Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 27.2

 

***

Рена

Чешуйчатая тварь отчаянно вертелась на мели, поднимая длинными сильными плавниками тучу брызг, но вернуться в озеро не могла. Ее широкая, сплошь утыканная острыми кривыми зубами пасть раскрывалась и закрывалась, однако уже не наводила ужас на хищников помельче, поэтому чудище готовилось разделить участь собственных жертв.

Ветер неторопливо гонял волны, время от времени окатывая рыбину темной водой, кровавой даже при ближайшем рассмотрении. С чахлого деревца, невесть как выросшего у самой кромки, за агонией наблюдала стая ворон, заинтересованно сверкая черными бусинами голодных глаз.

– Как видишь, Рена, сильнейшего противника вполне можно победить, – назидательно прокомментировал увиденное Лан. – Для этого необходимы отвага, терпение…

– …численное преимущество и много-много удачи, – закончила я, украдкой оглядываясь на Шервана.

Не знаю отчего, но мне было важно мнение скелета. Впрочем, Страж не замечал ничего вокруг. Он со странным напряжением всматривался в медленно ползшее к закату солнце и словно пребывал где-то далеко.

Мы ждали полуночи. Если верить правителю Странного Леса, именно в полночь в Кровавом озере открываются порталы в миры смерти. Не именно к Реху, нет – скорее, туда, где много покойников.

Одним из таких мест была усыпальница ночных.

Порыв ветра принес запах гари. Я поспешно отвернулась к воде. Да, зрелище тяжело перекатывавшихся красных волн и доживавшей последние часы рыбины не самое приятное, но лучше уж смотреть на жизнь, какой бы жуткой она ни выглядела.

Позади нас простилалась выгоревшая дотла долина. Лава остановилась всего в сотне чешов от берега, однако огонь уничтожил все до самой кромки воды. Извержение закончилось, черное пятно долины уже не угрожало смертью, но мне казалось, будто оттуда веет самым настоящим ужасом, и это ощущение было настолько сильным, что я поежилась.

– Замерзла? – участливо поинтересовался Гент, еще больше усугубив мое и без того не самое лучшее настроение.

Ему-то что за дело? Все равно не согреет – клочья его рубашки остались в горах.

– Устала? – Вот уж не ожидала чрезмерной заботы о собственной персоне! – Голодная?

Я не призналась, что за время спуска к озеру успела и отлучиться «в кусты», и вдоволь покормиться. Генту предлагать участие в трапезе не хотелось по двум причинам: во-первых, Лан потом вспоминал бы при каждом удобном случае мой метод кормления, а, во-вторых, гартонец и так вдоволь моей кровушки напился!

– Я совсем не голодная, давным-давно отдохнула и чувствую себя довольно прилично. В чем дело?

– Дело, говоришь? – Как ни странно, муженек выглядел слегка смущенным. – Понимаешь, Рена…

Начало мне ох как не понравилось! Ненавижу, когда фраза начинается со слова «понимаешь». Это значит, что кто-то готовится старательно вешать лапшу на уши собеседнику либо же долго и нудно оправдываться. Или просить о чем-то неприятном.

– Не понимаю! И тебя не узнаю! – повышать голос было излишне, но его загодя извиняющийся тон  раздражал. – Куда подевалась гартонская смелость и уверенность? Может, скажешь прямо?

Зря я так с ним, признаю. Трусость здесь ни при чем. Подобного обращения Гент точно не заслужил. Он ведь обо мне беспокоился, пытался что-то сказать помягче…

Тьфу! Снова я перепрыгиваю из одной крайности в другую. Да когда же закончится этот ведьминский переходной период и вернется настоящая Гремнава – спокойная, рассудительная и донельзя уравновешенная, умеющая справляться с неприятностями, контролировать довольно-таки длинный язык и ни при каких обстоятельствах не терять голову?

– Я тоже не могу понять, куда подевалась та, на кого я надел корону!

Ой-ой, какая досада! Можно подумать, он женился по большой любви, а невеста оказалась жадной искательницей чужих денег. Бедный обманутый мальчик! И плохая со всех сторон ведьма!

– Да нет, все не так уж плохо, – в голосе гартонца мне почудилась усмешка, – особенно если хорошо присмотреться.

Боги, неужели я снова думала вслух? Это уже похоже на диагноз… Или он умеет читать мысли? Даже не знаю, какой из вариантов хуже!

Наверно, испуг отразился на моем лице, потому что Гент быстро добавил:

– Неудачная попытка тебя развеселить, согласен. Я вот о чем… До полуночи долго, а ты сама признала, что отдохнула достаточно. Попытайся создать проход в усыпальницу, Рена.

– Не терпится геройствовать? Но там вряд ли будет принцесса, которая по достоинству оценит твой подвиг, – меня так и подмывало сказать какую-нибудь гадость.

Гартонец не поддержал шутливый тон.

– Гномы тоже люди… живые существа. Речь идет о целом городке.

– Который основали твои предки. Ладно, извини, – я не могла поверить, что произношу эти слова. – Но, знаешь, мне что-то не нравится во всей этой истории… Такое гадкое чувство, будто мы тараканы в коробочке.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться