Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 12.1. Принцесса Мелоса

 

Навагрем

Мир Тварей. Огромный континент в западном полушарии, волею Первых магов превращенный в Закрытый мир. Попасть в него мог каждый, но вот выбраться… Не было известно ни одной встречи с выходцем из Мира Тварей. Тысячелетия изоляции – что они создали? Совершенно особую цивилизацию? Могущественных монстров вроде Маргета? Или все дело в новом храме и новом боге?

Оборотень размышлял об этом вслух, пока мы шли в «Отдохнишку». У гостиницы нас встретила обеспокоенная Дара, успевшая услышать сплетни о маге, поймать которого не сумел сам правитель Старилеса. Карран увел ее в комнату, а я остался с рабыней-эльфийкой на крыльце. Других жильцов не было видно, что неудивительно – обычно постояльцы приходили на ночь, да и то чаще всего к утру. В комнатах оставались лишь жены и дети, носа не смевшие ткнуть на улицы вольного города.

– Ты кто?

Я вздрогнул. Вот уж какого вопроса не ожидал от собственной няни. Занора, кажется, ее звали.

– Ррикар из рода Старшего Волка, – выдал заученную фразу.

Она подошла совсем близко. На меня в упор взглянули чуть прищуренные светлые глаза.

– Я обязана Каррану большим, чем жизнь, и буду следовать за ним тенью, пока бьется мое сердце. Но сейчас он затеял новое дело, а я даже не знаю, с какой стороны ждать беды. Ты не Ррикар. Только влюбленная орка может не замечать твоих взглядов и поведения. Поэтому ответь – кто ты?

– Спроси хозяина!

Я развернулся и припустил вдоль улицы. Зачем? Да просто так. Словно почувствовав себя ребенком… Эх, какой смысл лгать себе? Не понимаю, что со мной происходило, но слова эльфийки о влюбленной Даре ножом резанули по сердцу. Это… Это как наваждение. Именно так – будто на меня наложили какие-то чары. Потому что Навагрем не мог так мучиться из-за влюбленности. Не в моем характере долго страдать! Я – как ураган, всюду поспевал и никогда не оглядывался… Скорее бы с ними расстаться!

Было легко и свободно, ветер свистел в ушах, а ноги неслись вперед. Переулки, улицы, закоулки… Я знал, что смогу найти дорогу обратно. Торговый квартал, Жилой… Сразу вспомнились рассказы о тутошних обычаях расправляться с незваными гостями.

Возле величественного особняка мне пришлось остановиться. Из его ворот четверо мужчин в белых одеждах выносили роскошный гроб со стеклянной крышкой. Рядом шла худенькая девушка, и ее размашистый шаг да четкие движения воительницы никак не сочетались с обликом юной феи. Черные как смоль, неровно обрезанные волосы (то ли из-за спешки, то ли из-за капризов мелоской моды) резко контрастировали с белоснежной кожей. К слову, кожа у всех пятерых была не просто не загорелая, а именно белая, и ни единая жилка не просвечивалась сквозь нее.

Девчушка, без сомнения, могла считаться красавицей, но по сравнению с той, которая лежала в гробу, выглядела ощипанным цыпленком. Вот уж на кого я бы загляделся! Даже мертвая, она завораживала своей дикой и безудержной красотой. Казалось, стоит принцу из сказки коснуться ее алых губ, и длинные ресницы дрогнут… В моем представлении так должна была выглядеть предводительница кочевников, рвущаяся в бой. Прекрасная и опасная, да…

Из ворот вышел еще один господин в белом, с красной гвоздикой в петлице, и сразу же заметил меня.

– Ты хочешь испытать свое везение или наше терпение?

Я помотал головой, чувствуя, что этим наверняка плевать, ребенок перед ними или бандит с большой дороги.

– Вечером пригодится, – обратился он к несшим гроб.

Те согласно закивали.

Защита пришла с неожиданной стороны.

– Я же его знаю! – воскликнула девушка. – Это я виновата. Малыша привел зов крови. Понимаешь, отец, – она повернулась к господину с гвоздикой, – я случайно его ударила, а затем слизнула кровь.

– Ты? Ударила? Малоя, не смеши меня. Скажи прямо, что жалеешь заблудшего барашка. Я же не против. У меня осталась только одна дочь, разве я откажу в такой малости?

– Спасибо, отец! – Она резво подскочила к нему и чмокнула в щеку.

Как-то неловко все вышло. Как-то фальшиво… Но я смотрел на тонкие пальцы с большими перстнями. Если представить, что их нет, что маленькая рука сжимается в кулак…

– Прости, малыш. – Боги, эта Малоя поднялась на цыпочки, чтобы погладить меня по голове! – Тетя не хотела тебя бить. Веришь? Тетя хорошая, она лишь перепутала тебя с одним знакомым, который очень любит, когда его бьют по носу. Давай ты сейчас проводишь вместе с нами мою сестру, а затем мы вернемся, и я дам тебе столько конфет, сколько сможешь унести? Согласен?

– Ты кто? – Иногда удобно быть ребенком, никто не удивляется твоим вопросам.

– Меня зовут Вали… Малоя. Слышал о Семье Ночи? Мы правим этим городом.

Кто не слышал о Семье Ночи? Они были последними представителями некогда могущественной расы ночных вампиров, и пускай господин с гвоздикой не носил корону, а его родственники не имели крыльев, ни одно мало-мальски важное событие в городе не проходило без его согласия.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться