Жемчуг

Размер шрифта: - +

Глава 26

 - И что вы делаете? – Синг переводил презрительный взгляд с одного мужчины на другого.

- Грабим тебя, придурок, - хмуро объяснил один из них, поигрывая обломком доски. Вода со ската крыши падала прямо на него – но его это нисколько не смущало. Он просто стоял, перегораживая выход из грязного переулка, и поигрывал своим неказистым оружием.– Отдавай что есть по-хорошему. Или… -он многозначительно хлопнул себя доской по раскрытой ладони.

Синг устало вздохнул. Очень устало.

Ему это всё начало надоедать. Подняв руку, он потёр глаза.

- Погодите, - попросил он, даже не стараясь звучать испуганно или уважительно. – Дайте мне осмыслить.

- Мы тебе даже поможем, - криво ухмыльнулся один из грабителей, делая шаг вперёд. В его руке возник небольшой ножик. – Отдай всё, что у тебя есть, сопляк. И одежду.

- Сопляк, - мрачно повторил Синг. И тут обзывательства и вопиющее неуважение. Никто не видит в нём ничего, кроме щуплого и жалкого паренька. – Сопляк, да?

- Да, я так и сказал! Ты что, глухой?! – мужчина с ножом сделал шаг вперёд

Синг сощурился на нож в его руке.

Он смотрелся чужеродно здесь. Такой маленький – а держит его такой детина. Такой чистый, а зажат в грязной руке.

- Отдавай! – поторопил здоровяк с доской, делая ещё один шаг к Сингу.

Но Сингу это всё надоело. Очень надоело.

- Вы никогда не задумывались, господа, как много нитей сплетаются в самые простые события? – поинтересовался Синг, поднимая взгляд на свинцовое, дождливое небо, виднеющееся над переулком.

- Чего? – недовольно переспросил Доска, хмурясь ещё сильнее. – Что ты несёшь? Почему ты не можешь отдать нам вещи и просто тихо свалить?

- Почему? – спокойно осведомился Синг, и тут же принялся загибать пальцы. – Вчера ночью мне пришлось бросить двух лучших друзей. Это раз. Потом, мне пришлось сбежать с корабля, который уже шёл домой, при этом украв лодку. Это два.

- Парень, он спрашивал невсерьёз. Нам плевать. Либо отдавай вещи, либо…

- А! – Синг раздражённо взмахнул рукой, затыкая грабителя. Слишком долго он терпел, прятал глаза и молчал! – Три – мне пришлось ночью, в грёбаный шторм, проскальзывать мимо блокадных кораблей. Четыре – рано утром я добрался до вашего порта, но выпал из лодки, чуть не утонул и промок до последней нитки! Меня выловили сетью люди. Я не успел их отблагодарить, как они попытались меня ограбить. Это пять!

- Он ненормальный, Девлин, - украдкой бросил Нож, опасливо отступая от Синга. – Давай его просто прикончим.

- Потом я вошёл в город. И стоило мне заглянуть в первый пустой дом, как меня… Снова попытались ограбить! Это – шесть! – Синг показал им загнутые пальцы и приподнял бровь. – Как вам шесть охрененно больших причин отстать от меня и валить по своим делам?

Грабители ошеломлённо смотрели на него пару мгновений. А потом, переглянувшись, сделали слитный шаг к нему.

Синг сощурил глаза и раздражённо скривил губы. Идиоты. Всюду одна и та же история. Он пытается предупредить их, пытается намекнуть. Но нет!

- Так, сопляк, мне это поря… - протянутая рука Ножа вспыхнула ярко-красным огнём. Он пару мгновений смотрел на неё, нелепо открыв рот. А затем с ужасом завопил.

- Убери, убери! – здоровяк выронил нож, пытаясь сбить огонь. Который лишь перекинулся на другую руку, выкрашивая переулок в красный.

- Ах ты… - Доска замахнулся на Синга.

Коллегист выбросил в его сторону руку с щелчком пальцев – и всего Доску охватило пламя.

Боевая алхимия всегда легко удавалась Сингу.

- А! А-а! А! – здоровяк упал на колени, хватаясь за лицо. – А-а! Помоги! А! Горю!

- Потише, - попросил Синг, мрачно отряхивая руки от остатков порошка.

- А-а! Убери это! Убери!

Синг тяжело вздохнул. Ему не нужно было, чтобы на этот крик сбежались остальные городские падальщики.

Потому он выбросил руку ещё раз – и крик тут же оборвался, превратившись в страшный хрип задыхающегося. Оба грабителя корчились в огне, катаясь среди луж и мусора – но лишь хрипели и сипели.

- Полагаю, я могу идти, - безразлично бросил он, разворачиваясь и выходя на улицу.

Он не был убийцей, о нет. Он – лекарь, он спасает, а не убивает.

Но если кто-то мешает лекарю, значит, он мешает процессу выздоровления всех пациентов лекаря сразу. Значит, этот мешающий – самая опасная болезнь.

А болезни нужно лечить. И ничто не лечит так хорошо, как пламя.

Даже если считать это убийством – а Синг не считал - , он был не виноват. Его вынуждали. Он предлагал им разойтись, предлагал помощь и часть лекарств, если отведут его вглубь города. Но они считали его слабым и беспомощным сопляком.



Андрей Вольмарко

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться