Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Глава 24.1. Живые и мертвые

 

Навагрем

Их было множество – маленьких, оборванных, яростно рвавших толстые цепи, сковывавшие конечности. Сначала я глазам своим не поверил – какие еще гномы в могильнике Семьи? И гномки, и гномики… Керьял тихо и донельзя интеллигентно матерился, высказывая недоумение, а у меня не хватало воображения придумать какое-либо объяснение происходящему.

Я стоял посреди одного из нижних ярусов усыпальницы (как подсказал ночной) с трупом на плече и чувством нереальности окружения, смотрел на мелкие фигурки между гробами, а гномы быстро перешептывались, тыкая в меня пальцами. Согласен, юбочка из травы и наполовину смытая глина выглядели потешно, однако, как по мне, маленький народ не в том положении, чтобы насмешничать. Впрочем, моя ошарашенная физиономия тоже заслуживала внимания.

– Положи меня куда-нибудь в угол и спроси, что они здесь делают! – приказал Керьял. – Пожалуйста, – добавил, видя, что я не спешу выполнять указания.

– Что…

Закончить вопрос не удалось. Маленький кругленький гном толкнул меня под колени, второй пнул кулаком в живот – и я оказался на холодном каменном полу, прижатый тяжелыми тельцами, а чья-то ладонь зажимала мне рот. Моим первым желанием было вскочить и разметать мелюзгу по всему залу, и, наверное, у меня бы это получилось, но Керьял предупредил:

– Лучше не дергайся. Похоже, они хотят тебя спасти.

Будто в подтверждение его слов грубый голос рявкнул почти над моей головой:

– Жрать подано!

Что-то посыпалось наземь. Ко мне подкатился надтреснутый обугленный шарик, и, думаю, только нюх оборотня сумел распознать в нем запеченную картошку.

Зазвенели цепи – гномы подбирались к разбросанной пище. Вдали продолжали раздаваться издевательские приглашения откушать и разлеталась еда.

Когда надсмотрщики ушли, меня отпустили.

– Спроси, что здесь происходит! – повторил Керьял.

Я рта не успел раскрыть, как вокруг заохали и запричитали:

– Помоги, господин!

– Спаси нас, господин!

– Не уходи!

– Пожалей!

– Здесь женщины!

– Дети!

Мне в руки впихнули нечто размером не больше котенка, при ближайшем рассмотрении оказавшееся крошечным человечком, совсем не похожим на подземных жителей. Я умилился. Какой злодей мог не пожалеть ребенка?

– Навагрем, ты собираешься играть с домовенком или, наконец, спросишь, какого Реха здесь происходит? – голос ночного звенел от ярости.

Я присмотрелся внимательнее. Домовенок? Наверно, не вовремя свалился в гномий колодец. Но какая разница? Ребенок – он и в Мелосе ребенок… нет, это я, конечно, загнул. В вольном городе возраст – показатель уязвимости.

– Что с вами случилось? – вопрос пришлось повторить несколько раз, прежде чем длиннобородые перешли от просьб к жалобам.

– Обманули!

– Похитили!

– Предали!

– Увели!

У меня аж голова закружилась от их тарабарщины.

– Позови Старейших! – в гуле множества голосов я с трудом расслышал совет Керьяла.

Старейших на этом ярусе не оказалось.

– Найди того, кто приказал спрятать тебя от надсмотрщиков!

Приземистый крепыш, мелкий даже по меркам гномов, начал пятиться раньше, чем я произнес вопрос. Схватить его за шкирку не представляло особого труда – остальные жители Подземного мира понуро вернулись к картошке.

Гном сверкал глазками из-под кустистых бровей и, похоже, не собирался облегчать мне задачу. Он выглядел оборваннее остальных, но, если я правильно помнил заунывные речи учителя межрасовых отношений, серебряный обруч с зеленым камнем на его голове выдавал приближенного к Старейшим. Или родственника? Да, стоило слушать внимательнее… С другой стороны, зачем забивать память ненужными сведениями, если можно просто спросить? Так, для зарождения дружеских отношений надо познакомиться…

– Привет, я Навагрем из… из оборотней. А ты кто?

Крепыш не оценил любезного обращения, продолжая щуриться и бросать косые взгляды из-подо лба. Хм, ладно. Я сделал все, что мог, ради беседы двух цивилизованных существ, и готов со спокойной душой вытрясти из мелюзги ответы.

– Мне кажется, тебе стоит опустить его на землю или, на худой конец, посадить на какой-нибудь гроб, – дипломатично заметил Керьял. – Гномы очень самолюбивы, хотя и ставят на первое место выгоду. И они предпочитают обращаться на «вы».

Ага… Ночной, без сомнения, был полностью прав, я даже слегка устыдился и поспешил исправить положение. Пристроил гнома на прозрачную крышку, под которой покоилась невероятно красивая вампирка, небрежно отряхнул его изорванный костюмчик и повторил:



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться