Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 26.2

 

***

Рена

Когда в пору нашего с Нявом далекого и довольно-таки счастливого детства бабушку посетила светлая мысль о том, что в современном мире внукам никак не обойтись без знания подноготной всех многочисленных рас, мы были вынуждены с утра до ночи штудировать толстые фолианты, ранее пылившиеся на чердаке. Судя по тому, с каким трепетным (брат говорил – брезгливым) выражением лица мама смотрела на эти реликвии, ей в свое время они тоже принесли немало хлопот. Жаль, ни время, ни крысы не покусились на книги, ценность которых я осознала лет эдак пять спустя, когда перестала считать красочные иллюстрации главным достоинством рассказа.

Расы были изучены вдоль и поперек, да так, что в школе мне нередко приходилось поправлять учителей, доводя их до белого каления. Как отличить карлика от гнома? Вежливо ли (и, главное, безопасно ли?) предлагать вампиру выпить? Сколько комплиментов надо сказать знатной эльфийке, чтобы не обидеть ее невниманием? Какое положение в обществе занимает оборотень с красной нитью на шее? Да, бабушкины книги давали ответы на все эти вопросы! Но даже в них не рассказывалось, как обращаться с дружелюбным Стражем.

Я никогда бы не поверила, будто подобное возможно, если бы передо мной не возникали ровные строчки высеченных в камне букв.

Говорить скелет не мог, зато он, похоже, прекрасно слышал и обладал разборчивым каллиграфическим почерком. Я никогда не забуду лиц своих спутников, когда длинный коготь со скрежетом прошелся по серой глыбе, выводя: «Приветствую, ведьма».

Когда-нибудь в эти горы забредет некто, считающий себя великим первопроходцем, несущим свет знаний местным племенам. Интересно, что он подумает, увидев строчки без единой ошибки? Станет проклинать или расхваливать увековечивших жуткую сказку? Никто ведь не примет это повествование за реальность… Я, к примеру, сомневалась до последнего момента.

А, какая разница? Главное то, что Страж был единственным, пусть и не совсем живым, существом, которое знало, что творится в подземном мире.

Он изъяснялся коротко и сухо, словно давно уже продумал свою речь и успел выбросить из нее все лишнее, оставив только суть.

Итак, что мы узнали? Гартонцы, несмотря на кажущуюся сдержанность и бесстрастность, в душе очень чувствительны. Глаза не-людя начинаются светиться от сильного потрясения. Ведьмы не падают в обморок из-за чисто психологического давления. Ах да, это я слегка не о том… Ладно, перейду ближе к гномам… то есть к делу.

Если верить Стражу, Дайлен решил стать богом. Да-да, ни много, ни мало – именно богом. Видимо, заправлять в Мелосе ему надоело… но это так, мои личные домыслы.

Факты заключались в следующем. Чтобы в месте сосредоточения силы «родился» бог, требовалась жертва – желательно, разумного существа. До сих пор были известны двенадцать богов Храмовых земель. Они появились после войны людей и не-людей, отодвинув старых небожителей на задний план, а то и вовсе стерев их из памяти нынешних поколений.

Двенадцать богов – по числу мест, где билась через край энергия иных миров…

То бишь все теплые места были заняты, но Дайлен рассуждал со свойственной ночным практичностью: «Нет свободного храма? Сделаем!». Прогонять богов – все равно что сигать днем в Кровавое озеро, поэтому глава Семьи решил поступить по-другому.

Место, переполненное магией, тысячи мучительных смертей, десятки тысяч мечущихся душ, древний ритуал – там, откуда пришли ночные, этого хватало для создания пути к чужому миру, силу которого новоявленный бог мог использовать по собственному желанию. Единственный минус – другой мир не отпускал хозяина больше чем на пару часов в сутки, однако результат, пожалуй, перевешивал неудобства.

Дайлен подготовился основательно, благо далеко идти не пришлось. В усыпальнице ночных, на самом нижнем ярусе, находилась огненная чаша – раскол в камне, наполненный кипящей лавой. Магией там разило достаточно, но она была относительно стабильной, совсем не такой, как в Крайних горах, где даже малейшее колдовство вызывало ужасающий гнев стихий. Дело оставалось за малым – много жертв и еще больше беспризорных душ. Гномы позволяли решить оба вопроса одновременно. Их души не уходили в мир Реха, а присоединялись к душам потомков… Идеальный вариант.

В горах немало скал, и рассказ Стража продолжался бы гораздо дольше, однако его прервал ленивый голос Лана:

– Эта история страшно интересна и познавательна. Жаль, если мы продолжим ее слушать… э-э-э, читать, твои сородичи одолеют количеством. Предлагаю сначала разобраться с ними.

– Что? – слова не успели слететь с губ, а я уже слышала мерный перестук костей.

Их пока не было видно, но не надо обладать даром предсказания, чтобы истолковать напряженную позу гартонца, застывшего на спуске, да и беловолосый вампир, несмотря на браваду, выглядел обеспокоенным.

– Далеко?.. – голос дрожал сильнее, чем мне хотелось.

– Чешов двести, – бросил через плечо Гент.

– Много?.. – на этот раз вышло гораздо увереннее.

– Большинство жителей той долины. – Глаза Лана вспыхнули и тут же погасли. – Итак, уважаемые, хочу нас всех поздравить.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться