поднять…

Наконец Гент помянул Реха и прекратил бессмысленное занятие.

– Зря бога Смерти обижаешь, – не удержалась я, – как-никак, скоро с ним встретимся. Представь только – стоишь ты перед открывшимися вратами в его мир, готовишься увидеться с родственниками, а Рех говорит: «Куда прешься?! Твое место занято теми, кого ты ко мне посылал! Катись-ка призраком гулять по просторам родины, авось какой некромант тебя захомутает и приспособит для грязных дел…», и хрясь створками перед самим носом!

– Рех никогда не позволит себе подобных высказываний. Вот Ливайя – запросто.

– Богиня Любви? – скептически уточнила я. – А ты с ней, выходит, беседовал?

– И с богом Смерти тоже. Хороший он человек. В смысле, бог. Исполняет свои обязанности, да еще монастырем управляет. Поверь, Рена, он самый адекватный бог из всех двенадцати. Ты когда-нибудь посещала Храмы?

– Разумеется! – моему возмущению не было предела. – Полагаешь, наша семья не может позволить себе показать детей богам?

– Скорее, речь идет о показывании богов детям, – святотатственно заявил Гент, – потому что богам до всех остальных нет никакого дела, разве что принц вроде нашего Арголина удостоится пары ласковых слов и туманного пророчества.

Светляк ослепительно вспыхнул и погас. Теперь желтые глаза птицы остались единственным источником света. В их неярком сиянии фигура гартонца, непрестанно двигавшегося от стены к стене, выглядела огромной, а комната – совсем крошечной. Склепом она мне казалась! А потолок вообще чуть ли не давил на затылок…

Лучше бы здесь гномы мельтешили! Я бы смотрела на них и поражалась просторности помещения.

– Гент! – до паники оставалось совсем немного.

Он замер.

– Что случилось?

Мое воображение мигом нарисовало все, что может случиться в запертом подвале чужого дома мертвого города, да еще и в мире гномов.

– Сядь! – вышло слегка раздраженно, – Пожалуйста, – пришлось добавить, чтобы не выглядеть совсем уж зарвавшейся. – Ты мешаешь сосредоточиться!

Даже если он позволил себе насмешливую улыбку, я ее в полумраке не заметила.

Гент осмотрелся, выискивая место, где бы остановиться. Ну да, потомку самой богатой невесты Гартона зазорно просто опуститься на пол. Правда, там пыли столько, что даже наша горничная Люка заметила бы, но мужчинам моей семьи на такое плевать. И отец, и Няв к мусору относились философски, а если точнее – пофигистски. Кстати, еще одна странность – пыль была только на полу, остальные предметы обстановки сверкали чистотой.

Большая амфора (та самая, в которую, по преданию, Рех поместил душу сварливой тещи) показалась гартонцу подходящим сиденьем. А что? Пусть тетка наслаждается соседством, с ней при жизни вряд ли так близко контактировал привлекательный подданный великого Гартона. Знаю, шутить подобными вещами некрасиво и невоспитанно, однако в сложившейся ситуации, как по мне, многое простительно.

– О чем думаешь?

Вопрос Гента застал меня врасплох. Не признаваться же, что в голове ужасающая каша, приправленная язвительностью?

– О птице. – Она и правда занимала большинство моих мыслей. – А ты? – Не то чтобы я действительно жаждала узнать его предсмертные желания… тьфу, снова этот проклятый пессимизм!

Он заерзал, устраиваясь поудобнее. Интересно, амфора плотно запечатана? Эх, нашей теплой компании только разъяренной души не хватает для полного счастья.

– Меня больше волнуют исчезнувшие жители. Заметь, никаких погромов или спешки не было. Город опустел. Хоть бы зверье какое осталось, но в подземном мире нет домашних животных, да и скот они не держат.

– Гномы покупают мясо, – вставила я, – а крысы, даже завезенные, здесь не приживаются. Одно время настоящей бедой больших городов стали тараканы, которым что подземный мир, что не подземный – без разницы, и пришлось гномам опустошать свои сокровищницы, нанимая клусских магов. Я училась в школе, Гент, и я это знаю. Хочешь, расскажу стишок о тараканщике и его шкатулке?



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться