Жемчуг

Глава 27

Синг хмуро смотрел на музыкальную шкатулку.

Помятая от удара крышка. Ржавый заводной ключик. Выцветшие узоры на стенках. Когда он попытался её завести, она издала пару грустных, мелодичных звуков. И замолчала. Похоже, в этот раз навсегда.

Он не знал, чтобы бы описало это «убежище» лучше, чем вот эта шкатулка. Высокий и строгий особняк, поросший лозой снаружи и медленно гниющий внутри.

Уже три дня Синга мучил один вопрос. Можно ли считать этот особняк мёртвым и заброшенным?

С одной стороны, тут есть живые люди. 

Но, с другой стороны… Синг не мог назвать здание живым.

Каждую ночь он прогуливался. Сначала - на скрипящую галерею,  потом - в пустой приёмный зал. Затем, миновав пару тёмных коридоров, в пахнущую сыростью столовую.

И везде одна и та же картина. Разбитые окна, дыры в крыше, ветхая и гниющая мебель. Потрескавшиеся и почерневшие от времени зеркала, пустые и криво висящие картинные рамки.

Здесь всё кричало о том, что это здание было величественным и живым. Когда-то.

«Как обычно. Я опоздал на лет сто», - иронично подумал Синг, закрывая шкатулку.

- Здесь красиво, да? – от неожиданности Синг вздрогнул и выронил шкатулку.

Безумно громкий стук заставил его вжать голову в плечи.

А затем, раздражённо закрыв глаза, шумно выдохнуть.

- Кажется, я просил не подкрадываться ко мне, - дрожащим голосом произнёс он, пытаясь успокоить стук сердца.

- Прости. Я… Я не умею не подкрадываться.

Мэй стояла в проходе, смущённо улыбаясь. Эта её дурацкая улыбка, которая так и не сходит с лица!

- Не умеешь не подкрадываться? – недовольно хмыкнул Синг, с удовольствием стирая эту её улыбочку. – В следующий раз удосужься покашлять, чтобы обозначить своё присутствие.

- Зачем? Я же не простыла.

Синг устало вздохнул, покачивая головой. Она абсолютно необучаемая идиотка.

- Я опять сделала что-то не так, да? – девушка осторожно подошла к столику и подняла шкатулку. – Я вечно делаю что-то не так.

- Просто не подкрадывайся больше ко мне, вот и всё, - тихо произнёс Синг, требовательно вытягивая руку. – Шкатулку, пожалуйста.

Когда она протянула ему шкатулку, он брезгливо поджал губы. У неё такие грязные руки…

- Ты не ответил, - вновь подала голос девушка. – Тебе ведь тут нравится, так?

- Как может кому-то нравиться жить в этой развалюхе? – насмешливо спросил Синг, ставя шкатулку на место.

- Но в ней что-то есть, да? – не сдавалась девушка. – Я же знаю, что ты каждую ночь тут гуляешь.

- Ты следишь за мной? – Синг настороженно посмотрел на неё. Она казалась ему страннее и страннее с каждым мгновением.

- Нет, зачем? – девушка улыбнулась – легко и открыто. – Просто я тоже тут люблю гулять. Представлять, как тут было раньше. Когда тут всё было… - она запнулась, подбирая подходящее слово.

- Живым, - равнодушно подсказал Синг, двигаясь дальше.

- Да, точно, живым! – раздражительно радостный голос раздался сзади, и Синг стиснул зубы. Она когда-нибудь оставит его в покое? – Я всегда хотела узнать, каково это – жить в таких домах.

- Вот и узнала.

- Нет, это другое. Сейчас это место мёртвое. Всегда было. Поэтому мы здесь и прячемся – сюда никто не суётся.

- Почему? – Синг остановился, выглядывая через разбитое окно на улицу. – Призраки? Проклятье старого дома? – насмешка вышла тусклой, и от этого Сингу стало ещё больше не по себе.

- Нет, конечно. Дом пустует уже двадцать лет. Зачем кому-то лезть в дом, из которого уже давно всё вынесли? – она призадумалась, чуть нахмурившись. - Но призраки тут тоже могут быть. Они же любят такие места?

- Призраков не существует, - уверенно отсёк Синг, дёргано оглядываясь на какой-то скрип.

- А если бы существовали?

Синг предпочёл не отвечать. Он молча вглядывался в темноту ночной улицы. Но не видел ничего, кроме смутных силуэтов домов.

Мэй чуть отпихнула его плечом и тоже выглянула на улицу.

– Что выглядываешь?

- Смысл жизни, - фыркнул Синг, продолжая глядеть наружу. – Есть ли тут ещё люди поблизости?

- Есть, - девушка указала куда-то в темноту. – Вон там. Но тебе лучше не иметь с ними дело.

- Почему?

- Они… Как бы сказать…- она нахмурилась и прикусила нижнюю губу. Синг неожиданно для себя заметил, что она слишком уж сильно прижимается к нему плечом. Подавшись назад, он сложил руки на груди.

- Уж как-нибудь да скажи.

- Они больны, - как-то виновато произнесла Мэй.



Андрей Вольмарко

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться