Жемчуг

Размер шрифта: - +

Глава 27

Синг хмуро смотрел на музыкальную шкатулку.

Помятая от удара крышка. Ржавый заводной ключик. Выцветшие узоры на стенках. Когда он попытался её завести, она издала пару грустных, мелодичных звуков. И замолчала. Похоже, в этот раз навсегда.

Он не знал, чтобы бы описало это «убежище» лучше, чем вот эта шкатулка. Высокий и строгий особняк, поросший лозой снаружи и медленно гниющий внутри.

Уже три дня Синга мучил один вопрос. Можно ли считать этот особняк мёртвым и заброшенным?

С одной стороны, тут есть живые люди. 

Но, с другой стороны… Синг не мог назвать здание живым.

Каждую ночь он прогуливался. Сначала - на скрипящую галерею,  потом - в пустой приёмный зал. Затем, миновав пару тёмных коридоров, в пахнущую сыростью столовую.

И везде одна и та же картина. Разбитые окна, дыры в крыше, ветхая и гниющая мебель. Потрескавшиеся и почерневшие от времени зеркала, пустые и криво висящие картинные рамки.

Здесь всё кричало о том, что это здание было величественным и живым. Когда-то.

«Как обычно. Я опоздал на лет сто», - иронично подумал Синг, закрывая шкатулку.

- Здесь красиво, да? – от неожиданности Синг вздрогнул и выронил шкатулку.

Безумно громкий стук заставил его вжать голову в плечи.

А затем, раздражённо закрыв глаза, шумно выдохнуть.

- Кажется, я просил не подкрадываться ко мне, - дрожащим голосом произнёс он, пытаясь успокоить стук сердца.

- Прости. Я… Я не умею не подкрадываться.

Мэй стояла в проходе, смущённо улыбаясь. Эта её дурацкая улыбка, которая так и не сходит с лица!

- Не умеешь не подкрадываться? – недовольно хмыкнул Синг, с удовольствием стирая эту её улыбочку. – В следующий раз удосужься покашлять, чтобы обозначить своё присутствие.

- Зачем? Я же не простыла.

Синг устало вздохнул, покачивая головой. Она абсолютно необучаемая идиотка.

- Я опять сделала что-то не так, да? – девушка осторожно подошла к столику и подняла шкатулку. – Я вечно делаю что-то не так.

- Просто не подкрадывайся больше ко мне, вот и всё, - тихо произнёс Синг, требовательно вытягивая руку. – Шкатулку, пожалуйста.

Когда она протянула ему шкатулку, он брезгливо поджал губы. У неё такие грязные руки…

- Ты не ответил, - вновь подала голос девушка. – Тебе ведь тут нравится, так?

- Как может кому-то нравиться жить в этой развалюхе? – насмешливо спросил Синг, ставя шкатулку на место.

- Но в ней что-то есть, да? – не сдавалась девушка. – Я же знаю, что ты каждую ночь тут гуляешь.

- Ты следишь за мной? – Синг настороженно посмотрел на неё. Она казалась ему страннее и страннее с каждым мгновением.

- Нет, зачем? – девушка улыбнулась – легко и открыто. – Просто я тоже тут люблю гулять. Представлять, как тут было раньше. Когда тут всё было… - она запнулась, подбирая подходящее слово.

- Живым, - равнодушно подсказал Синг, двигаясь дальше.

- Да, точно, живым! – раздражительно радостный голос раздался сзади, и Синг стиснул зубы. Она когда-нибудь оставит его в покое? – Я всегда хотела узнать, каково это – жить в таких домах.

- Вот и узнала.

- Нет, это другое. Сейчас это место мёртвое. Всегда было. Поэтому мы здесь и прячемся – сюда никто не суётся.

- Почему? – Синг остановился, выглядывая через разбитое окно на улицу. – Призраки? Проклятье старого дома? – насмешка вышла тусклой, и от этого Сингу стало ещё больше не по себе.

- Нет, конечно. Дом пустует уже двадцать лет. Зачем кому-то лезть в дом, из которого уже давно всё вынесли? – она призадумалась, чуть нахмурившись. - Но призраки тут тоже могут быть. Они же любят такие места?

- Призраков не существует, - уверенно отсёк Синг, дёргано оглядываясь на какой-то скрип.

- А если бы существовали?

Синг предпочёл не отвечать. Он молча вглядывался в темноту ночной улицы. Но не видел ничего, кроме смутных силуэтов домов.

Мэй чуть отпихнула его плечом и тоже выглянула на улицу.

– Что выглядываешь?

- Смысл жизни, - фыркнул Синг, продолжая глядеть наружу. – Есть ли тут ещё люди поблизости?

- Есть, - девушка указала куда-то в темноту. – Вон там. Но тебе лучше не иметь с ними дело.

- Почему?

- Они… Как бы сказать…- она нахмурилась и прикусила нижнюю губу. Синг неожиданно для себя заметил, что она слишком уж сильно прижимается к нему плечом. Подавшись назад, он сложил руки на груди.

- Уж как-нибудь да скажи.

- Они больны, - как-то виновато произнесла Мэй.



Андрей Вольмарко

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться