Жемчуг

Размер шрифта: - +

Глава 29

- Потерял двадцать бутылок?!

Злобный крик раздавался из конторки над цехом. Рабочие не обращали на это внимания – лишь продолжали возиться с котлами, бочками и бутылками.

Синг вопросительно оглянулся на проводника.

- Это нормально, - добродушно проговорил тот, улыбаясь милейшей улыбкой.- Он часто кричит. Мы уже привыкли, честное…

- Чего?! – крик достиг, казалось, невозможной громкости, и Синг сморщился.

- Похоже,-он указал в сторону крика,- господин Робратон…

Стекло конторки взорвалось брызгами, и наружу вылетел стул. С грохотом и стуком, он упал между больших дубовых бочек, а следом со звоном посыпались и осколки стекла.

Рабочие отреагировали на это никак – продолжали деловито работать, будто ничего и не произошло.

- …Не очень сдержан, - закончил свою мысль Синг, задумчиво глядя на стул. Приличный стул, надо заметить. Даже кресло.

- У него не лучшие дни, - проводник улыбнулся ещё раз – чуть виновато. – Будьте любезны – не выводите его из себя.

- Похоже, вы предлагаете мне молчать, не дышать, не двигаться и, возможно, вовсе уйти, - хмыкнул Синг, тем не менее, продолжая подниматься по лестнице.

- Нет-нет! Просто… Не ведите себя вызывающе. Господин Робартон сейчас очень занят проблемами города, а потому чрезвычайно раздражителен. Он не привык к такому уровню занятости и ответственности.

- Какая жалость, - безразлично буркнул Синг.

Его не волновали проблемы этого Робартона. И сам Робартон не особо волновал.  Зол он или нет, Сингу нужно с ним поговорить. И он готов потерпеть даже пару минут крика ради того, чтобы выбить немного помощи своим пациентам. Это ведь того стоит?

Он бросил задумчивый взгляд на стул, который бесхозно лежал посреди осколков прямо на полу.

Да. Всё равно  стоит. Разве что только его не забьют стулом насмерть. Тогда это будет печальная потеря для мировой медицины. И его пациентов.

В общем, невелика потеря.

- Пошёл вон! –дверь конторки распахнулась, и оттуда вывалился испуганный мужчина.

Не побитый – лишь испуганный, отметил Синг, пропуская его вниз по лестнице.

- Прощу прощения, господин Робартон, - часто заговорил мужчина, уже удаляясь. - Это последний…

- Вон, я сказал! – Робартон вышел в дверь конторки, часто дыша и гневно глядя вслед рабочему. – Потерял! Двадцать бутылок! – он зло сплюнул прямо на пол, не особо заботясь о приличиях.

Впрочем, он и не выглядел как кто-то, заботящийся о приличиях. Будучи человеком будто бы важным, одет как простой рабочий собственного цеха – нелепые клетчатые штаны на подтяжках, вольготно распахнутая рабочая рубаха, высокие сапоги. Разве что на шее поблескивает чёрный амулет.

И только лицо выдаёт совсем не рабочего. Живые, алчные голубые глаза, плотно сжатые тонкие губы. И шрам, который слегка прикрыт переходящими в бакенбарды усами.

- И кого ты ко мне притащил, Вольфре? – недовольно спросил Робартон, нервно приглаживая длинные тёмно-рыжие волосы назад.

- Это тот самый лекарь из-за стены, господин Робартон, - вежливо ответил проводник.

Робартон хмыкнул и уставился на Синга.

Сингу это хмыканье совсем не понравилось, как и оценивающий взгляд. А потому он хмыкнул в ответ и тоже уставился на Робартона.

- Он что, хмыкнул? – Робартон опасно сощурился и сделал попытку заглянуть Сингу за спину. – Вольфре, он что, хмыкнул?!

- Так точно, господин Робартон, он хмыкнул, - услужливо подтвердил проводник.

Сингу полагалось испугаться, он это знал. Нужно было показать Робартону уважительный испуг, отступить и задобрить его.

Но после прибытия в город коллегист понял, что безумно устал уговаривать людей. Разыгрывать уважение, страх, источать красивые слова – и всё зачем?

Теперь для него были важны только пациенты.

- Хм, - громко и картинно хмыкнул он, сложив руки на груди. – Хм, хм, хм. Хмыкнуть ещё раз? Что ж. Хм. Хм.

Робартон ошарашенно распахнул глаза, а из-за спины Синга раздалось испуганное «ох» проводника.

Что-то внутри Синголо завопило, умоляя немедленно попросить прощения, виновато улыбнуться и удалиться.

Он равнодушно забил этот порыв куда подальше на задворки сознания и продолжил буравить холодным взглядом Робартона.

- Я пришёл сюда не выслушивать нравоучения, терпеть истерики и швыряния стульями, - холодно проговорил Синг, глядя Робартону прямо в глаза. – Я пришёл поговорить.

Робартон смотрел на него пару мгновений взглядом, от которого у Синга мгновенно вспотели ладони и участилось дыхание.

А ведь он может просто зарезать его, и…

- Добро пожаловать, - лицо Робартона резко изменилось, расплывшись в улыбке. Синг едва подавил желание отскочить в сторону, когда этот странный человек протянул ему руку. – Похоже, с тобой можно вести дела.



Андрей Вольмарко

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться