Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 27.1. Очередной поворот

 

Навагрем

Строитель усыпальницы Семьи постарался на славу. Мне трудно было представить, как один за другим в камне появлялись огромные залы, как возникали широкие ступени, ведшие вниз – туда, где нестерпимый жар огненной чаши разгонял вековечный мрак подземелья. Говорят, добровольно вошедший в пламя станет вечным защитником гробницы – Стражем. Тем, кого нельзя ни победить, ни убить. Тем, кто свободно посещает мир Смерти. Тем, кому предначертано быть самой ужасной легендой…

Имена героев, чьи жизни растворились в бушующем полыми, знает каждый ночной – и никто больше. Всего три имени. За сотни тысячелетий только трое решились на такое существование! Первая – Гелиота, одна из Принцесс, не сумевшая найти свое место в этом мире. Она наводила ужас на Семью до тех пор, пока Мирано, самый старый из тогдашних глав, не ринулся в огонь за ответом. Да, были когда-то герои! Настоящие, а не позеры вроде Лана.

Никто не в курсе, могут ли Стражи общаться между собой, но с появлением второго костяка началось какое-то подобие сотрудничества между ними и ночными. Правда, заключалось оно в том, что волю Стражей подавляли новые заклинания.

Бывшая Принцесса Ночи и предводитель нескольких кланов стали послушными марионетками, и редкие голоса протестующих против такого положения вещей ничего не могли изменить. Но годы стирают все, даже воспоминания, особенно среди молодых. К тому времени, как началось истребление Семьи, огненной чаше уже поклонялись как источнику силы. Кстати, магией оттуда тянуло прилично, почти как в Храмовых землях.

Однако оставались летописи и хроники, в которые мало кто заглядывал. Кроме ученых, разумеется. Когда мастера Кени-мея подло убили, его ученик Шерван решился поверить древнему преданию и вошел в раскаленную лаву… Так появился третий Страж, и, в отличие от двух первых, приказы глав он словно и не слышал. Есть предположение, что Шерван еще при жизни позаботился об этом – как-никак, ученик великого изобретателя мог себя защитить.

Сначала все восхищались мужеством соплеменника и той ловкостью, с которой он управляется с врагами, но… война закончилась, и несговорчивый Страж больше не устраивал никого.

Там, где бессильна магия, выручает хитрость. Никто не знает, что случилось с третьим костяком – он попросту исчез, а из ныне живущих разве что Дайлен мог бы что-то рассказать о его судьбе.

– Керьял, хватит истории! – не то чтобы мне было совсем неинтересно, однако из-за монотонных россказней я едва не навернулся со ступеньки.

– А? – и чтоб мне провалиться, если в его голосе не звучало удивление!

– Ничего! – огрызнулся я.

Не признаваться же, что мне удалось услышать мысли «соседа»?

– Какая история? – продолжал допытываться ночной. – Я никак в толк не возьму, чего добивается Дайлен!

Еще лучше… Если это не мысли, то – воспоминания?.. Или знания? Да какая разница! Надо быстрее выбираться отсюда, пока я окончательно не сбрендил! А то сольются наши сознания и поминай Навагрема как звали… Эх, лучше бы все оставалось по-прежнему! Я даже привык немного к голосу в голове. Могу поспорить, Керьял тоже не хотел бы перемешаться с моим разумом, или как это называется по-умному.

– …ем! Навагрем! Оборотень! – ну вот, снова я умудрился выпасть из действительности, заставив вампира занервничать.

И чего ему неймется? Вроде ж вокруг спокойно, ничьего лишнего присутствия не чувствуется… оборотень да вампир, вот и все дела. Вампир?!

– Что с тобой?! Дайлен возвращается!

– И…

Договорить мне не позволили.

– Молчи! Он совсем близко! – ага, Керьялу орать разрешается, его никто, кроме меня, не слышит. – Попытайся тихо спуститься вниз и спрятаться на каком-то из ярусов!

Легко сказать! А о том, что все нижние уровни забиты голодными гномами, он, разумеется, запамятовал. Я бы лучше в огненную чашу прыгнул, чем оказался вновь среди мелких зубастых недорослей! Да и не станут они снова меня покрывать даже в личных интересах, скорее уж выдадут в надежде на внеочередную порцию картошки.

Вампир продолжал сыпать советами по поводу игры в прятки, но у меня имелось собственное мнение, и заключалось оно в том, что раз уж я пережил лежание в гробу с древней покойницей, то и главу Семьи провести смогу. Только бы поймать кого-нибудь из его подручных! Мой нынешний полуодетый облик подозрителен сам по себе, и Дайлен усомнится, правда ли, что нечто грязное, в травяной юбке на него работает.

Кажется, ночной спешил. Его присутствие чувствовалось все отчетливее, заставляя меня прибавлять скорость и обдирать кожу на поворотах лестницы.

Дикий план притвориться если не помощником, то хотя бы помощником помощника, так захватил мои мысли, что на показавшегося впереди надсмотрщика я бросился чуть ли не с распростертыми объятиями.

– Маргет! – пожарными колоколами грохнул в голове Керьял.

Жаль, он опоздал…

Последнее, что мелькнуло передо мной, – ненавистное лицо убийцы и его тонкие губы, растянувшиеся в злорадной ухмылке, а затем вокруг заплясал зеленый огонь…



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться