Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 14.1. Изгой

 

Навагрем

Вопреки пророчествам хозяина «Отдохнишки», эту ночь пережили все коренные жители Мелоса. Шустрые служанки шептались, что в Жилом квартале многие только сегодня узнали о новой Принцессе.

На главной улице вновь кипела жизнь. Гостиницы и постоялые дворы остались нетронуты, а вот игорным заведениям и борделям досталось по полной. Как и их посетителям… Тризна была скромной, и затронула она лишь тех, с кем Валия не мирилась. Недаром Дайлен говорил о новой политике.

Город продолжал развлекаться, затягивая в свои сети очередную поживу, но меня занимало другое.

Маша-Маша, шарик ты мой магический, как же мне сегодня хорошо! Нет, для полного счастья не хватает нескольких мелких деталей вроде Дары в качестве подруги да родной Влаи вместо Мелоса, но все равно я хочу петь и танцевать.

Эльфийки – это нечто! Не зря их сравнивают с ураганом, способным вскружить голову даже каменному изваянию. Ох, что тебе рассказывать, творению клусских магов, у которых вместо сердца – счетная машинка? Не поймешь же…

Ладно, с настроением все понятно. Разве оно может быть плохим, когда просыпаешься за полдень в объятиях красивой девушки?

Оборотень правильно понял ситуацию – его осуждающий взгляд словно вгрызался в меня во время обеда. Орка же пребывала в счастливом неведении и лишь подкладывала лучшие кусочки.

Вали назвала ее изгнанницей… Иногда мне кажется, что Дара сознательно закрывает глаза на очевидное, предпочитая жить в собственном идеальном мирке, где есть она, муж, ребенок и служанка. Впрочем, как я могу ее осуждать?

Быть отмеченной богиней Любви гораздо хуже, чем поссориться с богом Смерти. Разве можно представить большую муку, чем осознание того, что ответная любовь – зеркальное отражение твоей собственной? Прожить жизнь с кем-то, кто тебя обожает, не зная, проклятие это или благодать? Быть счастливой, но в глубине души понимать – все вокруг ложь.

– Малыш, ты почему такой задумчивый? – мелодичный голос орки вырвал меня из оцепенения. – Карр, смотри, он похож на тебя! Помнишь, когда мы впервые встретились, ты смотрел точно так же. Это наверняка семейное. – Она мягко улыбнулась.

– Тогда я страшно ревновал красивую девушку, сохнувшую по какому-то зеленокожему страшилищу и повсюду таскавшую его чешовый портрет. Кстати, куда тот холст подевался?

– Клусская моль съела, которую нам с шерстью завезли. А потом и сама сдохла от ландарской краски.

– Жаль, от нее клуссцы не дохнут…

Разговор плавно перетек на политическую ситуацию. Ничего нового. Клуссцы – дельцы, забывшие свое призвание и ищущие выгоду в любой мелочи, веллийцы сдают позиции по всем направлениям, вплоть до сельского хозяйства, считающегося основой их экономики. Гартон за последние годы сделал огромный скачок вперед, поэтому теперь, учитывая положение в Клуссе и Велли, представляет реальную угрозу. Старилес понемногу оклемался от полувекового отсутствия правителя, но все равно постоянно открываются новые заговоры, причем в них редко обходится без участия Пустоши. В Мелосе авторитет Семьи еще держится, хотя появились новые претенденты на роль негласного правительства.

Я слушал в пол-уха, вспоминая слова оборотня. Выходит, это он завоевал орку, а не наоборот… Стало быть, Дара нашла настоящее счастье. С другой стороны, что сделал он – сделаю и я, разве нет? И пускай это подло, однако на войне и в любви правил нет. Тем более, она сама виновата!

Мне удалось незаметно выскользнуть из-за стола. Зачем мечтать о несбыточном? Да, планы я могу строить какие угодно, и убеждать себя в своей правоте, но в глубине души давно знаю – встать между ними не посмею. Хотя бы потому, что эта искусственная любовь слишком уж похожа на настоящую…

Эльфийка проводила меня долгим взглядом. Она не носила рабский ошейник и считалась служанкой, поэтому обедала отдельно, за низким столиком для слуг. После прошедшей ночи отношение Заноры ко мне ни капельки не изменилось, будто и не было ничего. Разве что этот грустный взгляд...

Но я уже стремился вперед, сожалея о потраченном на сон времени. Принцесса Ночи назвала меня своим другом и позволила прийти в гости! Почему-то Маргет все больше отходил на второй план.

Ноги резво несли по знакомому пути, подошвы старых сапог чуть ли не выбывали искры, соприкасаясь с красным камнем дороги. Жилой квартал мне не нравился. Здесь было слишком правильно, слишком тихо и чопорно. Словно жильцы покинули дома или же, напротив, носа из них не кажут. Несколько степенных прохожих, пара служанок с корзинами, длинноухая девочка с мелкой собакой на поводке, пятнистая кошка на заборе… Всюду чистота, как в эльфийском Счастливом Доме. Мой предыдущий визит сюда запомнился враждебными лицами встречных, теперь же я видел – они скорее боятся. Наверно, новости даже в этом неторопливом квартале разносятся быстро и жителям невдомек, как чужак побывал в усыпальнице ночных и увидеть следующий день.

Массивные ворота были распахнуты. Я осторожно ступил на дорожку, ведшую к особняку, убеждая себя, что вчерашний разговор мне не приснился.

Нигде никого, только на входной двери трепался белый платок.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться