Жемчужина

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

    

    

   Лиина

     Итак, Ларен. Что о нем сказать? Не такой напыщенно-прекрасный, роскошный как Геликон, но более яркий, пестрый, колоритный. Город развлечений и беззакония, главная торговая точка Виктории. Поэтому здесь можно встретить выходцев из всех стран, начиная от угрюмых бородатых кочевников, надменных жительниц Кайдории и заканчивая смуглыми улыбчивыми сарацинами.

     Последние, кстати, встречались чуть ли не на каждом шагу, окатывая нас с Лэнар и Вевеей сальными взглядами и эпитетами типа «Вай, какыии крыссавицы!». Но если скинния хладнокровно игнорировала нахалов, то мы с блонди просто желтели от злости. Чародейка до того разошлась, что одному особенно настырному южанину мстительно запустила трескучих искр в его телегу, заваленную торговыми свертками с тканями.

     В общем, когда мы нашли постоялый двор, называющийся «Трилистник», я уже готова была напялить на себя паранджу, как ходят сарацинские девушки, если это спасет от навязчивого внимания.

     Конюшня у «Трилистника» была довольно ухоженная, поэтому я с чистым сердцем оставила там Лиа. Потрепав свою красавицу по шее, заковыляла к выходу. Все-таки четыре часа езды на лошади для новичка это вам не хухры - мухры! Хорошо еще, что лошадь, чувствуя неопытную руку, не пыталась скинуть меня или встать на дыбы, как постоянно стращал мерзавец дроу.

     А, вот и он. Легок на помине.

     - Келис, ты считаешь, что Лиа не считает меня хозяйкой?

     Белобрысый прислонился к косяку, вертя в руках травинку.

     - Faire признают хозяевами только лирранов.

     - Но Лиа же соглашается меня возить.

     - Терпеть на себе всадника и преданно служить своему лиррану - это разные вещи, - вкрадчиво усмехнулся Келис, закусывая несчастную истрепанную травинку.

     Невольно проследив ее полет до рта, меня вдруг кинуло в жар от воспоминаний, как дроу страстно целовал меня в Совельце. Подняв взгляд выше, я столкнулась с жгучими янтарными глазами и поняла, что не одинока в своих воспоминаниях.

    Повисла неловкая пауза. Келис грациозно двинулся ко мне. Я напряглась – вновь противостоять убойному эльфийскому обаянию не хотелось. Пару раз я уже выдержала, остроухие меня явно закаляют своими поползновениями, но… Леший знает, чем все это кончилось, если бы не появился конюх.

     Облегченно выдохнув, я пошла в общий зал «Трилистника» и... где же моя паранджа?

     Хозяином сего заведения оказался толстый сарацин с окладистой бородкой - Алин, как он представился.

     Непрестанно сыпля цветистыми комплиментами, он приобнял меня за талию, увлекая в зал. Мой робкий писк, что-де, мне стол уже заказан, Алин попросту не слышал, басом созывая разносчиц.

     На счастье, тут я увидела наших спутников, давящихся от смеха при виде моей кислой физиономии. Избавиться от излишне радушного хозяина удалось только сделав заказ, затем я рухнула на стул рядом с полупридушенной Вевеей - и она, видно, не избежала горячих южных объятий.

     - Ненавижу сарацинов, - в один голос прохрипели мы с чародейкой.

     - Зато они вас любят, - загоготал гном, вознагражденный за это взглядом только что разбуженного василиска.

     Но надо признать, блюда здесь подавали отменные. Уплетая мясной рулет с овощами, я исподтишка разглядывала полный зал постояльцев. А посмотреть было на что. Помимо парочки светлых эльфов с какими-то расфуфыренными человечками, шумной компании орков, троих гномов, презрительно разглядывающих нашего Рринга (интересно, почему?) в зале были еще путешественники-люди вроде нас; по-моему, даже мелькнула серая скиннийская мантия. За дальним столом в глубине зала вольно расположились три кайдорские воительницы. Одна из них, самая молодая, смугла и гибка, как пантера. Две другие - типичные представительницы своего племени, массивные, коротковолосые, бугрящиеся мышцами.

     Кому-кому, а кайдоркам не надо опасаться похотливых взглядов, хоть и одеты они более чем вызывающе, даже продажные женщины застеснялись бы - кожаная полоска-лиф и нечто вроде очень короткой юбки, ведь они гордятся, что не носят защитных пластин и кольчуг, полагаясь лишь на возможности тела.

     Хозяин «Трилистника» вился возле них, стараясь угодить. Его можно было понять - были известны случаи, когда вспыльчивые воительницы разносили по камешку таверны и лавки, если их что-то не устраивало. Эти же сидели спокойно, разве что изредка прожигали презрительным взглядом перворожденных, находившихся в зале.

   Давясь от смеха, я вспомнила и причину такого отношения к эльфам: кайдорки ведь придерживаются нетрадиционной ориентации, используя мужчин только для продолжения рода. А остроухие, как темные, так и светлые, слывут большими соблазнителями женщин. Конкуренция!

     Между тем дело шло к ночи, постояльцы начали расходиться по комнатам. Собрались и мы.

     - Трудный был денек, - утомленно произнесла Вевея, поднимаясь по лестнице.

     - Неизвестно, что еще завтра будет, - вздохнула я, представляя радужные перспективы, ожидающие нас в этом городе, полном озабоченных сарацинов.

     - Энгиль! - задыхаясь, крикнул кто-то позади, и я почувствовала, как меня хватают за плечо и резко разворачивают.



Муна Сирин

Отредактировано: 03.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться