Жёлтый фонарь, или Ведьмы играют честно!

Размер шрифта: - +

Глава 29.2

 

***

Рена

Это напоминало фарс: мы, спасители если не мира, то, как минимум, гномьего городка, не могли выбраться из усыпальницы, и причиной такого положения дел были два Стража, охранявшие выход. Уверена, с их точки зрения они берегли вход от непрошеных гостей (или, более вероятно, выполняли приказ Маргета), но нам от этого не становилось легче.

Как сказал Лан, везенье когда-нибудь да заканчивается, и нет смысла испытывать судьбу без особой надобности. С такой одаренной ведьмой, как я (это не хвастовство, просто цитата!) нам не грозит голодная смерть, а в гробницу скоро заглянут хозяева, ведь послезавтра – День Посещений. День, когда ночные приходят к своим мертвым…

Эх, перспектива провести несколько суток в компании уже начавших облизываться друг на друга гномов его совсем не пугала. Я же решила, что как только почувствую достаточно сил для создания перехода, уберусь из этого могильника в любое другое место, пусть даже в вольный город. В столице мне делать нечего, к тому же активные поиски брата стоит начать именно с Мелоса.

Я сидела на каменных ступеньках, слушая вялую перебранку спутников. Гент доказывал, что цепи с длиннобородых нужно снять немедленно, как требует кодекс воина по отношению к освобожденным пленникам, Лан утверждал, будто голод способен творить чудеса, и толпа измученных недоеданием жителей подземного мира сделает из нас Стражей быстрее, чем огненная чаша из ночных. Может, он и не шутил.

Иллюзия для Маргета далась мне нелегко. Колени дрожали, голова немилосердно кружилась, перед глазами то и дело возникали расплывчатые тени, а если прибавить звон в ушах и противную слабость, то ставало понятно – убраться отсюда в ближайшее время не удастся. Оставалось ждать.

Похоже, я задремала на холодной лестнице. А некто особо заботливый и столь же бесчувственный перенес меня в пустой верхний зал, уложил на гроб и укрыл расшитым серебром кафтаном одного из мертвецов. Безмозглый не-людь! Хорошо, что они теперь вроде как родственники, – можно ругать обоих одновременно.

Мой, как ни странно, крепкий сон прервал нараставший шум, но увидеть, что творится на лестнице, помешал Шерван, жестами пытавшийся рассказать нечто ужасно интересное. Совет воспользоваться стеной в качестве «бумаги» был им с возмущением отвергнут, словно я предлагала совершить некое кощунство. Пришлось поиграть в «Да-нет»…

К тому времени, как общая суть дела стала ясна (Дайлен убрал Стражей от выхода и попросил помочь избавиться от гномов, а мои спутники радостно согласились участвовать в благом деле), шум немного поутих и оба виновника торжества изволили обо мне вспомнить. Пообещав всенепременно отыграться и за гроб, и за невнимание, я послушно направилась за ними, справедливо рассудив, что теперь им никуда не деться, а выяснять отношения гораздо приятнее под милым сердцу небосводом.

Первые лучи восходящего солнца отражались от гладкого черного камня арки, посылая веселых зайчиков в прохладную темноту.

Я остановилась в проеме.

По пологому склону вперевалку бежали длиннобородые, издали напоминавшие растревоженных муравьев, а чуть в стороне от широких ступеней, плавно переходивших в вымощенную темным камнем дорогу, заливалась слезами Малоя. Рядом с ней топтался невероятно грязный оборванец в (подумать только, такие все еще где-то встречаются!) короткой юбочке из травы и с чьим-то телом на плече, а дорогой наш веллийский принц вприпрыжку носился вокруг, время от времени подергивая труп, словно проверяя, не оживет ли он прямо сейчас.

На мой совершенно беспристрастный взгляд такая ситуация требовала немедленного вмешательства.

– Рена! – Я подпрыгнула, не услышав тихих шагов Лана. – Ты чего, милашка? Мы тут подумали, и я решил… да-да, это шутка, не надо вскидываться… как тебе идея стать хранительницей ИзбавителяМ? Многоразового, имеется ввиду. Что скажешь?

Если бы мои мысли не были поглощены нынешней Принцессой Ночи и ее окружением, я бы в подробностях описала свое отношение к этой опасной, безумной и попросту глупой затее. А так пришлось ограничиться коротким советом предоставить Избавители огненной чаше в вечное пользование.

– Твой гартонский муж предлагал то же самое, – не-людь будто и не слышал моего язвительного тона. – Какое единство мышления, да… Но почему вы оба считаете, что их нужно использовать как оружие? Есть множество других вариантов.

– Каких? – мое терпение начинало истощаться. – Спасать больных? Раненых? Делать ночных? Заметь, возникает одна проблема! Вот ты, Лан, согласился бы отдать свое тело кому-то другому? Или знаешь кого-то, кто согласился бы это сделать?

– Ну… есть преступники, – в его голосе не нашлось места сомнениям, – и родственники. А клуссцы давно пробуют создать искусственное тело. Не придирайся! Подобных изобретений не так много, чтобы ими разбрасываться. Значит, отказываешься?

Под взглядом его оранжевых, как поднимавшееся солнце, глаз мне стало неуютно. Казалось, он понимал, о чем я думала. И знал: если Избавитель понадобится для моего брата, мне будет плевать на этическую сторону дела и на чье-либо мнение относительно использования чужих тел.

– Разумеется, нет.



Елена Гриб

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться